Навсегда Слишком Далеко

Книга Навсегда слишком далеко Книга Навсегда слишком далеко

Аннотация:

Тебе хочется иметь то, что ты иметь не должен… Ей всего девятнадцать. Она — дочь его нового отчима. Она еще невинна и наивна, она провела последние три года в заботах о больной матери. Но для 24-летнего Раша Финли она единственная, кто был недоступен. Грязные деньги его знаменитого отца, отчаяние его матери, которая пытается завоевать его любовь и его обаяние, это три причины, по которым ему никогда не говорили «нет». Блэр Винн покинула небольшую ферму в Алабаме после того, как скончалась ее мать и переехала к отцу и его новой жене в их домик, расположенный на пляже вдоль побережья Мексиканского залива во Флориде. Она не готова изменить привычный образ жизни, и она знает, что никогда не впишется в этот мир. Тогда на горизонте и появляется ее сексуальный сводный брат. Отец оставляет их вдвоем, когда уезжает с женой в Париж на лето. Раш такой испорченный, но такой великолепный. Он будоражит ее. Она знает, что ничего хорошего из этого не выйдет, и что он никогда не будет никому верен. Он измучен и у него есть секреты, Блэр знает об этом, а также о том, что она никогда, возможно, не сможет их раскрыть, но, даже зная все это…. Блэр просто, возможно, зашла слишком далеко.

Посвящается Всем, кто любит историю Раша и Блэр так же сильно, как и я. Спасибо Вам, что выпросили о них третью книгу. Я люблю о них писать. Каждое слово.

Благодарности

Киту, моему мужу, который терпел грязный дом, отсутствие чистой одежды, и перепады моего настроения, пока я писала эту книгу (и все другие мои книги).

Моим трем драгоценным ребяткам, которые ели много корн-догов, пиццы, замороженной и сухой, потому что я писала взаперти. Клянусь, я приготовила им много хороших горячих блюд, как только закончила.

Аутум Холл и Наташе Томик за прочтение и за обратную связь о Forever Too Far. Наташа придумала фразу “Rush Crush”, так что справедливо сказать, что она помогла мне с этой книгой. Дамы, спасибо за Вашу помощь!

Саре Хансен, которая разработала эту великолепную обложку. Она блистательна. Я люблю ее и с ней тоже довольно чертовски весело общаться. Поверьте мне…я знаю 😉

Крутому агенту в литературном мире, Джейн Дайстель. Я ее просто обожаю. И благодарность Лорен Абрамо, моему агенту по связям с иностранными издевательствами, которая проделывает удивительную работу, для того, чтобы мои книги читали по всему миру. Она рулит.

Стефани Т. Лотт, я работала со многими редакторами, но я очень люблю её. Она сказочная.

И, самое главное, Богу. Он дал мне желание писать и творческий ум.

«Когда ты найдешь смысл жизни, держись за него. Никогда не отпускай. Даже если это означает сжигание других мостов после себя»

Раш Финли

Пролог

Если бы я не был так увлечен Блэр и тем, как она освещала это место, я бы заметил, как он вошел. Но я не заметил. Вдруг разговоры умолкли и все глаза сосредоточились на двери, что была позади меня. Взглянув на Блэр, которая все еще разговаривала с Вудсом и не замечала изменений, произошедших в комнате, я задвинул ее за себя, приняв защитную позу, и развернулся, чтобы посмотреть, что привлекло внимание бара.

Такие же серебристые глаза, которые я видел каждый день в зеркале, остановились на мне. Некоторое время я не видел своего отца. Обычно мы поддерживали контакт, но с появлением в моем мире Блэр, которая заставила его вращаться, у меня не было ни времени, ни энергии, чтобы отслеживать моего отца для того, чтобы я смог с ним поговорить.

Казалось, что он приехал, чтобы найти меня.

— Это твой отец, — тихо сказала Блэр позади меня. Она вышла оттуда, куда я ее до этого задвинул, и взяла меня за руку.

-Да, это он.

Глава 1

Блэр

Без сценического грима и черной кожаной одежды, он выглядел как старая версия Раша. Мне пришлось двигаться быстро, чтобы не отставать от Раша, который крепко схватив меня за руку, быстро направлялся наружу, подальше от всех гостей в баре.

Его отец следовал впереди. Я не была уверена, был ли Раш счастлив видеть его. У них было только одно взаимодействие, когда он кивнул головой Рашу в сторону двери. Он явно не хотел, чтобы это представление имело аудиторию.

Пока мы шли, Дин Финли, самый известный барабанщик в мире, несколько раз останавливался, чтобы раздать автографы. Их брали не только женщины. Кто-то из парней, сделав шаг вперед, попросил подписать барную салфетку. Угрожающий блеск в глазах Раша, когда он пытался увести своего отца из бара, заставил всех остальных умереть пыл.

Вместо этого, они все молчали и смотрели, как барабанщик Slacker Demon направлялся к двери.

Ночной ветер уже был холодным. Я тут же вздрогнула, а Раш остановился и обнял меня.

— Мы должны вернуться в дом. Я не буду разговаривать, пока она на улице. Здесь чертовски холодно, — сказал Раш отцу.

Дин, наконец-то остановился и посмотрел на меня. Его глаза медленно изучали меня и я поняла, что он заметил мой живот.

— Дин, это Блэр Винн, моя невеста. Блэр, это Дин Финли, мой отец, — проговорил Раш напряженным голосом. Он не так представлял себе наше знакомство.

— Никто не сказал мне, что я буду дедушкой, — сказал он, медленно растягивая слова. Я не была уверена, что он чувствовал, потому что его лицо не выражало никаких эмоций.

— Я был занят, — вот и все, что ответил ему Раш. Это так странно. Он был смущен, чтобы сказать своему отцу? Я почувствовала боль в животе и отступила от них.

Его руки не отпустили меня и я почувствовала, что все его внимание сосредоточено на мне.

— Что случилось? — спросил он, повернувшись спиной к отцу, и наклонился ко мне, чтобы посмотреть в глаза.

Я не хотела разговаривать перед Дином, чувствуя взгляд его отца на нас обоих. Я встряхнула головой, но моё тело всё ещё было напряжено. Я не могла ничего поделать. Меня беспокоило, что он ничего не сказал своему отцу.

— Я посажу ее в машину. Встретимся в доме, — сказал ему Раш через плечо, не сводя сосредоточенных с меня глаз. Я опустила взгляд, потому что не хотела показывать свою реакцию.

Я устраивала сцену. Дин наверняка подумал, что я просто капризная принцесса.

Я открыла рот, чтобы возразить, когда Раш обнял меня за талию и повел к Range Rover. Он беспокоился. Он не хотел меня расстраивать чем-то, над чем еще надо поработать. Но я бы все равно расстроилась. Он не мог это контролировать.

Раш открыл пассажирскую дверь, поднял меня и усадил, словно мне было пять. Когда ему казалось, что я расстроена, он начинал относиться ко мне, как к ребенку. Нам ещё нужно поработать над этим.

Задержав дверь открытой, он посмотрел на меня.

— Что-то не так. Мне нужно знать, чтобы я мог изменить это.

Я откинулась на спинку сиденья. Я бы могла прекратить это, если бы была не настолько обидчивой.

— Почему ты не сказал своему отцу про ребенка?

Раш протянул руку и положил её на мою.

— И все? Ты расстроилась из-за того, что я ничего не рассказал Дину?

Я кивнула и продолжила смотреть на наши руки, покоящиеся на моей ноге.

— У меня не было времени для того, чтобы разыскать его. И я знаю, что он бы появился, как только бы я рассказал ему, потому что он захотел бы увидеться с тобой. А я был ещё не готов к тому, что рядом быдут другие люди. Особенно он.

Я такая глупая. В последнее время мои эмоции обострились. Подняв глаза, я встретилась с его внимательным взглядом.

— Хорошо. Я поняла.

Раш наклонился и нежно поцеловал меня в губы.

— Мне жаль, что я расстроил тебя, — прошептал он, прежде чем поцеловать меня в уголок губ, и откинуться назад.

Это были такие моменты, когда я чуть не теряла сознание.

— Он сейчас здесь. Давай узнаем, что привело его сюда, пока моя мама не узнала, что он приехал. Я хочу, чтобы ты была со мной. Ты, а не моя чертова семья.

Раш не отпустил мою руку даже тогда, когда завёл двигатель и выехал на дорогу. Я положила голову на спинку сиденья и повернулась так, чтобы видеть Раша. Его небритая челюсть делала его старше и необузданнее. Очень сексуальным. Хочу, чтобы он никогда больше не брился. Мне нравилось это. К тому же он вынул серьгу и почти никогда не носил её.

-Как ты думаешь, почему он здесь? — спросила я.

Раш посмотрел на меня.

— Надеюсь, что он приехал посмотреть на тебя. Но я не думаю, что он знал про тебя. Он был удивлен. Так что, скорее всего, он здесь из-за Нан.

Нан. Его сестра не возвращалась в Розмари с тех пор, как её выписали из больницы. Раш, казалось, не беспокоился об этом, но он любил свою сестру. Я ненавидела тот факт, что являюсь причиной того, что она не приезжала. Теперь, когда она знала, кто ее настоящий отец и что я никогда ничего у нее не забирала, я надеялась, что мы могли бы стать друзьями ради Раша. Но казалось, это нереально.

-Как думаешь, Нан уехала, чтобы увидеться с Киро? — спросила я.

Раш пожал плечами.

-Я не знаю. Она изменилась после аварии.

Машина остановилась перед большим пляжным домом, который был куплен для Раша его отцом, когда тот был ещё ребенком. Раш сжал мою руку.

— Я люблю тебя, Блэр. Я чертовски горд, что ты собираешься стать матерью моего сына. Я хочу, чтобы все это знали. Так что никогда не сомневайся в этом.

Мои глаза наполнились слезами и я кивнула, прежде чем взять его руку и поцеловать её.

— Я вся на эмоциях. Тебе следует игнорировать меня, когда я такая.

Раш покачал головой.

— Я не могу игнорировать тебя. Я хочу успокаивать тебя.

Дверь со стороны водителя открылась и я повернула голову, чтобы увидеть ухмыляющегося Дина Финли.

— Сын, дай женщине выйти из машины. Мне пора познакомиться с матерью моего внука.

Дин протянул мне руку и, не зная, что еще сделать, я вложила в нее свою ладонь. Его пальцы обхватили мои и помогли мне выбраться из Range Rover. Раш немедленно забрал мою ладонь из рук своего отца и притянул меня к себе.

-Давайте познакомимся внутри, — ответил Раш.

Глава 2

Раш

Дин подошел к дивану и опустился на него, а потом вытащил пачку сигарет. Дерьмо. Это было не то, что я хотел прямо сейчас.

-Не кури здесь или рядом с Блэр, если на то пошло. Это плохо для ребенка.

Дин вздёрнул одну из своих бровей.

-Черт, я более чем уверен, что твоя мама курили сигареты, когда была тобой беременна.

Я и не сомневался, что она это делала, как и многое другое. Но я ни в коем случае не подверг бы такому своего ребенка.

-Это не значит, что это хорошо. Блэр совсем не такая, как моя мать.

При упоминании ее имени, Блер вошла в гостиную с двумя бутылками пива. Хотя я и не просил её их приносить. Мне вообще не нравилось видеть ее обслуживающей кого бы то ни было, но она все равно продолжала. Я подошел к ней на полпути.

— Тебе было не обязательно приносить их,- сказал я, забирая у нее бутылки и целуя в висок.

-Я знаю. Но у нас гость. Я хочу, чтобы он чувствовал себя желанным гостем.

Сладкая улыбка на её губах отвлекла меня от папы. Я захотел схватить её и отнести в спальню.

— Принеси мне пиво, парень, и перестань быть таким чертовски властным. Ты собираешься придушить девушку. Не знаю, что, чёрт возьми, на тебя нашло.

Маленький смешок сорвался с губ Блэр, так как он заставлял ее смеяться над словами, на которые я бы закрыл глаза.

— Итак, — сказал я протягивая ему пиво. — Зачем ты здесь?

-Что? Отец не может захотеть навестить своего сына?

-Мы в Розмари. А ты никогда сюда не приезжаешь.

Дин пожал плечами и глотнул своё пиво, затем положил руку на спинку дивана, а обе ноги — на журнальный столик.

-Твоя сестра — сумасшедшая сука. И она чертовски умна. Так что нам нужна помощь.

Речь шла о Нан. Я предполагал, что он здесь из-за нее. Сев на стул напротив, я протянул руку к Блэр. Не хочу, чтобы она стояла, ведь она должна чувствовать себя уютно при нашем разговоре. Она подошла ко мне, и я притянул ее к себе, чтобы усадить себе на колени.

— Что на этот раз сделала Нан? — спросил я, почти боясь услышать ответ.

Дин сделал очередной большой глоток пива. А затем запустил пальцы в свои длинные лохматые волосы.

— Вопрос в том, чего она не сделала. Чёртова девчонка распустилась. Она не дает нам отдохнуть. Две недели назад мы закончили тур и вернулись в Лос-Анджелес, чтобы немного передохнуть. Но объявилась она и всё полетело к чертям. Никакого отдыха. Киро не знает, что с ней делать. Нам нужна помощь.

Я знал, что Нан тихушница, но чтобы она поехала в Лос-Анджелес искать Киро? Она знала, что мой папа и Киро делили особняк в Беверли Хиллз. Сколько я себя помню, они все время жили там, пока у них не было гастролей. Киро был женат несколько раз, и в то время он съезжал, но после каждого развода возвращался. Это место было известно как особняк Slacker Demon. Но никто не был по-настоящему уверен, в какой момент члены группы находились в резиденции.

— Она в особняке? — спросил я.

Папа поднял брови.

— Я похож на идиота? Черт, нет, она не осталась там. Просто кузушничала все это чертово время, выдвигала какие-то требования и полива всех дерьмом. Киро пытался сгладить ситуацию и найти хоть какой-то подход к ней, но она не позволила ему этого. Она не слушала его и… ну, она узнала, что у него есть еще одна дочь. И все пошло кувырком.

Очевидно, она не знала и о сыне Киро, но и это измениться, когда приедет Мэйс.

— Должно быть, она расстроена, — сказала Блэр с явной озабоченностью в голосе. Я не мог понять, как Блэр может испытывать хоть какую-нибудь симпатию к Нан.

— Тебе нужно её увидеть. Помоги ей справиться с этим и посмотри, можешь ли ты помочь ей и Киро построить какие-либо отношения.

Я начал было не соглашаться, но Дин оборвал меня.

— Она всегда мне нравилась. Это именно то, что ты должен сделать. Твоя комната пуста и ты знаешь, что это удобно. Возьми Блэр с собой и это даст мне шанс узнать её и провести больше времени с тобой. Если у тебя не получится, Киро в конце концов может прибить Нан.

Блэр сжала моё плечо.

-Думаю, нам стоит поехать. Ты нужен Нан.

Я наклонил голову назад и посмотрел на неё.

-Почему тебя волнует, что случилось с Нан? — спросил я её восторженно.

-Потому что ты любишь её, — был простой ответ.

-Так ты защитишь ее. А теперь хватит о Нан. Я хочу знать, когда родиться ребёнок и когда свадьба. — Сказал Дин весёлым тоном. Этот тон сильно отличался от того, с которым он говорил о Нан.

Блэр посмотрела на моего отца и улыбнулась.

— Я на двенадцатой неделе беременности. Так что ребенок не родится раньше середины апреля. Что касается свадьбы, мы хотели пожениться в течение двух недель, но я не хочу давить на Раша. Лучше подождать со свадьбой и в первую очередь дать ему разобраться с семейными проблемами. Мы ещё не рассылали приглашения и всё такое. Так что изменить дату не проблема.

— Нет. Я не собираюсь ждать ещё дольше, чтобы сменить твою фамилию, — начал я спорить, но Блэр приложила палец к моим губам.

— Шшшш. Я не хочу спорить по этому поводу. Но также я не могу наслаждаться нашей свадьбой, зная, что у тебя есть нерешённые семейные вопросы. Давай встретим День Благодарения с друзьями, как и планировали, а потом поедем в Лос-Анджелес, чтобы решить проблемы с Нан. А после того, как всё останется позади, мы сможем сфокусироваться на свадьбе.

Я не хочу ждать. Мне ненавистна мысль о том, что она все ещё Блэр Винн, в то время как наш ребёнок рос внутри неё. Я хотел, чтобы она носила моё имя, и чтобы весь мир знал, что она и ребёнок мои. Но решительный блеск в её глазах сказал мне, что этот спор я проиграю.

-Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, — наконец ответил я.

Блэр поцеловала меня в кончик носа.

-Я знаю и ты делаешь меня счастливой. Это одна из тех многих причин, почему я тебя люблю.

— Если вы собираетесь ждать до Дня Благодарения, чтобы поехать в Лос-Анджелес для решения проблем с твоей сестрой, то и я останусь с вами. Кроме того, я уже много лет не праздновал День Благодарения с тобой, — объявил мой отец.

Я не был уверен в том, что чувствую по этому поводу.

— Мы рады Вам здесь, мистер Финли, — сообщила ему Блэр, ослепительно улыбнувшись, как будто она действительно имела это ввиду. Проклятье. Я собираюсь позволить этому случиться.

-Можешь просто звать меня Дин, милая. Мы уже семья.

Удовлетворение в ее взгляде, заставило меня улыбнуться. В конце концов, может, с моим папой День Благодарения будет не так уж плох. Если он заставляет Блэр улыбаться, то я соглашусь на все.

Глава 3

Блэр

Разговор о Дне Благодарения напомнил мне о маме. Это будет мой первый праздник без нее. И чем яснее я это осознавала, тем тяжелее становилось дышать. Я выдавила из себя улыбку и извинившись, поспешила наверх, чтобы принять душ. Рашу в любом случае было необходимо побыть с отцом наедине.

Я перестала сдерживать слезы и позволила им течь, когда разделась и встала под душ. Теплая вода лилась на меня, и рыдания вырывались на свободу. В прошлом году я готовила ужин на День Благодарения и мы съели его вместе в столовой. Без друзей, без семьи. Только вдвоем. В ту ночь я тоже плакала. Потому что в глубине души я знала, что это был мой последний День Благодарения с моей мамой. Воспоминания о прошедших годах, когда Валерия и папа были здесь, были горькими. Мое сердце болело от всего, что мы потеряли. Я даже не представляла, что все может быть настолько плохо, но теперь я знала, что я была неправа.

Встречать праздники без моей мамы будет трудно. Она любила День Благодарения и Рождество. Мы всегда начинали украшать дом к Рождеству в День Благодарения. Затем, тем же вечером мы сидели и смотрели фильм «Светлое Рождество», поедая остатки индейки и запеченный батат. Это было нашей традицией. Даже после смерти Валерии и ухода отца.

В этом году все будет по другому. Осознание того, что Раш будет рядом и мы создаем свою собственную семью, немного облегчило мою боль. Просто мне бы хотелось, чтобы мама была здесь с нами и видела, как я счастлива.

Дверь отворилась, и я резко обернулась, чтобы увидеть как Раш заходит в ванную. Он нахмурился. Раш остановился, и изучал меня мгновенье, затем, стянул с себя рубашку и бросил ее на мраморный пол. За рубашкой последовали его джинсы и боксеры. Я смотрела, как он шагнул в душ.

-Почему ты плачешь? — Спросил он, обхватывая моё лицо своими руками. Я знала, что душ смыл слёзы, но глаза должно быть по-прежнему были красными.

Я покачала головой и улыбнулась ему. Я не хочу надоедать ему своими эмоциями.

-Я слышал как ты плакала, когда открыл дверь в спальню. Я хочу знать почему, Блэр.

Я вздохнула и положила голову ему на грудь, а затем обвила руками его талию. Я многое потеряла, но Бог возместил это все, дав мне Раша. Мне нужно помнить насколько я на самом деле счастливая.

— Мне немного не по себе от того, что это мой первый День Благодарения без моей мамы, — призналась я.

Раш крепко обнял меня.

— Мне жаль, малышка,- он прошептал в мои волосы, сжимая еще крепче.

— Мне тоже. Я бы хотела, чтобы вы встретились, я имею ввиду, что ты стал старше. Я бы хотела, чтобы она увидела, каким ты вырос.

— Я тоже хотел бы. Уверен, она была такой же совершенной, как и ты.

Заулыбавшись, я хотела не согласиться. Я была далеко не так идеальна, как моя мама. Она была одной из тех уникальных людей, которые встречались миру не так часто.

— Если присутствие моего отца будет тяжелым для тебя, то я отошлю его домой. Хочу, чтобы наш совместный праздник стал хорошим воспоминанием для тебя. И я сделаю всё что угодно для тебя, просто скажи и я сделаю это.

Слезы снова потекли рекой по моим щекам. В последнее время эти гормоны сделали меня похожей на извергающейся фонтан.

-То, что ты рядом со мной, уже делает меня счастливой. Просто разговоры обо всех этих праздниках расстраивают меня. Мама очень любила День Благодарения. Я знала, что прошлый год будет последним, который мы проведем вместе, поэтому весь день делала все, что могла, чтобы сделать тот День Благодарения особенным для нее. И меня. Я знала, что мне будут необходимы эти воспоминания.

Раш вырисовывал маленькие круги на моей спине, так мы и стояли в обнимку в тишине. Мы стояли там некоторое время, пока вода струилась по нам. Затем он немного отстранился, чтоб заглянуть в мои глаза.

— Могу ли я искупать тебя?- спросил он.

Я кивнула, всё ещё не понимая, что именно он имел в виду. Потянувшись к одной из мочалок, он взял гель для душа. Затем Раш начал намыливать мою спину и плечи. Он взял каждую из моих рук, как будто я была ребенком, и тщательно их намылил. Я стояла и смотрела, как мой будущий муж сосредоточенно мыл каждый сантиметр моего тела. Раш не делал этого с сексуальным подтекстом, что удивило меня. Вместо этого, это было милее и невиннее, чем все остальное, что мы когда-либо делали. Его рука не задерживалась, когда он мыл у меня между ног. Он только прижался губами к моему животу один раз, когда встал передо мной на колени, чтобы вымыть мои ноги и ступни.

Как только он закончил, он встал и начал мыть мое тело руками. Каждое его прикосновение было почти благоговейным. Как будто он поклоняться мне, а не мыл меня. Когда мое тело было чистым, он приступил к моим волосам. Я закрыла глаза, когда его руки массировали кожу головы. Мои колени немного ослабели от удовольствия. Раш быстро промыл волосы от шампуня, а затем нанес на них кондиционер, придавая этому столько же внимания, когда смывал все с волос чистой водой.

Мое тело расслабилось от этой нежности. Я была такой вялой. Раш выключил воду и потянулся за двумя большими полотенцами. В одно он завернул мои волосы, а другое обернул вокруг моего тела. Потом он взял меня на руки, отнес меня к кровати и положил на нее.

— Просто отдохни. Я сейчас вернусь, — прошептал он до того, как поцеловать меня в лоб и вернуться в ванную. Вид его голой задницы был заманчивым и я не хотела засыпать. Его прикосновения завели меня, даже если это не было его намерением. Я старалась держаться, ждала его, но мои веки отяжелели и я провалилась в сон.

Я прильнула поближе к теплу. От него пахло солнцем и морским бризом. Довольно вздохнув, я потерлась щекой об умиротворяющую теплоту. Что-то усмехнулось.

Мои глаза открылись и обнаженная грудь Раша была прижата к моему лицу. Улыбаясь, я поцеловала ее и подняла на него свой взгляд. Довольная ухмылка на его губах только развеселила меня.

— Ты как маленький котёнок по утрам, — сказал Раш глубоким хриплым голосом. Должно быть, он тоже только проснулся.

— Если ты себя не очень хорошо чувствуешь, я не буду тереться о тебя во сне.

Раш подмигнул.

— Тогда я рад, что чувствую себя хорошо, потому что твоя сладкая попка не будет тереться об кого-то еще. Иначе мне пришлось бы кого-то убить.

Я любила этого мужчину.

— Жаль, что я заснула так быстро вчера вечером.

Раш покачал головой:

— Не стоит, мне нравится осознавать, что я помог тебе расслабиться и ты смогла уснуть. Мне невыносимо видеть тебя грустной.

Я любила этого человека чертовски сильно.

Растянувшись рядом с ним, я просунула обе руки вокруг его шеи прижалась к его телу. Я сжала ноги от предвкушающего покалывания, когда его эрекция коснулась верхней части моего бедра. Он мне нужен этим утром. После сладкого момента прошлой ночью, я должна была сейчас почувствовать себя полностью связанной с ним.

-Займись со мной любовью, — прошептала я, пряча голову в сгибе между его шеей и плечом.

— С удовольствием, — пробормотал он и сунул руку между моих бедер. Он поднял одну из моих ног и положил ее себе на бедро. Я была широко открыта и чувство незащищенности возбуждало меня. Его пальцы прикоснулись к внутренней поверхности моего бедра, дразня меня совсем рядом, около моего набухшего нуждающегося лона. Я хныкала, надеясь поторопить его, но он не поддавался. Вместо этого, он, казалось, делал это специально. Его жесткие пальцы пробежались от колена до верхней части моего бедра и обратно.

Я была уверена, что его игра была для того, чтобы я стала еще боле влажной.

— Раш, пожалуйста.

— Пожалуйста что, сладкая Блэр? Чего ты хочешь?

Я уже сказала ему, чего мне бы хотелось. Видимо, он хотел бы услышать больше. Раш и его неприличные разговоры всегда возбуждали меня.

— Потрогай меня.

— Я трогаю тебя,- ответил он.

— Потрогай меня выше, — умоляла я.

Он хотел чтобы я говорила непристойности. Я тоже хочу его немного подразнить.

Он провел пальцем по линии бедра, я крепко сжала его руки и задрожала. Он был так близко.

— Здесь?- спросил он.

Я передвинулась так, чтобы его палец скользнул ближе. Он начал отодвигать руку и остановился.

-Черт, — простонал он, медленно скользя в меня пальцем. — Такая влажная. Я не могу дразнить тебя, когда ты такая влажная, — прошептал он.

Я вскрикнула, когда он осторожно провел пальцем по моему клитору. Он заставил меня раскрыться и его прикосновения делали меня еще более безумной. Мне хотелось большего.

-Моя сладкая девочка уже готова для меня, — сказал он, двигая двумя пальцами внутри меня, прижимая их к моей точке джи.

Громкий звук удовольствия вырвался из меня, и я не в силах была с ним справиться. Он схватил меня за талию и перевернул на себя так, что я сразу же опустилась на его член.

-Проклятье, как ты остаешься, такой узкой? — проворчал он, сжимая мои бедра и двигаясь подо мной, когда я села на него, ощутив каждый его сантиметр в себе. Это было то, что я хотела. Быть наполненной. Рашем.

Глава 4

Раш

Блэр не согласилась с моей идеей, чтобы остаться голыми в нашей комнате. Она настояла на том, чтобы мы оделись и встретились с Дином. Я был уверен, что он понимает мое желание остаться запертым с Блэр, но она думала иначе. Как оказалось, она мало что знала о звездной жизни моего отца.

Я оставил ее сушить волосы и спустился вниз , чтоб начать готовить завтрак. Она не ела много на вчерашней вечеринке, а придя домой, сразу пошла спать.

Дин стоял на моей кухне и доставал из холодильника продукты, ставя их на стол. Я стоял там и наблюдал за его действиями, пытаясь понять, что он собирается делать. Он взял молоко и, обернувшись, посмотрел на меня.

-Доброе утро. Я не был уверен, что ты выйдешь из спальни сегодня, ведь ты последовал за ней, когда она ушла наверх вчера. Так что я планировал соблазнить тебя завтраком.

Я прислонился спиной к стойке и скрестил руки на груди.

— Я пытался удержать ее на верху со мной. Но она настояла на том, чтобы мы спустились к тебе,- объяснил я.

Дин усмехнулся.

— Каков отец, такой и сын.

— Я не похож на тебя. Женщина, которая беременна от меня, занимает все мое сердце. Я женюсь на ней и проведу остаток жизни, делая все, чтобы она улыбалась.

Дин закрыл дверь холодильника и изучал меня. Я точно могу сказать, что он не ожидал услышать такие слова от меня. Когда мы проводили вместе время в последний раз, в моей постели каждую ночь была новая девушка.

— Что делает её особенной? Ты был со многими девушками. Почему она?

Если бы это был не он, интересно, разозлили бы меня эти вопросы? Но он знал меня до того, как я встретил Блэр.

— Когда она впервые появилась в моем доме, я положил на нее глаз, она привлекла меня. Эта часть была легкой. Но потом я узнал ее. Она не похожа ни на одну девушку, которую я когда-либо знал. Она была уверена тогда, когда должна была сомневаться. Жизнь нанесла ей удар, но она боролась. Она не собиралась сдаваться или отступать. Я восхищался ей. Тогда я понял, что я пропал. Она все, что мне нужно.

Медленная улыбка появилась на лице Дина, а затем он сказал.

— Что ж, тогда ладно. Думаю, ты знаешь больше о жизни, чем твой старик, потому что ни одна женщина не пробудила во мне таких чувств. Я рад, что ты нашел его. Это большая редкость мальчик, так что держись крепче. Такие чувства не приходят снова.

Я никогда не собирался отпускать их. Дин оглядел комнату.

— Где миски? Я хочу сделать маме своего внука омлет.

Мое сердце сжалось.

— Вторая полка слева от плиты.

— Тебе следует заняться беконом. Ей нужен белок,- сказал он, доставая миску.

Я не собирался спорить. Я всегда следил за тем, что она ела по утрам.

— Еще она захочет вафли. Для этого есть вафельница,- сказал я ему.

Дин кивнул.

— Приятно знать, что ты заботишься о ней.

Мы работали в тишине около пяти минут. Я хотел спросить о Нан и Киро, но мне не хотелось, чтобы это было первое услышанное Блэр, когда она спуститься. Я хотел, чтобы она насладилась завтраком. Разговоры о Нан никогда не были приятной темой.

— Думаю, ты знаешь, что Грант встречался с Нан,- сказал Дин, разбивая яйца.

Я застыл. Что? Я правильно его понял?

— Я предупреждал его, что она такая же сумасшедшая, как и ее мать, и он будет как в аду. Знаю, она твоя сестра и ты любишь ее, но эта девочка ядовита. Такому парню, как Грант, не нужно это. Он всегда был хорошим ребенком. Ненавижу видеть, как она играет с ним, а затем выкидывает его.

Я все еще не мог подобрать слова. Грант и Нан….какого черта это случилось? Если кто и знал о том, какая на самом деле Нан, так это Грант. Он рос, наблюдая, как она впитывала в себя все дерьмо от моей матери и отца, не признающего ее.

-Грант пытался приехать и поговорить с ней, но она сбежала с каким-то парнем, которого встретила в клубе, до его приезда. Думаю, он умыл руки. Я надеюсь на это.

Наконец-то поставив вафли, я стоял, держа их, и смотрел на моего отца, как будто он говорит тарабарщину.

— Грант ….был с Нан?

Неверие в моем голосе привлекло внимание Дина. Он обернулся, чтобы посмотреть на меня.

-Да. Судя по выражению на твоем лице, ты не знал этого. Они встречаются некоторое время, вот что я могу сказать. Бедняга действительно испытывал чувства к ней. Но она как и ее мать. Ему повезло, что все кончилось сейчас.

-Сейчас?

Дин покачал головой.

— Я подумал то же самое.

Я не мог говорить с ним об этом. Я вышел с кухни через двойные двери на заднее крыльцо. Оказавшись снаружи, я достал телефон и набрал номер Гранта. Мы говорили друг другу все. Тем не менее, он встречался с моей сестрой и ни слова мне не сказал.

— Привет, брат.- его бодрый голос приветствовал меня.

— Я знаю о Нан, — это все, что я сказал.

Грант устало вздохнул.

— Я надеялся, что буду в состоянии сказать тебе об этом. Я хотел. Просто…. она не хотела меня и тогда произошла авария. Тогда, что ж….все было кончено. Она ясно дала понять, что не хочет ничего серьезного со мной. А я не могу мириться с тем, что она спит со всеми подряд. Это был не просто перепих. Я бы никогда не сделал этого с Нан. Ты знаешь это. Она мне самом деле нравится. Может быть, я слишком заморочился на этом.

Я опустился на стул, стоящий позади меня и уставился на океан.

— Почему ты не сказал мне?

— Я хотел. Но она убедила меня этого не делать. А я заботился о ней, Раш. Думал, что это сработает. Я сделал то, что она просила. Но чувствовал себя дерьмом, не говоря тебе об этом.

Он заботился о Нан? Вау.

— Дин сказал, что ты бросил ее.

-Она бросила меня. Я не мог играть в ее игры.

Я любил свою сестру, но также я любил Гранта. А она разбила ему сердце. Она не подходила ему. Мой отец был прав. Гранту нужен кто-то, кто будет любить его. Я не был уверен, что Нан могла бы. Облегчения от того, что они больше не вместе, не было, потому что я боялся подумать о том, что Нан делала с Грантом тоже самое, что когда-то делала моя мать с мужчинами, которые любили ее. Грант достоин большего.

— Она не сможет сделать счастливыми людей рядом с ней, пока сама не будет счастлива. Сейчас в ней столько обид, что она делает несчастными всех, кто приближается к ней. Не позволяй ей делать это с тобой.

Грант молчал около минуты.

-Она не всегда была стервой. Часть меня влюбилась в нее именно в тот момент. А когда все закончилось, она напоминала мне, как сильно может любить.

-Я люблю свою сестру, но ты заслуживаешь большего. Нан не то, что тебе нужно. С ней слишком много проблем.

— Спасибо тебе. Я думал, что этот разговор пройдет несколько иначе. Я не мог предположить, что ты будешь заботится обо мне.

— Ты мой брат. И я хочу лучшего для тебя. Хочу, чтобы у тебя было то же, что и у меня. Осталось найти это.

Грант засмеялся, казалось, что он не думает, что это возможно.

-Это довольно-таки высокая планка.

Глава 5

Блэр

Когда я вошла в кухню, то увидела Дина Финли, который жарил бекон, насвистывая мелодию одного из хитов Slacker Demon. Я не смогла сдержать улыбку. Он повернул голову и его глаза встретились с моими. Выражение его лица было не таким, как я ожидала — оно не соответствовало лицу знаменитой рок-звезды. Он напомнил мне отца.

— Доброе утро, солнышко. Я сделал тебе и своему внуку завтрак. Раш помогал мне, но боюсь, я сказал ему что-то, чего он не знал и это его немного шокировало. Он вышел на улицу, чтобы позвонить. Он должен вернуться минут через пять. — сказал он, кладя ломтик бекона на бумажное полотенце.

Я посмотрела мимо него в окно, чтобы увидеть Раша, говорящего по телефону.

— Что Вы сказали ему? — спросила я, сомневаясь, стоит ли мне пойти и проверить его.

-У Гранта и Нан некоторое время были отношения. Нан в конечном итоге разорвала их, теперь все кончено. Но Раш не знал об этом.

От его слов у меня отвисла челюсть. Грант и Нан? Серьезно?

-Это и меня шокировало. Не думала, что он настолько глуп. Полагаю он на собственной шкуре узнал, что ему не на что надеяться.

Я посмотрела на улицу, на Раша. Он встал и положил свой телефон в карман. Я задумалась, кому он звонил — Нан или Гранту.

— Почему бы тебе не сесть за стол и не позволить мне поухаживать за тобой? Ты хочешь апельсиновый сок или молоко? Ребенку, наверное, нужно и то, и другое.

Я обратила внимание на Дина, он стоял, держа тарелку с беконом, яйцами и вафлями. Он все это приготовил для меня?

— Это выглядит очень вкусно,- сказала я.

-Ага. Я сделал убойный завтрак. Теперь, может ты сядешь и позволишь покормить тебя?

Я прикусила нижнюю губу, чтобы не начать улыбаться как идиотка, и заняла свое место. Раш открыл дверь и вошел, его отец как раз ставил тарелку передо мной.

— Не волнуйся за свою маленькую прекрасную невесту. Я все ей приготовил.

Раш ухмыльнулся словам отца и направился ко мне. Он поцеловал меня в макушку.

-Ты прекрасна,- прошептал он.

— Ты в порядке?- спросила я , не в силах скрыть свое беспокойство. Мне необходимо было знать, как сильно он расстроился из-за Нан и Гранта.

— Да, все хорошо. Думаю, Грант теперь умнее и все будет отлично.

Я нахмурилась. Грант поумнел? Что он имеет ввиду?

— Мы поговорим об этом позже, а сейчас ешь,- сказал Раш и пошел за своей тарелкой с завтраком.

Дин поставил стаканы с апельсиновым соком и молоком передо мной, а затем сел слева от меня. Он держал в руках только большую чашку кофе.

-Вы не собираетесь есть? — спросила я, пока он пил из дымящейся чашки.

Он покачал головой.

-Не-а. Я пью свой завтрак.

Раш поставил свою тарелку напротив меня. Он свалил в нее все, что осталось. Видимо, он был чертовски голоден.

-Прости, что я не помог тебе закончить с приготовлением завтрака.

— Я рад, что смог сделать это. Я готовил тебе завтраки когда-то, но это было давно,- ответил Дин.

Мне нравилось наблюдать за Рашем и его отцом. Они казались такими нормальными. Я как будто была частью семьи. Хотя я сомневалась, что когда-либо получу этот шанс с его мамой и сестрой, но его отец, кажется, принял меня.

— Теперь, когда я знаю, что вы умеете готовить, я собираюсь Вас попросить на добровольных началах помочь мне с обедом на День Благодарения,- проинформировала я Дина.

Дин усмехнулся.

— С удовольствием. Давненько я его не праздновал. Будет здорово провести этот праздник с вами двумя.

Мне стало теплее от довольной улыбки на лице Раша.

— Сегодня я пойду в продуктовый магазин и куплю недостающие продукты.

— Я пойду с тобой,- ответил Раш.

— Нет, оставайся здесь, со своим отцом. Вы могли бы поиграть в гольф или поделать что-нибудь в этом роде. Я сама смогу купить все необходимое. Кроме того, наверняка Бети захочет сходить со мной. Она готовит на завтра кукурузу и тыквенный пирог.

— Я отказываюсь играть в этот гребаный гольф. Но провести день, наверстывая упущенное, звучит заманчиво. Мы могли бы съездить в Дестин и посмотреть новый фильм про Бонда. Давно хотел его увидеть. А потом я свожу тебя на обед.

По выражению лица Раша я могла сказать, что он не хотел идти, и я знала, что это было только потому, что он ненавидел находиться далеко от меня. Я потянулась и крепко сжала его руку.

— Звучит весело. Вы пойдете и сделаете это, а у меня будет время, чтобы провести его с Бети.

Раш кивнул, но я видела, что он не хотел соглашаться.

Я взяла кусочек яичницы и улыбнулась Дину.

— Очень вкусно. Спасибо.

Он улыбнулся мне. Я была рада, что он был здесь. Этот праздник мы бы провели хоть с кем-то из родителей.

***

— Пожалуйста, Блэр. Умоляю тебя, пожалуйста,- передо мной стояла Бети, подпрыгивая на цыпочках и сложа руки так, будто она молилась. Ее жалобный взгляд почти заставил меня рассмеяться.

— Разве ты не выросла здесь? Как получилось, что ты до сих пор никогда не встречала Дина?- спросила я, доставая продуктовый пакет из задней части Range Rover.

— Я бедная девочка и ты знаешь это! Я работаю на богатых, а не общаюсь с ними. Ладно тебе, я ведь все равно увижу его завтра, просто мне хочется встретиться с ним сейчас. В то время, пока Джейса нет рядом и он не увидит, как я рухну в обморок.

Я издала звук, будто меня тошнит.

— Брось, он слишком стар, чтобы ты падала в обморок. Это ненормально!

— Шутишь? Последней подружке Дина Финли был двадцать один год. Такие, как он, никогда не становятся слишком старыми, чтобы не падать в обморок.

Я не могла согласиться с ней: Дину было почти пятьдесят лет. Почему он встречался с кем-то, кто был моложе его собственного сына? Это было отвратительно.

— Ты собираешься бросить Джейса и стать одной из насечек на кровати с балдахином Дина?- поддразнила я ее и направилась к входной двери, выходящей на пляж.

— Конечно, нет. Я просто хочу…- она остановилась и достала свой пакет, после чего поплелась за мной.- Я просто хочу встретиться с ним. Увидеть его глаза и подышать с ним одним и тем же воздухом.

На этот раз я ничего не смогла с собой сделать и рассмеялась вслух. Она буквально добила меня.

— Он обычный человек. Кроме того, он отец Раша, и я сомневаюсь, что Раш хотел бы, чтобы ты, войдя в дом, вела себя как фанатка до мозга костей. Так что да, тебе надо увидеть его до Дня Благодарения. Это не тот день, чтобы ты падала в обморок перед моим будущим свекром.

— Это просто безумие. Ты ведь понимаешь это, да? Настоящее безумие! Дин Финли будет твоим свекром. Женщины по всему миру хотят переспать с ним, а ты будешь членом его семьи.

Я поежилась и отперла входную дверь. Иногда Бети могло быть слишком много. Это был один из таких моментов.

— Давай разложим продукты и обговорим меню на завтра. После этого я смогу рассказать тебе все о своей поездке в Лос-Анджелес в эти выходные вместе с Рашем и его отцом. Нан доставляет Киро проблемы.

Бети поспешила следом за мной в дом.

— Ты уезжаешь? В эти выходные? Ты не можешь бросить меня! Даже ради Дина! Нет!

По крайней мере, я отвлекла ее от Дина. Я положила пакет на барную стойку и повернулась к ней.

— Раш должен поехать и я еду с ним. Кроме того, если я не поеду, то и он, скорее всего, тоже. А его отец попросил его помочь справиться с Нан.

Бети надула губы и опустилась на барный стул напротив меня.

— Отстой. Я не хочу, чтобы ты уезжала.

Чем больше я думала об этом, тем больше мне не хотелось уезжать. Но я не могла позволить Рашу поехать в Лос-Анджелес без меня. Я бы скучала по нему как сумасшедшая. Кроме того, это был отличный шанс поближе узнать его отца. Мы собирались завести свою семью и я хотела, чтобы его папа был ее частью. Я ничего не слышала от своего папы с тех пор, как он пришел и рассказал мне о том, что он не был отцом Нан. Он позвонил мне через неделю после того, как уехал, и рассказал, что направлялся в Флориду-Кис, чтобы найти себе лодку и жить на ней. Он хотел побыть в одиночестве. А еще он сказал мне, что любит меня.

Я старалась не думать много о папе. Это только заставляло меня грустить. Я должна была сказать ему, что я хотела, чтобы он стал частью моей жизни, но не сделала этого. Я отпустила его. Теперь, думая о праздниках без него, мне становилось грустно. Я нашла свой дом, но папа его потерял.

— Ты слышала, что я только что сказала?- спросила Бети, врываясь в мои мысли.

Я посмотрела на нее.

— Извини, я задумалась о папе,- призналась я, после чего взяла банку с фасолью и поставила ее на место.

— О. Думаешь пригласить его?

Уже было поздно. Я не была уверена, что если бы я так сделала, Рашу было бы комфортно. О папе с ним мы много не говорили. Я покачала головой и повернулась, чтобы достать упаковку сахарной пудры.

— Нет. Я просто подумала о нем. Хотелось бы знать, чем он занимается, — ответила я.

Глава 6

Раш

Папа пел на кухне, готовя индейку. Я стоял в стороне и наблюдал, как Блэр мешала что-то в миске, радостно улыбаясь. Папа все время пытался заставить ее петь вместе с ним, но она лишь посмеивалась и отрицательно качала головой. Сегодня ей, должно быть, было трудно и мне нравилось, что она улыбалась.

Всю неделю я раздумывал над тем, чтобы сказать ей, что я пригласил Эйба. Он должен был приехать примерно через час, я получил от него сообщение, когда приземлился его самолет. Но я все не мог решить, было ли хорошей идеей устроить ей такой сюрприз. Я хотел чем-нибудь удивить ее, ведь это было наше первое совместное празднование Дня Благодарения. Я знал, что это был ее первый День Благодарения без матери, и хотел, чтобы она об этом не задумывалась. Но если была возможность оставить ей хорошие воспоминания об этом дне, я согласен был поменять местами небо и землю.

— Ты прячешься там, потому что боишься испачкать руки, сынок?- спросил папа, оглядываясь через плечо и подмигивая мне.

Блэр повернулась с ложкой в руке и улыбкой на лице. На ней был фартук в розовый горошек и с оборочками по краям. Она была восхитительна.

Я подошел к ней и притянул ее к себе, чтобы поцеловать ее прекрасные губы.

— Мы, вообще-то, готовим. На это нет времени,- сказал Дин с усмешкой.

Блэр прервала поцелуй и плотно сжала губы. Огонек в ее глазах подсказал мне, что она изо всех сил старалась не рассмеяться. Мне очень нравилось смотреть на нее в таком состоянии. Особенно сегодня. Сегодня ей было сложнее всех. Я не прекращал поражаться силой ее характера снова и снова.

— Я могу помочь?- спросил я, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в уголок рта.

— Ага, ты можешь помочь мне с этой огромной индейкой, чтобы я не уронил ее или не обжег свои чертовы руки,- рявкнул Дин.

Блэр отошла от меня.

— Помоги своему отцу,- сказала она с прежней веселой ноткой в голосе. Отлично. Если Дин мог развлечь ее, значит, он был хоть в чем-то очень хорош.

Послышался короткий стук в дверь, а затем на весь дом раздался голос Бети.

— Я пришла!

— Давно пора,- крикнула в ответ Блэр.

Бети и следующий за ней Джейс зашли в кухню. Его руки были заняты продуктовыми пакетами. Я не понимал, зачем нам столько еды.

— Куда это положить?- спросил он, запыхавшись.

— Клади на барную стойку,- Блэр указала на единственное свободное место на кухне.

Джейс положил пакет и вздохнул с облегчением, после чего посмотрел на меня.

— Мне нужно пиво, и я хочу посмотреть футбол.

Я открыл холодильник, достал два пива и передал одно из них ему.

— Идем. Давай не будем мешать.

Джейс посмотрел на Бети, которая, замерев, уставилась на моего папу, покачал головой и посмотрел на меня.

— Ага, давай уберемся отсюда, пока Бети не очнулась от своего чертова фанатизма.

— Рад снова видеть тебя, Джейс,- крикнул Дин, когда мы выходили из кухни.

— И я тебя, Дин. Пожалуйста, прости мою девушку. Она немного впадает в ступор, когда видит знаменитостей,- ответил он.

Я прошел мимо гостиной со 103-дюймовым плазменным экраном и Джейс с тоской посмотрел на нее. Я знал, что он хотел посмотреть игру, но мне было необходимо хоть с кем-нибудь поговорить о Гранте.

Мы вышли на крыльцо, и я сел на один из шезлонгов.

— Садись. Мы посмотрим футбол, но сначала я хотел кое о чем спросить у тебя.

Джейс сел рядом со мной и глотнул пива.

— Выглядишь серьезно.

— Ты знал о Нан и Гранте?- спросил я, внимательно смотря на него. Джейс не стал бы лгать. Его глаза расширились, и я понял, что он знал. Мне не надо было ждать от него подтверждения.- Ты не думал о том, чтобы рассказать мне?- спросил я.

Джейс поставил пиво и разочарованно застонал.

— Черт. Я знал, что ты разозлишься, когда узнаешь. Я не хотел быть тем, кто расскажет тебе. Кроме того, в то время ты потерял Блэр, затем вернул ее, а потом эта ее беременность. Ведь об этом, в отличие от меня, Грант не знал. Он думал, что скрывал это в тайне от всех, но мы просто были наблюдательнее, чем ты в то время. Все, что ты мог видеть, — это Блэр. Остальные же вещи…

Он был прав. Я боролся за свое будущее. Я был сосредоточен на том, чтобы вернуть Блэр, а затем на том, чтобы защищать ее и нашего ребенка. У меня не было времени, чтобы замечать что-то или кого-то другого. Может, это даже и к лучшему, что я не знал. Мне не нужно было отвлекаться.

— Ты прав. Хорошо, что я не знал. Мне надо было сосредоточиться на Блэр, а все остальное можно было отложить.

Джейс покачал головой.

— Все же ничего не вышло. Нан просто оставляет за собой разруху. Грант действительно переживал из-за этого, но сейчас ему уже легче. Думаю, он собирается переехать назад в Розмари на некоторое время. Ему нужно побыть подальше от нее.

Моя младшая сестра знала, как создавать проблемы. Я устал от того, что мне все время приходилось вытаскивать ее из передряг, и уже не мог сделать этого даже для Гранта. Он должен был понимать, что встречаться с ней было нельзя. Она не терпела обязательств.

В кармане завибрировал телефон, и вытащив его, я увидел сообщение от Эйба. Он был здесь. Я молился, чтобы решение привести его сюда было правильным. Мне хотелось, чтобы сегодняшний день стал для Блэр особенным. Она уже достаточно настрадалась.

Глава 7

Блэр

Раш, уже нервный, вернулся в дом и прошел через кухню, даже не взглянув в мою сторону. Я перестала замешивать тесто для печенья и, вытерев руки о фартук, пошла за ним. Определенно что-то было не так.

Я поспешила по коридору ко входу в дом. Раш открывал входную дверь. Он уходил? Никто не стучался. Когда дверь полностью распахнулась, за Рашем я увидела своего папу с маленьким чемоданчиком в одной руке и бумажным пакетом в другой. Он похудел и отрастил бороду. Того ухоженного человека уже не было, сейчас он больше походил на капитана дальнего плавания. Не успела я глубоко вздохнуть, как его глаза переместились с Раша на меня. Он был здесь. Мой папа был здесь.

Слезы стали застилать глаза, и я подошла к нему. Мы не проводили вместе праздников с тех пор, как мне было пятнадцать лет. Но в этом году он был здесь. Раш оглянулся на меня и теперь я поняла взгляд, который заметила раньше: он боялся расстроить меня. Он хотел сделать мне сюрприз, но не был уверен, что правильно поступал.

Когда я смотрела в лицо папы, все его предательства и ложь уже не казались мне важными. Он тоже пострадал. Он страдал до сих пор. Возможно, он это заслужил, но, наверное, он уже расплатился за все. Потому что сейчас я могла думать о нем только как о человеке, певшем вместе со мной колядки, когда мы готовили индейку на День Благодарения, как о человеке, который каждый раз убеждался, что пирог был карамельный, потому что я не любила тыквенный, и который каждый День Благодарения обвешивал наш дом рождественскими огнями. Я не думала обо всем остальном, я просто вспоминала все хорошее.

— Папа,- сказала я со слезами в голосе.

Раш отступил и позволил папе зайти внутрь. Я бросилась ему на руки и вдохнула аромат, всегда напоминавший мне о семье, безопасности и любви.

— Привет, медвежонок Блэр,- ответил он. Его голос был переполнен эмоциями.- С Днем Благодарения.

— С Днем Благодарения,- мой голос был приглушен, потому что я сказала это в его кожаную куртку. Я еще не готова была его отпустить.

— Я боялся, что у тебя не будет твоего любимого карамельного пирога. Так что, когда мне позвонил Раш, я решил, что лучше принять его предложение и убедиться, что моя девочка получит свой пирог.

Из меня вырвалось сдавленное рыдание, после чего я рассмеялась.

— Я не ела его очень давно.

— Ну, сейчас мы это и исправим, не правда ли?- сказал он, поглаживая меня по спине.

Я кивнула и вылезла из его объятий.

— Ага, исправим.

Он поднял пакет, который держал в руках:

— А вот и все необходимое.

— Отлично,- я протянула руку и забрала у него пакет.- Ты, если хочешь, можешь пока пойди и устроиться в желтой комнате. Я отнесу это на кухню.

Папа кивнул и посмотрел на Раша.

— Спасибо,- сказал он, после чего развернулся и направился к лестнице.

Я не стала ждать, пока он полностью не покинул поле зрения, и обняла Раша за талию, после чего поцеловала его в грудь.

— Я люблю тебя,- сказала я ему. Потому что это было больше, чем «спасибо». Он сделал это для меня, и я знала, что для него это было нелегко. Раш не был поклонником моего папы, но он отложил это в сторону и позвал его сюда.

— Я тоже тебя люблю. Больше, чем жизнь,- ответил он, обнимая меня и целуя в лоб.- Я рад, что это осчастливило тебя. Я не был уверен…

Я запрокинула голову назад, чтобы увидеть его лицо.

— Я никогда не забуду этот День Благодарения. Больше нет того праздника, который должен был стать для меня самым тяжелым в жизни. Ты все делаешь лучше.

Раш улыбнулся мне кривой усмешкой.

— Отлично. Я пытаюсь изо всех сил, чтобы ты больше никогда не бросила меня.

Смеясь, я встала на цыпочки и прижалась своими губами к его.

— Никогда. Я даже не могу представить жизни без тебя.

— Ммммм, продолжай, и мы вернемся наверх,- прошептал он мне в рот. Я откинулась назад и провела руками по его груди, мягко отталкивая его назад.

— Это будет позже. Меня ждет еще неприготовленная еда, а тебя — футбол.

Брови Раша подлетели вверх.

— Сладкая Блэр, я не могу сидеть и наслаждаться действием. Я предпочитаю испытать действие. Футбол не конкурирует с тобой, голой и подо мной.

Я почувствовала, как покраснели мои щеки, когда яркий образ Раша, двигающегося во мне, промелькнул в моей голове. Да, это мне сильно понравилось. Очень сильно. Раш усмехнулся, обхватил мое лицо ладонями и вытер пальцем мои щеки.

— Ты выглядишь сейчас немного возбужденной… Я могу это исправить. Обещаю, что сделаю это быстро, и вскоре ты сможешь вернуться на кухню,- его голос понизился до хриплого шепота.

Мое дыхание сбилось, но я сумела покачать головой. Мне надо было готовить. Мой папа только что приехал, а Бети, скорее всего, сейчас на кухне сводила Дина с ума.

— Мне нужно вернуться туда,- ответила я.

Раш обвил рукой мою талию и потянул меня к себе. Его голова опускалась вниз, пока рот не оказался напротив моего уха.

— Мы можем сделать это прямо там, и моя рука будет под этим милым черным платьем на тебе играть с твоей влажной киской, пока ты не прикусишь мое плечо, чтобы сдержать крик. Это не займет много времени. Я не хочу, чтобы моя девушка в чем-то нуждалась. Я хочу ее удовлетворить.

О, Господи. Я была уверена, что мои трусики намокли. Было уже достаточно плохо от того, что во время беременности я была сексуально озабочена. Добавить к этому Раша и его грязный рот, и я была в ненормальном состоянии.

— Пять минут,- сказал он, прежде чем прикусить мочку моего уха.

Я схватила его руки и крепко сжала их, чтобы не растаять и не превратиться в лужу на полу.

— Не сейчас. Мы не можем сейчас. Мне надо закончить готовку, а еще только что приехал мой папа,- сказала я, затаив дыхание.

Раш выпустил побежденный вздох.

— Ладно. Но, черт возьми, я просто хотел прикоснуться к тебе и почувствовать, как хорошо тебе будет от моей руки.

— Раш, пожалуйста, — сказала я, делая глубокий вдох. — Мне и так уже нужна ледяная вода, чтобы полить платье. Не делай ещё хуже.

Тихо посмеиваясь, он опустил руки и отступил назад.

— Прекрасно. Беги от меня, сладкая Блэр. У тебя есть пять секунд, прежде чем я решу, что меня не волнует все ,что ты сказала.

Передвигать ногами было сложно, но мне удалось повернуться и побежать на кухню. Смех Раша становился все громче и громче, и я тоже не смогла удержаться и рассмеялась.

Глава 8

Раш

Индейка была великолепной, и мне пришлось признать, что я был впечатлен тем, что Дин мог приготовить что-то подобное. Блэр казалась искренне радостной, когда говорила с моим папой и своим отцом во время ужина. Она даже смеялась, когда Бети попросила моего папу подписать ее салфетку.

Дин подошел ко мне, сел рядом и довольно вздохнул. Он тоже был доволен собой. Это был мой первый День Благодарения, когда я на самом деле ел в своем доме со своей семьей и друзьями. Впервые у меня была индейка, тыквенный пирог и кукуруза. Обычно Дни Благодарения я проводил в Вейле. Просто перекусывал с друзьями и напивался в барах. Не было ничего незабываемого. Сегодня же было иначе. Это был привкус моего будущего с Блэр.

— Ты нашёл свою любовь, — сказал мне Дин.

— Ага, знаю.

— Она там моет посуду со своим отцом. Я подумал, что им надо дать время побыть вдвоем. То, как он поступил с ней, дерьмово, но я рад, что они нашли способ исправить свои отношения. Раньше Эйб был отличным человеком. Когда я услышал, что он вернулся к твоей маме, я не мог понять, что, черт возьми, случилось с ним.

Я тоже предал Блэр. Я причинил ей боль. Но она простила меня. Оказалось, что она в состоянии сделать это. Я не был уверен, что смог бы сделать то же самое.

— Я ее не заслуживаю. Наверное, я самый счастливый сукин сын на планете.

Дин рассмеялся.

— Рад, что она заставляет тебя чувствовать себя так, потому что таким образом, парень, твоя жизнь не становится легкой,- он сделал паузу и покачал головой.- Надеюсь, ты добьешься больших успехов. Дочка Киро, Харлоу, была с нами в последнее время. Частично проблемы с Нан вызваны Харлоу — ее совсем не радует, что у Киро есть дочка, о которой он заботится. Возможно, Киро и не был с Харлоу в течение всей ее жизни, но он следил, чтобы о ней хорошо заботились. Ее вырастила ее бабушка. Харлоу хорошая девочка. Трудно поверить, что она от Киро. Бабушка бедной девочки умерла несколько месяцев назад. Она не рада жить в Лос-Анджелесе, но сейчас она немного потеряна.

Дочку Киро я встречал лишь дважды. Мы были детьми и Киро привез Харлоу домой в гости. Я тоже был там, но всем, что я мог вспомнить, были большие невинные глаза и то, как тихо она говорила. Затем, пару лет назад, я снова встретился с ней, когда гостил у Дина. Она подросла, но все еще оставалась такой правильной и совершенно невинной. Те выходные мы провели довольно разгульно, но она большую часть времени не выходила из дома. Так же, как и Киро. Это был единственный раз, когда я ходил с группой на вечеринки, а Киро оставался дома. Дин тогда сказал, что он действительно защищал Харлоу.

Я не мог себе представить, чтобы Нан хорошо восприняла существование Харлоу. Это был еще один момент, с которым мне придется иметь дело.

— Как только Блэр будет готова, мы поедем и я поговорю с Нан. С ней должен поговорить кто-то, кто заботился о ней. Она душевно ранена и неуверенно чувствует себя. Она была такой всю свою жизнь.

— Есть пирог и кофе. Кто-нибудь хочет?- спросила Блэр, входя в комнату во вновь одетом фартуке. Увидев небольшую округлость на ее животе, я почувствовал, как во мне разыгрался пещерный инстинкт, и захотел увести ее и защитить от всего.

Я встал и подошел к ней.

— Они могут сами взять себе кофе и пирог. Я хочу поговорить с тобой кое о чем. Ты кормила и развлекала их достаточно долго,- сказал ей я, кладя руку на ее талию.

— Конечно, я не против,- ответила она. Я знал, что она не была против, знал. Ее улыбающийся, счастливый вид заставил меня хотеть обрадовать ее еще больше.

— Буквально пара минут,- заверил ее я и повел обратно в коридор, а затем вверх по лестнице.

— Раш, в чем дело?- спросила она.

Не убирая свою руку с ее талии, я пошел обратно в комнату, где обещал взять ее ранее в этот день. Никто больше не пользовался этой комнатой. Я собирался ее использовать.

— Ты предлагала десерт. Я хочу свой,- сказал я, запирая за собой дверь и указав ей на большое кожаное кресло.- Садись,- зарычал я, и Блэр быстро опустилась на него.

Я опустился перед ней на колени и приподнял ее коротенькое платье с бедер так, как фантазировал об этом целый день. Она охотно раздвинула для меня ноги. На надетых на ней сегодня розовых шелковых трусиках было заметное мокрое пятно. Я вздохнул и почувствовал ее аромат. Она всегда так хорошо пахла.

— Раш,- прошептала она, откинувшись на спинку кресла.- Мы не должны надолго уходить. У нас гости.

Я хотел, чтобы они все чертовски быстро ушли.

— Я не займу много времени, обещаю. Мне просто надо о кое-чем позаботиться,- ответил я и провел пальцем по мокрому пятну на ее трусиках.- Моей девушке необходимо особое внимание.

Блэр захныкала. Я любил этот звук. Протянув руку, я стянул трусики вниз по ее ногам. Когда я добрался до их конца, то по одной стянул ее туфли, а затем полностью снял ее трусики, сбрасывая их на пол рядом с ее обувью.

Сейчас я мог чувствовать запах ее возбуждения. Я положил ладони на ее колени и раздвинул их сильнее, чтобы видеть ее розовые складки. Ее немного опухший клитор просто умолял меня прикоснуться к ней. Я посмотрел на Блэр.

— Ложись,- сказал я, и она послушно исполнила приказ. Ее тело задрожало, и я знал, что она хотела этого так же сильно, как и я.- Положи одну ногу на подлокотник кресла, а одну оставь на полу,- сказал я, наблюдая за тем, как она полностью раскрылась для меня.

Я расположился между ее открытыми ногами и пробежался кончиком своего носа по внутренней стороне ее бедра, вдыхая ее запах. Я наслаждался им и тем, как ее ноги задрожали от моей ласки. Когда я добрался до ее нуждающегося маленького места и провел по нему пальцем, она закричала и прикрыла рот рукой, чтобы заглушить звук.

— Готова сделать все еще лучше?- спросил я, прижимая большой палец к ее клитору.

— О, Боже, пожалуйста, пожалуйста, Раш, ты мне нужен,- стала просить она, приподнимая бедра, чтобы оказаться ближе к моему лицу.

— Ты пахнешь чертовски изумительно,- ответил я, делая глубокий вдох.

— Пожалуйста,- отчаянно воскликнула она.

Я не хочу, чтобы моя девочка умоляла так тяжко. Высунув свой язык, я пробежался вокруг ее розовых складок, нетронутого, мокрого, припухшего и готового для меня входа. Я несколько раз просунул свой язык в ее тепло и она издала приглушенный звук. Вкус Блэр был уникальным. Он был таким всегда, но что-то еще более желанное было в нем теперь, когда она была беременна. Она была насыщенней и слаще. Я мог часами дегустировать ее и доводить ее до оргазма своим языком. Это никогда не устареет. Это было больше, чем наркозависимость.

— Никакой десерт не может быть таким чертовски идеальным на вкус, — застонал я около ее клитора, втянув его в рот, и стал посасывать. Я несколько раз прошелся по нему пирсингом, который был у меня на языке, в то время, как дрожь и стоны Блэр говорили мне о том, что она были близка. Очень близка.

— Ш-ш-ш-ш, я сделаю тебе хорошо. Полегче. Я буду лизать киску моей девочки до тех пор, пока она не сможет это выдерживать. Кончай в мой рот. Я хочу попробовать это. — Я знал, что грязные словечки приведут ее к оргазму и это произошло. Блэр испустила сдавленный крик и ее бедра, когда она их подняла, дернулись от моего языка. Этот привычный вкус, которым я не мог насладиться в достаточной мере, проник в мой рот, и я всасывал его, пока она не двигалась и издавала звуки от сладостной боли.

— Раш, нет, о Боже, нет. Я не могу — простонала она, двинувшись, пока я продолжал удерживать ее и пробовать на вкус каждый ее уголок, прежде чем вновь скользнуть в нее языком.

— Раш, я не могу приостановить это. Я буду кричать, я не могу по другому. Ох … ох … Раш, — она дернулась и закачала бедрами, когда я удерживал ее. Ее реакция сводила меня с ума. Знание, что она снова может прийти к концу совсем скоро, было более захватывающе, чем я себе представлял. Мой член уже болел от набухания, от неиспытанной разрядки, и давил на молнию мои джинсов. Если бы она кончила снова, я был чертовски уверен, что испортил бы свои гребаные штаны.

В одно движение я остановился и скинул свои джинсы. Тогда я схватил ее за бедра и вошел в нее.

— Черт, — вскрикнул я, когда она плотно сжалась вокруг меня. Блэр вновь кончила и прикрыла рот ладонью. Она тонула в блаженстве. Ее голова была запрокинута назад, и ее тело сотрясалось, как будто взрывалось от мин, когда она произносила мое имя снова и снова.

Ее вид заставил меня кончить. Я схватился за спинку стула, когда изливался в нее. С каждым моим освобождением она сдавлено вскрикивала от удовольствия. До этого она подняла ноги вверх, чтобы обхватить меня за талию, но теперь, когда она насытилась, то позволила им упасть обратно на стул. На ее губах была довольная улыбка, а ее веки отяжелели.

— Это плохо, что мне всё равно, услышит нас кто-нибудь или нет? Это было слишком великолепно, чтобы беспокоиться о чём-либо ещё, — спросила она.

Я наклонился чтобы поцеловать её губы.

— Они могут проваливать из моего чёртова дома, если не хотят слышать нас, — ответил я.

Блэр хихикнула.

— Боже, Раш. Ты сводишь меня с ума.

Я не смог сдержать ухмылку.

— Хорошо.

Глава 9

Блэр

Прощаться с моим папой было не так легко, как можно было подумать. Его пребывание здесь помогало мне забыть о душевных ранах. Я вышла вслед за ним на улицу. Папа спускался по ступенькам с чемоданом в руках, чтобы вернуться на свою лодку в Южной Флориде.

— Приятно видеть тебя счастливой. Зная, что о тебе хорошо заботятся и ты любима, я могу спокойнее спать по ночам. Я и не ожидал, что мальчик наденет на твой пальчик кольцо, но он сделал это, и я очень счастлив.

— Ты приедешь на свадьбу и после рождения ребенка? Я хочу, чтобы ты был здесь.

Папа кивнул.

— Я бы не пропустил это даже ради всего мира.

Я не хотела опять разрывать наши отношения, это было бы несправедливо. Он уже был одинок. И я не хотела смущать его своими эмоциями.

— Решай, как бы ты хотел, чтобы его звали. Дин уже заявил, что хочет, чтобы его звали Папа Дин. Тебе тоже надо выбрать имя!

Папа улыбнулся. Мне нравилось смотреть на него, когда он был действительно чем-то рад.

— Я подумаю об этом и свяжусь с тобой. Надо, чтобы оно было не таким навязчивым, как у Дина.

Я обняла его за талию.

— Спасибо, что приехал. Я скучала по тебе.

— Я тоже скучал по тебе, медвежонок Блэр, но это была моя вина. Я благодарен Рашу за то, что он позвонил мне.

Раш был в центре всего хорошего, что случилось со мной. И я верила, что так будет всегда, хотя если судить по тому, как все начиналось, то это было странно.

— Счастливого полета, и позвони, когда вернешься — дай мне знать, что ты хорошо долетел.

Папа кивнул и я отступила от него.

— Я люблю тебя,- сказал он с блестящими от слез усталыми глазами.

— Я тоже люблю тебя, пап.

Он открыл дверь арендованного автомобиля, а я осталась смотреть, как он уезжает. На этот раз я не была убита горем. Я просто надеялась, что когда-нибудь он снова сможет быть счастливым. И сейчас он был счастлив.

Входная дверь открылась. Я обернулась и увидела Раша, стоящего на крыльце и смотрящего на меня сверху вниз. Я видела, что он волновался о том, что я была расстроена отъездом папы. Я пошла обратно к нему и он стал спускаться по лестнице, чтобы встретить меня на полпути.

— Ты в порядке?- спросил он, когда был достаточно близко, чтобы коснуться меня.

— Да. Спасибо еще раз. Это значило для меня больше, чем ты мог бы понять,- сказала я ему.

— Всякий раз, когда ты хочешь увидеть его, просто скажи мне. Я доставлю его обратно. Просто скажи.

— Я хочу, чтобы он приехал сюда на свадьбу и после того, как родится малыш. Хочу, чтобы он встретился со своим внуком. У него не осталось никого, кроме меня. Наш сын тоже должен стать частью его семьи.

— Сделаем. Я куплю ему билет на самолет, как только потребуется.

Я лишь стояла и смотрела на Раша. Когда я впервые увидела его, я поразилась его красоте. Тогда я даже не думала, что под всей своей развязностью такой капризный плейбой мог иметь огромное сердце.

— Почему ты изменился? Сейчас ты совершенно не такой, каким был парень, которого я встретила в июне,- сказала я, улыбнувшись его озадаченному лицу.

Раш протянул руку к моим волосам, запутываясь в них.

— Потому что в моей жизни появилась сладкая, решительная, сексуальная, как ад, блондинка и подарила мне повод жить.

Моя грудь болезненно сжалась, и я снова начала говорить Рашу о том, как сильно я его любила, когда почувствовала… ребенка.

Я потянулась и схватила Раша за руку.

— Раш, он пинается!- изумленно сказала я. Уже несколько недель мне казалось, что я чувствовала трепыхание в животе и спрашивала себя, было ли это движение малыша. Я хотела в это верить. Но сейчас я без сомнения могла чувствовать его.

Раш убрал руку от моих волос и переместил ее на мой живот, а затем прижался к нему второй рукой с выражением благоговения на лице.

— Я чувствую его,- тихо прошептал Раш, будто боясь, что малыш перестанет это делать. Вместо этого он, услышав звук голоса Раша, снова ударил ножкой.

— Поговори с ним, Раш,- сказала я, наблюдая за самым красивым на свете видом: Раш упал на колени так, чтобы быть ближе к моему животу.

— Привет,- сказал он, и малыш тут же немного переместился под его рукой. Он поднял голову и посмотрел на меня с взволнованной улыбкой.- Он слышит меня,- удивленно сказал он.

Я кивнула.

— Да, слышит. Поговори с ним.

— Ну и как тебе там? Твоя мама внутри такая же красивая, как и снаружи?

Я хихикнула, и он еще раз пнул меня.

— Я думаю, да. Тебе повезло. Мама красавица, и ты довольно скоро это увидишь. Мы будем двумя самыми удачливыми парнями на планете.

На этот раз он пошевелился чуть меньше.

— Веди себя там хорошо. Мы здесь пока что все для тебя подготавливаем, а ты пока что наслаждайся этим уютным местечком.

Раш провел руками по моему животу и посмотрел на меня.

— Он действительно там. Он может нас слышать.

Я засмеялась и кивнула.

— Я думала, что чувствовала что-то похожее некоторое время назад, но нет, ничего подобного.

— Боже, Блэр, это удивительно,- сказал Раш, целуя мой живот и поднимаясь на ноги.

— Да, удивительно,- ответила я, все еще поражаясь, что это все было моим. Человек передо мной и жизнь внутри меня.

— Скажи мне, когда он снова будет делать это. Я хочу это почувствовать, — сказал Раш, взяв меня за руку.

Держась за руки, мы поднялись по лестнице.

Глава 10

Раш

В последний раз, когда я приезжал к папе домой, большую часть времени я пил и вместе с ним проводил время на вечеринках. В этот раз мой приезд был совсем другим. Я не был тем парнем. Я поставил чемодан Блэр в комнате, которую мой папа называл моей. Это было место, где я всегда спал, когда приезжал к нему в гости.

— Это просто… вау,- сказала Блэр, заходя вслед за мной. Когда мы входили в парадную дверь, она остановилась и огляделась. К счастью, Нан и Киро здесь не было, так что мы их еще не видели. Я хотел, чтобы Блэр сначала обустроилась здесь. Перелет был долгим и я видел усталость на ее лице.

— Знаешь, легенды рока любят быть немного эффектными. Они любят, чтобы все видели вещи, доказывающие их успех,- объяснил я.

— Это я вижу. Они, конечно, проделали хорошую работу, чтобы это место бросалось в глаза,- сказала она и подошла к кровати, после чего осознала, что та была слишком высокой для нее. Оглянувшись через плечо, она нахмурилась.- Как, черт возьми, я буду залезать на эту штуку?

Я не смог удержаться от смеха. Она выглядела такой чертовски недоуменной.

— Я дам тебе маленькую табуреточку.

Блэр усмехнулась и покачала головой.

— Это просто безумие. Так, и что если я захочу лечь прямо сейчас… как я это сделаю?

Я подошел к ней и обнял ее за расширившуюся талию, а затем взял на руки и положил на кровать.

— Вот так,- сказал я и сел рядом с ней, когда она легла на спину и положила обе ноги.- Если бы ты не выглядела такой уставшей, мы смогли бы опробовать эту «штуку»,- поддразнил её я.

Она, зевая, прикрыла рот рукой, а потом сонно улыбнулась мне.

— Я могу не спать,- заверила она и повернулась ко мне грудью.

Это было заманчиво, но я знал, что ее телу был необходим отдых. Я поцеловал ее в нос.

— Уверен, что можешь, сладкая Блэр. Но сейчас все, что я хочу сделать, это помассировать твои ступни и икры, пока ты будешь отдыхать и спать.

Ее глаза засветились приятным блеском.

— О, правда? Мои ноги чувствуют себя довольно одеревеневшими после полета.

— Клади голову на подушку и я сниму с тебя эту обувь, которая, кстати, определенно не пригодна для беременной женщины. Ты должна была надеть какие-нибудь кроссовки, а не каблуки.

Блэр снова зевнула и, вздохнув, откинулась на подушку.

— Знаю. Я просто не хотела прилететь в LAX и выглядеть непривлекательно.

Она никогда не могла выглядеть непривлекательно.

— Это было бы невозможно.

Она улыбнулась и закрыла глаза, когда я начал круговыми движениями растирать её ноги.

— Просто ты любишь меня.

— Больше, чем жизнь. Но это не делает меня слепым. Ты выглядела бы горячо даже в мешке из-под картошки.

Она ничего не ответила. Ее глаза были закрыты, но улыбка все еще оставалась на лице. Я переключил свое внимание на массаж ее уставших ступней и икр. К тому времени, когда я закончил, она дышала медленно и размеренно. Перед тем, как уйти и дать ей отдохнуть, я укрыл ее одеялом.

Дин полулежа сидел на черном кожаном диване в той части комнаты, которую обычно использовали для развлечений. Из динамиков доносилась песня из их последнего альбома, а сам он, с сигаретой в зубах, играл в Хало на Xbox.

— Пока мы здесь, пожалуйста, не кури рядом с Блэр,- сказал я, входя в комнату.

Дин оглянулся и усмехнулся.

— Не буду. Не хочу обижать малыша.

Он нажал на паузу в игре и бросил джойстик на длинный гладкий красный стол, стоящий возле дивана, после чего взял свой стакан. Не надо было спрашивать, что он пил, я знал, что это было виски.

— Наша девушка решила вздремнуть?- спросил он, положив ноги на стол.

Мне не нравился тот факт, что он называл Блэр «нашей девушкой». Она не была ничьей девушкой, кроме меня. Однако мой папа не переставал так говорить. Как будто у нас были общие вещи. Он всегда так делал.

— Моя девушка спит. Она устала,- ответил я, садясь в другой стороне комнаты.

Дин лишь рассмеялся и глотнул виски, после чего затянулся сигаретой.

— У тебя инстинкт собственника как у пещерного человека, не так ли? Не распространяй это на старика.

Я и так многое позволял ему делать, но не стал об этом говорить.

— Я сделаю все, что должен сделать, чтобы она была счастлива. Но я буду делать это сам. Всегда. Только сам.

Дин издал низкий свист и покачал головой, после чего взял изо рта сигарету и отряхнул пепел в пепельницу.

— Сложновыполнимая задача. Удачи в этом. Женщины могут иногда быть стервами просто потому, что они это хотят. А стерву невозможно сделать счастливой.

Этот разговор был бессмысленным. Блэр никогда бы не стала частью его жизни и он понятия не имел, какой она была. Я же был здесь только потому, что хотел решить возникшую проблему и вернуться домой.

— Где Нан?

Дин вздохнул и закатил глаза.

— Сейчас, спасибо, черт возьми, ее нет. Она сумасшедшая сука.

— Где Киро?- спросил я, решив проигнорировать его мнение о Нан.

— Я чертовски прав! Ты здесь, чувак! Посмотри на себя: ты чертовски вырос и стал мужественным. Как это случилось за несколько гребаных месяцев?- громкий голос Киро невозможно было ни с чем спутать.

Он вошел в комнату с какой-то девушкой примерно моего возраста, подцепившей его за руку. Ее декольте было таким огромным, что грудь должна была вот-вот выскочить из обтягивающей майки, похожей на корсет. Она подмигнула мне. Ее ресницы, очевидно, были ненастоящими: я никогда не видел у кого-нибудь таких чертовски длинных ресниц.

— Я приехал, чтобы разобраться с Нан,- ответил я, оглядываясь на своего отца, который сделал еще одну длинную затяжку, пока его глаза бродили по девушке, которую привел с собой Киро. Я знал, что время от времени они делились ими друг с другом и не хотел, чтобы Блэр была рядом с этим дерьмом.

— Святой черт, ты должен избавить меня от этой чокнутой. Она сводит меня с ума. Пожалуйста, успокой ее сумасшедшую задницу и помоги мне найти способ поговорить с ней. Она всегда была такой безумной?

Я знал Нан и ее проблемы, но услышав о том, как человек, бывший главной их причиной, говорил об этом, я взбесился. Я встал и повернулся, чтобы посмотреть на него.

— Если бы она была с родителем, который убрал из нее это чертово дерьмо, она была бы такой же обычной, как и Харлоу. Но его у нее не было, ты оставил ее наедине с матерью. Ни один ребенок не должен этому подвергаться. Мой отец, по крайней мере, приезжал и забирал меня, проводил со мной время. Ты никогда не делал этого с Нан. Она испорчена из-за тебя.

Когда я входил в дом, я не хотел тратить на него ни минуты, но он взял и открыл свой рот, наговорив глупостей о моей сестре.

— Она сестра этого мальчика, Киро. Будь осторожен, когда решишь говорить о ней всякое дерьмо, — предупредил его Дин. Он тоже говорил дерьмо о Нан, но я не винил его за то, что он говорил о ней правду.

Девушка поближе прижалась к Киро.

— Ты сказал, что будет весело. Я хочу повеселиться, малыш. Ты уже получил в машине мою мокрую киску. Она готова к тому, чтобы ты ее трахнул, — проникновенно прошептала она.

Это тоже было тем, что я не хотел, чтобы услышала или увидела Блэр. Они делали секс дешевым и грязным. Я же хотел, чтобы она видела его только таким, какой был у нас двоих, а не это извращенное дерьмо.

— Будь хорошей девочкой и раздевайся, пока я здесь поговорю с этим мальчиком. Веди себя хорошо и я и ему дам поцеловать твою горячую гладкую киску.

— О-о-о, отлично. Два вместо одного,- захихикала она и вытащила веревку из своего корсета так, что он упал на пол, обнажив ее грудь на глазах у всех. Опять же, это было нормальным поведением. Так было каждый раз, когда я приезжал навестить папу, но в этот раз все было по-другому.

— День… хм, у нее большой пирсинг в сосках,- сказал мой папа, допив оставшуюся часть виски и вставая.

— Я возвращаюсь в свою комнату, чтобы проверить Блэр. Поговорю с вами, когда эта уйдет,- сказал я с отвращением и направился к двери.

— Что случилось с его задницей? Обычно он любит наслаждаться горячими кисками, когда мы приводим их сюда,- спросил Киро, когда я вышел из комнаты.

Я не стал тратить на него время и вернулся к Блэр. Она по-прежнему лежала на кровати, свернувшись калачиком. Я снял ботинки и лег спать рядом с ней, прижав ее к себе. Мне нравилось, когда она находилась в моих объятьях. Это значило больше, чем все, что имел мой папа в своей жизни. Поверхностность его отношений заставила меня чувствовать себя по отношению к нему виноватым. Я знал, что он уже был потерян для общества. Даже с учетом его успехов в жизни, он пропустил кое-что очень важное. Столько лет было потеряно.

Глава 11

Блэр

Рот Раша проделал дорожку из поцелуев вниз по моей шее, когда вода из душа лилась на нас, как будто мы стояли под дождем. Я хотела бы, чтобы у нас дома был такой же душ. Руки Раша скользнули вокруг моей талии и накрыли живот. Ему было трудно держать руки при себе, так как он хочел чувствовать, как толкается ребенок. Как будто он постоянно напоминал о том, что он собственник. Если бы он не был так чертовски мил, когда защищал меня, мне бы давно это подействовало на нервы.

Прежде чем я могла полностью насладиться телом Раша, прислонившегося к моей спине, и его руками на мне, высокий сердитый возглас, который, как я знала, принадлежал Нан, остановил нас. Раш застыл позади меня.

-Нан? — спросила я, уже зная ответ.

— Да. Думаю, что она узнала о том, что я здесь, — ответил он и ещё раз поцеловал меня в шею. — Заканчивай принимать душ. Мне надо разобраться с этим. Она и мой отец не ладят друг с другом.

Я кивнула и встала под теплую воду, а он вышел из душа и схватил одно из больших белых полотенец, сложенных на мраморной столешнице. Я хотела пойти с ним, но он не просил. Хотя он бы и не стал. Он так волновался по поводу любой мелочи, которая расстраивала меня.

Глубокий мужской голос начал кричать в ответ на крики Нан. Кто это был? Я не очень хорошо знала Дина, но не думаю, что человек когда-либо излучал бы такую эмоциональность ни из-за чего, чтобы повышать свой голос. Я выключила воду, схватила полотенце и последовала за Рашем в спальню.

— Здесь еще кто-то? — спросила я, пока он натянул джинсы на голую задницу и потянулся за майкой.

— Предполагаю, что это Киро. Видимо у них не сложились отношения отец-дочь, — ответил он разочарованно.

Киро. Я только изредка видела фотографии этого рок-бога. Но сейчас он был здесь. В этом доме.

— Просто оставайся здесь. Мы здесь именно поэтому. Я должен решить с ней все вопросы. Она совсем распустилась и Киро не может с ней справиться. Чем скорее я с этим разберусь, тем быстрее мы вернёмся в Розмари.

Я кивнула и обернула полотенце вокруг тела. Раш направился к двери, потом остановился и оглянулся. Кривая ухмылка появилась на его губах и он развернулся ко мне. Его руки скользнули в мои влажные волосы и, обхватив мое лицо, он посмотрел на меня сверху вниз.

— Я просто хочу остаться здесь с тобой, — прошептал он, прикасаясь своими губами к моим.

Я схватила его за руки и так и держалась за него, пока его рот нежно приближался к моему, а потом он медленно лизнул мою нижнюю губу. Я открыла свой рот так, чтобы он смог пробовать больше, когда громкий пронзительный крик вновь послышался с нижнего этажа. Раш отстранился и вздохнул.

— Черт, сумасшедшая семейка, — пробормотал он.

-Иди, разберись с этим. Со мной здесь все будет в порядке.

Стук в дверь удивил меня и я обмотала полотенце вокруг себя. Раш встал передо мной, чтобы скрыть меня от чужих глаз.

-Что? — крикнул он.

Когда дверь медленно открылась, я выглянула из-за его спины, мысленно готовясь к Нан, которая вот-вот ворвется в комнату. Вместо этого у двери стояла девушка примерно моего возраста. Она не была похожа ни на кого из этого дома. Ее длинные коричневые волосы длинной доставали до талии, мягкие локоны были разделены на пробор. Челки у нее не было. Все волосы были одной длины. Темные ресницы обрамляли ее знойный взгляд карих глаз, но у нее не было и тени макияжа. На ее длинных ногах были шорты до колен, также она была одета в бледно-розовую блузку, застегнутую спереди. Это было просто и стильно.

— Здравствуй, Харлоу, — сказал Раш, удивив меня еще больше, — я уже на пути вниз. Я слышу ее.

Одна из скульптурных бровей девушки выгнулась.

— Я надеялась, что смогу спрятаться здесь с тобой. Ты действительно собираешься туда, чтобы иметь с ней дело? — южный протяжный акцент поразил меня. Кто она такая и почему у нее южный акцент? Мы же в Беверли Хиллз.

— Вот почему я здесь. Чтобы спасти ситуацию, — ответил Раш.

Девушка кивнула и затем отвела взгляд от Раша, сосредотачиваясь на мне.

-Ты, должно быть, Блэр.

-Да, — сказала я, глядя на Раша.

Раш притянул меня к себе поближе.

— Блэр, это Харлоу. Еще одна дочь Киро. Харлоу, это моя невеста, Блэр.

-Я знаю о Блэр. Дин мне всё рассказал. Не будешь возражать, если я останусь здесь, с тобой, Блэр? Нан не моя поклонница, поэтому я хотела бы держаться подальше от разъярённых людей.

— Ей ещё нужно одеться и я не уверен, что она….

— Да, я хотела бы этого. Я просто кое-что возьму из своего чемодана и оденусь. Это не займет больше минуты, — ответила я, прерывая Раша. Я обычно хорошо разбираюсь в характерах и мне понравилась Харлоу. Она казалась немного застенчивой. Она тихо говорит и в ее глазах не было никакого злого умысла. Она также не глазела на Раша, когда смотрела на него. Это был большой плюс для меня.

-Ты уверена? Я собирался принести тебе немного еды и…

— Еда звучит замечательно. Сделай для Харлоу тоже, пожалуйста, — сказала я, прежде чем он успел что-либо сказать еще.

Смех Харлоу поразил меня и я посмотрел на нее.

— Мне очень жаль. Это просто… он ведет себя так, как будто он не Раш. Так весело смотреть на него такого.

Да. Она мне нравится.

— Позволь мне одеться и ты пойдешь разбираться с Нан, прежде чем она найдет тебя. Я пока что не хочу видеть ее.

Казалось, этого достаточно, чтобы Раш засунул меня под одеяло в кровать и держал там, как инвалида. Он не хотел, чтобы Нан была рядом со мной, когда она была в таком настроении . Кивнув, он направился к двери.

Когда он оказался за дверью, я жестом показала Харлоу пройти внутри.

— Я просто пойду оденусь. Чувствуй себя как дома.

— Спасибо. Я никогда раньше не была в комнате Раша. Обычно я остаюсь в своей комнате и читаю. Но когда Дин рассказал мне о тебе, мне стало любопытно, — призналась она, застенчиво улыбаясь.

— Я удивлена, узнав о тебе. Я понятия не имела, что у Киро еще одна дочь. Знаю, это не очень приятно. Но ты не похожа на Нан.

Харлоу на мгновенье загрустила.

— Я была иначе воспитана, не так, как Нан. Моя бабушка содрала бы мне шкуру, если бы я вытворяла то же, что и Нан. Мне не разрешали капризничать или показывать характер, свойственный переходному возрасту. Бабушка следила за тем, чтобы я себя хорошо вела. Думаю, именно поэтому папа любил навещать меня. Он не был против, когда я приезжала сюда. Чаще всего я сидела в своей комнате и читала книги. Когда у него было свободное время, он забирал меня и мы могли пойти в кино или парк развлечений. Но эта жизнь отличалась от той, которую я вела с бабушкой в Южной Калифорнии.

Так вот почему у неё был южный акцент.

— Я выросла в Алабаме. И меня удивил твой акцент, — смутилась я.

Она улыбнулась.

— Все люди удивляются. Никто не ожидает, что дочь Киро может быть деревенской девушкой.

Я кивнула, потому что она была права. Они не знали. С именем Харлоу и известным отцом, я предположила бы, что она испорчена и является человеком, принадлежащим к элите. Но она не была таковой. Я вытащила сарафан из чемодана. Последнее время я все чаще носила платья так, как мой живот стал слишком большим для джинсов.

— Я скоро вернусь, — сказала я ей и поспешила в ванную, чтобы одеться.

Глава 12

Раш

Киро был без рубашки, поэтому можно было рассмотреть татуировку вокруг его руки, которой он размахивал, при этом удерживая между пальцев сигарету, а в другой руке он держал бутылку рома.

— То, что каждый любящий трахается, в этом твоя проблема? Черт, если у тебя вопросы к мамочке, так и иди, твою мать, к чертовой Джорджине. Почему я один разбираюсь с этим сумасшедшим дерьмом? — орал Киро на Нан, когда я вошел в игровую комнату. Пара черных кружевных трусиков была на бильярдном столе, но женщины, которая осталась здесь несколько часов назад, нигде не было видно. Маленькие чудеса.

— Раш! Ты слышишь его? Он совсем не заботится обо мне. Ему наплевать, что он игнорировал меня большую часть моей жизни и, ты знаешь, что у него есть еще одна дочь? Одна озлобленная сучка, даже не смотрящая в мою сторону,- Нан все продолжала кричать.

Я подошел к ней и схватил ее за обе руки.

— Сделай пару глубоких вдохов, Нан. Чтобы мы поговорили, тебе надо успокоиться. Твои крики не исправят всего этого дерьма.

Она сердито посмотрела на меня, но сделала, как я сказал. Я подождал, пока она не сделала два глубоких вдоха, после чего сжал ее руки.

— Хорошо. А теперь посиди вон там, на диване, и ничего не говори. Дай мне сказать, ладно?

Она нахмурилась, но кивнула и пошла в сторону белого кожаного дивана, который стоял вдоль двух из четырёх стен в комнате. Когда она села, я повернулся для того, чтобы посмотреть на Киро. Он сделал ещё один глоток рома. Чуваку надо перестать пить и что-то поесть. У него уже видны ребра. А его фетиш по поводу кожаных диванов переходит все грани разумного. Так он ещё и одевался в кожу. Кожаные штаны, которые он носил, висели на его татуированных тазовых костях.

— Не могу поверить, что ты заставил ее замолчать на целую проклятую минуту, — пробормотал Киро и поднес к губам сигарету.

Я посмотрел на Нан и покачал головой. Они были слишком похожи. Оба любили последнее слово.

— Она расстроена. Пожалуйста, просто следи за своими словами и постарайся запомнить, что она твоя дочь. Та, от которой ты отказался, та, которой пришлось жить с худшей матерью, которую ребенок может иметь. Теперь, — я взглянул на Нан, — Ты не можешь ненавидеть Харлоу, потому что он выбрал ее, чтобы заботиться о ней. Ты ненавидела Блэр, по тем же причинам. Она ничего не сделала тебе, но ты почему-то ненавидишь ее. Есть только два человека, виноватых в том, как все закончилось. Киро и мать. Ты должна направлять свою ненависть только на них. А не на всех вокруг них.

— Она сделала так, что ты возненавидел меня. Ты никогда раньше не говорил мне ничего плохого. Я ненавижу ее, потому что она отобрала тебя у меня. Так что у меня есть право винить ее. Она забрала у меня семью, которая любила меня. Все, что ты теперь делаешь — это исправляешь меня и говоришь помолчать. Ты даже не позвонил мне с тех пор, как я вышла из больницы,- выплюнула она и вскочила.- Я делала все, чтобы ты полюбил меня. Но мне не стоило так стараться. Надеюсь, ты счастлив!

Она выбежала из комнаты и я услышал стук ее каблуков по коридору и лестнице наверх. Я не был уверен, уходила ли она на самом деле или еще собиралась закатить истерику и посмотреть, что потом будет. Я слишком долго наблюдал за тем, как она становилась такой и даже помог ей в этом.

— Чёрт. Ты мне нужен здесь постоянно. Ты можешь с ней справиться без всяких проблем. Чёрт, это было просто, — сказал Киро садясь на диван и вытягивая свои ноги, скрестив их в лодыжках. В его руках всё ещё был ром, а сигарета была зажата в зубах. — Сядь и расскажи мне про ту девушку, с которой я ещё не встретился. Ты так быстро убежал, когда Принцесса уронила рубашку.

Ту девушку не звали Принцессой. Этим именем он называл всех женщин, которых трахал. Как-то, когда я был поменьше, он сказал мне, что если я тоже буду их так называть, то перестану думать о том, чтобы простонать неправильное имя. Тогда я считал его гением. Возможно, он был им в определенной категории, но в общении с женщинами он был идиотом. Это было чудо, что у него все еще оставался член. Он засунул его в столько мест, что я волновался, как бы он его не лишился.

— У Принцессы была прекрасная киска, тебе надо было увидеть ее. Вся розовая и мокрая. Думаю, специально для меня она ее даже смазала.

— Не хочу слышать этого. Я здесь не по этой причине,- прервал его я, прежде чем он начал рассказывать дальше.

Киро рассмеялся и отпил из бутылки.

— Она сосала, как проклятый вакуум, — сказал он.

— Папа, пожалуйста. Мне не нужны ментальные образы, которые всплывают с этими словами,- голос принадлежал Харлоу, и это заставило меня развернуться в поисках Блэр. Она стояла рядом с Харлоу, в платье с длинными рукавами, в бледно-голубые и белые полоски. Декольте было слишком низким, и с этой беременностью оно становилось все лучше и лучше. Длиной платье немного не достигало колен и она была босиком.

— Будь я проклят, она аппетитнейший кусочек. Я бы предложил тебе мои колени, сладкая, но думаю, что твой мужчина просто кастрирует меня, если ты подойдешь чуть ближе.

— Более того, я бы сделал еще больше, -буркнул я, стрельнув предупреждающе на Киро, прежде чем подойти к Блэр.

— Ты так и не принес нам еду наверх, поэтому мы пришли сюда, чтобы что-нибудь поискать. В доме было тихо, поэтому мы подумали, что Нан уехала,- объяснила Харлоу.

Дерьмо. Я забыл про еду.

— Прости, детка. Нан разоралась и я забыл. Давай же, позволь накормить тебя.

— У меня уже есть новый повар, мистер Бранднер, который уже сделал нам куриный салат, — ответила Харлоу.

Блэр сжала мою руку.

— Я в порядке. Прекращай так расстраиваться.

Разборки с моей семьей — это не то, что мне сейчас нужно. Я хотел заботиться о Блэр и нашем ребенке. Почему я согласился приехать сюда? Блэр не принадлежала к этому кругу. Запах сигаретного дыма ударил мне в нос и я развернул Блэр к двери.

— Давай, выведем тебя отсюда. Он курит, — объяснил я.

— Ты действительно заставишь ее уйти, потому что я курю? — спросил Киро довольным тоном.

Я даже не хотел отвечать ему. Я просто хотел увести Блэр за дверь. Мне очень хотелось сказать ей, чтобы она не дышала, пока я не выведу ее на свежий воздух. Я нужно было быстро разобраться с этим дерьмом Нан. Блэр был необходим свежий воздух Розмари, а не это прокуренное место.

— Оставь его, — проворчала Харлоу.

— Дин не издевался надо мной. Мальчишка изменился и вместо пениса заимел себе киску, — выкрикнул со смехом Киро.

Я сжал зубы и вместе с Блэр продолжил идти в направлении кухни.

— Он говорит интересные вещи. Я еще не была ему представлена должным образом, — сказала Блэр.

— Ты не захочешь быть с ним знакома. Он не тот человек, которого я хочу видеть рядом с тобой.

Блэр посмотрела на меня и нахмурилась.

-Почему?

— Потому что у него нет морали. Ни капли. Никакой. И границ языковых у него тоже нет. Женщины бросаются на него, и он вертит ими, а затем переходит к следующей. Я не хочу, чтобы он пялился на тебя.

— Я действительно бы хотела уверить его в том, что у тебя есть пенис. Очень большой и милый пенис, — прошептала Блэр.

Я поморщился.

— Пожалуйста, просто называй его большим. Но не называй его милым. Это ранит мои чувства.

Блэр хихикнула и поспешила обогнать меня.

Глава 13

Блэр

Я не была уверена, что семейный ужин в этом доме был хорошей идеей. Раш, однако, был полон решимости найти способ помочь Нан и Киро поладить. Этот день я провела у бассейна. Пускай это был конец ноября, но на улице было около 70-80 градусов (по Фаренгейту — прим. перев.). Я привыкла к сумасшедшей теплой погоде зимой в Алабаме, но, казалось, солнце здесь теплее. Раш лежал рядом со мной, прикладывая большие усилия, чтобы нанести солнцезащитный крем на все мое тело.

После душа я чувствовала себя освеженной и готовой ради Раша принять эту сумасшедшую семью. Мне понравилась Харлоу, по крайней мере по тем крохам времени, что я с ней провела. Она не шутила, когда говорила, что отдыхает, запершись в своей комнате. Она редко выходила оттуда. Мне было почти что жаль ее. Казалось, она была так одинока. Я задумалась, на что была похожа ее жизнь в Южной Каролине. Были ли у нее друзья, по которым она скучала?

Раш вошел в спальню, но остановился, как только увидел меня.

— О, нет. Блэр, детка, ты выглядишь просто потрясающе. Невероятно. Но ты не можешь пойти в этом платье на ужин. Твоя грудь заставляет меня хотеть все отменить и скинуть с тебя всю одежду. А еще твои ноги, эти каблуки… Ты не можешь пойти на ужин в чем-то подобном! Киро — извращенец, и я в конечном итоге убью его. Пожалуйста, одень что-нибудь, что будет меньше открывать твою грудь или ноги. Черт, надень джинсы, свитер и какие-нибудь теннисные туфли.

Если бы он не выглядел настолько обезумевшим, то я была бы вне себя от гнева. Я любила это платье. Оно заставило меня по-прежнему чувствовать себя сексуальной, несмотря на мой живот. Чем большим становился ребенок, тем меньше я чувствовала себя привлекательной. Да и моя талия быстро исчезала. — Никакие из моих джинсов не подходят и мне нравится это платье. Оно заставляет меня чувствовать себя красивой.

Раш застонал и подошел ко мне. «

— Ты чертовски прекрасна. Красивая — это не то слово, которым можно описать тебя в этом платье. Мне нужно, чтобы ты выглядела менее вызывающе и была более похожа на мою беременную невесту. Я не хочу, чтобы Киро говорил тебе пошлости за ужином. Хочу сосредоточиться на его с Нан проблемах и найти мирное решение.

Ладно.

— Ну, если ты ставишь вопрос так, думаю, я могла бы переодеться, — ответила я.

— Да, пожалуйста. Ради меня, — Раш уже умолял.

— Можешь тогда расстегнуть меня? Я потратила достаточно времени, застегивая эту вещь на молнии.

Раш подошел поближе ко мне и расстегнул молнию, потом стянул платье по мои плечам, пока оно не упало вокруг моей талии. Я не надела бюстгальтер, потому что на спине был глубокий вырез, и моя обнаженная грудь, казалось, привлекла его внимание.

— И надень бюстгальтер, — сказал он хриплым шепотом. Затем он опустил голову, чтобы взять один из моих сосков в рот. Металл на его языке потерся о чувствительную плоть и, схватив его за плечи, я крепко сжала.

— Раш, скоро ужин, — напомнила я ему, когда он потянул платье вниз по моим бедрам, пока оно не упало на пол.

— Сейчас меня это чертовски не волнует,- пробормотал он, переключая свое внимание от одного соска к другому. Его рука скользнула в мои трусики и палец вошел в меня мягким толчком. Мои колени подогнулись.

— Пожалуйста, я… пожалуйста.

— Пожалуйста что?- спросил Раш, подхватив меня на руки и посадив на туалетный столик за моей спиной.- Раздвинь ноги,- потребовал он.

Я сделала так, как он мне велел. Его рука скользнула вниз и его палец начал скольжение в меня и из меня в устойчивом ритме. Каждый раз, когда он выходил из меня, он скользил по влажности пальцем, по моему клитору и опять в меня. Я была очень близка к оргазму. Раш, казалось, знал, как легко меня к нему привести.

— Разве ты себя не хорошо чувствуешь? Кто-то уже весь мокрый и готовый, — сказал он мне на ухо и я вздрогнула, когда его палец выскользнул наружу и на этот раз отступил ниже, к моему другому входу. Он закружил вокруг него и, что удивительно, это меня завело и вовсе не беспокоило. Я думала, что это будет беспокоить меня. Стон вырвался из меня и это не осталось незамеченным Рашем.

— Тебе нравится? — спросил он и его палец осторожно надавил на вход. Я чувствовала это моим клитором. Я зажмурилась и кивнула. — Чёрт, детка. Я не способен высидеть этот чёртов ужин, думая о том, какая ты горячая и позволяющая мне играть с твоей попкой.

Сейчас я не хотела идти на ужин. Я хотела кончить.

Раш вернул свой палец на мой клитор и водил по нему кругами, а потом щипал его большим и указательным пальцами, в то время как его безымянный палец скользил во мне. Я схватила его за руку и закричала, чувствуя, как внутри меня разгорается огонь, вспыхнувший во время оргазма.

Я обмякла в его руках и он прижал меня к себе, в то время как его рука выскользнула из моих трусиков. Он начал по очереди облизывать свои пальцы и мой живот задрожал, когда я смотрела на него. Ухмылка коснулась его губ, когда он облизал последний палец.

-Это должно сдерживать меня, пока этот кошмар не закончится. Но окажи мне услугу, оставайся в этих трусиках. Я хочу пойти туда, зная, что это я сделал их мокрыми.

Его слова заставили мою грудь сжаться снова. Если он не прекратит, мы никогда не спустимся к ужину.

— Надень что-нибудь, что поможет мне оставаться спокойным и пойдем встретимся лицом к лицу с тем адом, что ожидает нас, — прошептал Раш, пока поднимал меня. — Если, конечно, ты не хочешь просто остаться здесь. Я раздобуду тебе еды, если ты предпочтешь пропустить это.

Не было никакой возможности, чтобы я спряталась здесь, в то время как он разбирался бы с Нан. Я тоже собиралась идти. Даже если я намеревалась держать рот на замке, я была бы моральной поддержкой.

— Я пойду с тобой. Просто дай мне секунду. Надо восстановить дыхание и прийти в себя.

Раш усмехнулся.

— Точно в том образе, в котором мне нравится тебя удерживать.

Я подняла свое отброшенное платье и швырнула в него. После чего направилась к шкафу, где я держала все свои вещи и нашла другое платье, которое было до колен и имело глубокий вырез. К нему я бы могла надеть легкие ботинки и это было бы достаточно мило.

Я надела его и развернулась, чтобы захватить свои ботинки.

-Ты носишь ботинки? Эти ботинки? — спросил Раш, когда я просунула свою ногу в первый.

— Да, — ответила я.

Раш застонал и потряс своей головой.

— Чертовы ботинки заставляют мужчин представлять тебя обнаженную, только в этих ботинках.

— Раш. Ты должен остановиться. Ты думаешь, что каждый хочет видеть меня обнаженной. В случае если ты не заметил, то я беременна, черт подери. Никто не хочет видеть меня обнаженной… кроме тебя.

Обе брови Раша поднялись.

— Ты действительно так думаешь?

— Я не думаю, я знаю.

Раш испустил вздох побежденного.

— И это одна из причин, почему ты так чертовски неотразима. Пойдем, моя сладкая Блэр. Пойдем есть ужин.

Глава 14

Раш

С Блэр, рядом со мной во время обеда, я не был в состоянии сосредоточится на Нан. Я собирался защищать Блэр. Когда Нан вышла из комы и узнала о ребенке, казалось, она стала немного лучше относить к Блэр. Но потом она узнала, что ее отцом был не Эйб, а Киро.

С тех пор Нан вышла из-под контроля. Я понимал ее желание иметь любящих ее родителей. Я ненавидел Эйба Винна годами, потому что моя младшая сестра была так разбита. Но это не было виной Эйба. Моя мать должна была быть честной и гребаный Киро должен был сделать то же, что и мой отец, и сделать что-нибудь.

Когда мы зашли в столовую, Блэр крепко сжала мою руку. Я оглядел комнату и порадовался, что Нан здесь еще не было. Я хотел, чтобы Блэр посидела и расслабилась, перед тем, как появится моя сестра.

— Тебе нужна эта семейная встреча, но ты опоздал, — протянул Киро, когда откинулся на спинку стула и посмотрел на Блэр. Я начинал ненавидеть этого мужчину по нескольким причинам.

— Нан еще не пришла. Так что мы не опоздали, — ответил я и повел Блэр к другому концу стола, усадив ее рядом с Дином, а сам сел с другой стороны от нее.

— Он пьян. Рано ударился в ром, — Дин объяснил Блэр. Извиняющийся взгляд на лице моего папы напомнил мне, что он не был столь бессердечен, как его друг. Я уже знал это. Он не игнорировал меня. Но тогда Киро также не игнорировал Харлоу. Тем не менее, я задался вопросом, что было бы с ней, если бы мама ее мамы не приняла ее. Ее бабушка вырастила ее. Он просто появился с пони и обещаниями, которых так и не сдержал.

— Я такой, какой я есть, — сказал Киро с другого конца длинного стола. — Ты присматриваешь, чтобы твоя красотка была подальше от меня, не так ли? — сказал Киро смеясь. — Я просто смотрю, парень. Это не похоже на «я собираюсь прикоснуться к ней». Она носит твоего ребенка. А я держусь подальше от беременных. Не хочу быть ответственным за еще одного ребенка.

Возле меня напряглась Блэр и я положил руку на ее ногу. Это не должно было расстроить ее. Это было хорошим. Даже если я хотел, чтобы он перестал смотреть не нее.

— Пап, оставь Раша и Блэр в покое. Дразня их, ты заставляешь всех чувствовать себя неудобно, — сказала Харлоу. Она молча села слева от Киро. Она редко говорила, так что я не привык к ее тихому голосу. Меня все еще поражало, что этот мужчина произвел ее на этот свет. Она не была похожа на Киро. Также она была единственной, кто мог его успокоить. Казалось, ее голос расслабил его.

— Хорошо, дорогая. Не хочу испортить ваш ужин. Я просто веселюсь.

— Никакого веселья, — ответила она, тихо приказывая.

Блэр наклонила голову ко мне.

— Она мне нравится, — прошептала она так тихо, что я почти не услышал ее. Я улыбнулся. Я не ошибся в том, что Блэр понравилась Харлоу. Она была действительно хорошей девушкой. Но Нан собиралась отправить ее в ад.

Громкий стук каблуков, что стучали о мраморный пол, приближался к столовой. Я напрягся и приготовился к встрече с Нан. Она зашла в комнату, одетая в короткое голубое пушистое платье и на шпильках, ее длинные рыжие волосы были собраны, а вокруг лица свободно спадали локоны. Безусловно, она сделала все, чтобы выглядеть хорошо. Это же Нан. Я смотрел, как ее глаза окинули каждого сидящего за столом надменным взглядом.

Раздраженный блеск в ее глазах, когда она заметила Блэр, был ничто по сравнению с ненавистным взглядом, что она кинула в Харлоу. Я ждал, готовясь остановить ее, если она скажет что-нибудь не то. Харлоу держала взгляд опущенным, играя с салфеткой на коленях. Напряжение в комнате было отстойным и я ненавидел, что Нан думала, что она должна вести себя так, чтобы привлечь к себе внимание.

— Присаживайся, девочка, и хватит быть такой сердитой. Мы хотим есть, — сказал Киро непочтительно и глаза Нан сердито вспыхнули. Она посмотрела на свободный стул возле Киро, а потом прошла мимо него, сев возле Дина с другой стороны. Маленькая девочка, живущая в ней, по-прежнему боялась отказов. А она знала, что мой папа не откажет ей.

— Я не знала, что ты придешь с ней, — огрызнулась Нан.

Блэр была настолько напряжена, что я хотел подтянуть ее к себе, чтобы она расслабилась.

— Конечно, я с ней. Она там, где и я.

Нан закатила глаза. — Я скучаю по старому Рашу.

— А я нет, — ответил я.

— Это семейное дело. Ты думаешь, что можешь справиться всего за несколько минут или ты планируешь откладывать его до конца жизни? — боль Нан быстро превратилась в горечь. Хотя она не собиралась направлять ее на Блэр.

Я наклонился вперед над столом и окинул ее пристальным взглядом. — Никогда больше не разговаривай так с ней. Если бы она не согласилась придти со мной, то меня бы здесь не было. Не стоит недооценивать ее важность. Она моя. Уважай это.

Нан рассердилась и откинулась на спинку стула. Я ненавидел говорить с ней в таком тоне, зная, что ей больно. Но Блэр была на первом месте. Всегда.

— Я умираю от голода. Где эта проклятая еда? — громко крикнул Киро. Две женщины около двадцати лет поспешили с подносами. Обычно здесь не было серверов для приема пищи. Так как Дин и Киро не были любителями формального приема пищи. Но Дин позвонил в кейтеринговую компанию, чтобы позаботиться о еде этим вечером. У женщин был «пораженный звездой» взгляд, когда они начали подавать закуски на стол и принимать заказы на напитки.

— Посмотри на себя, — сказал Киро, когда скользнул рукой вверх по ноге одной из женщин.

— Папа, не надо, — прошептала Харлоу.

Киро испустил жесткий смех и подмигнул серверу. — Позже.

— Господи. Я не могу поверить, что моя мама спала с этим мужчиной, — сказала Нан слишком громко.

— Не будем об этом, Наннет, — предупредил ее Дин. Но было слишком поздно. Я мог видеть раздосадованное веселье в глазах Киро.

— Почему же нет? Я гребаный рок-идол, маленькая девочка. Гребаный. Рок. Идол. — Он сделал глоток своего напитка и улыбнулся. — Все женщины хотят попробовать. Твоя мама была такой же.

— Папа, пожалуйста, — сказала Харлоу, потянувшись и слегка касаясь его руки.

— Моя мама была слишком молода, чтобы знать лучше, — Нан отстреливалась.

— Она не была молодой. Она делала все возможное, чтобы переспать с каждым из нас. Думаю, она может официально претендовать на рекорд «трахнула каждого из Slacker Demon», и это не просто подвиг. Дин переборчив намного больше, чем все мы.

Нан побледнела и я знал, что должен вмешаться, прежде чем это выйдет из-под контроля.

— Спасибо, Киро, за то, что мы узнали сексуальные привычки нашей мамы, когда она была моложе. Теперь мы можем оставить это и попытаться все уладить?

Киро кивнул.

— Конечно. Давайте поедим что-нибудь из этого дерьма.

Сервера быстро начали ходить вокруг стола с подносами еды, спрашивая, что бы мы хотели. Блэр отказалась почти от всех закусок. Она взяла только кусок хлеба.

— Почему ты больше ничего не ешь? — спросил я обеспокоенно.

Она наклонилась ко мне, чтобы никто не мог ее услышать.

— Потому что я не могу есть сырое мясо или сыры с непастеризованного молока, так как я беременна.

Дерьмо. Это было открытием для меня. Я отодвинул свой стул и направился к кухне, чтобы они приготовили ей что-то, что она могла съесть.

Глава 15

Блэр

Я не спрашивала Раша, что он делал. Я уже знала это. Он вернется с едой, которую мне можно есть. Если бы я не была так голодна, то попыталась бы остановить его, но я действительно хотела съесть больше, чем хлеб.

— Ты превратила моего брата в твою сучку. Это жалко, — прошипела Нан через стол.

— Нан, спрячь когти. Блэр беременна и ей нужно есть. А Раш заботится о том, что его, — ответил Дин, прежде чем забросить сырые устрицы без оболочки в свой открытый рот.

— Ты что, не понимаешь как контролировать рождаемость? Или это был твой план? Заполучить его с ребенком?

Была большая вероятность, что до конца моей жизни я буду иметь дело с такого рода отношением от Нан. Расстраиваться и убегать — не мой жизненный выбор. Конечно, я не собиралась снова направлять пистолет на ее лицо, но я также не собиралась позволять ей говорить со мной подобным образом только потому, что она сестра Раша.

— Я понимаю, что тебе больно и ты сердита. Но я не виновата в этом. Так что, пожалуйста, прекрати.

Дин усмехнулся рядом со мной. Глаза Нан только ярче засветились. Замечательно. Я ничего не сделала, но она не отступала.

— Слушай меня, ты, маленькая сучка. Не важно, что ты думаешь, ты имеешь — у тебя этого нет. Я его сестра. Его родня. Он выберет меня, если до этого дойдет. Так что не смей мне угрожать.

Как бы я не хотела вернуться наверх, в комнату Раша, и спрятаться от всего этого, я знала, что это только сделает ее сильнее.

— Это не соревнование. Ты его сестра. Я — мать его ребенка. Он не должен любить только одну из нас, Нан. Это по-детски и небезопасно так думать. Раш здесь, потому что он любит тебя и хочет помочь. Не бей его в лицо, обращаясь со мной таким образом.

Нан открыла свой рот и закрыла обратно. Ее челюсть дергалась, когда она скрежетала зубами.

— Блэр, что за девушка, — крикнул Киро и боль, что мелькнула в глазах Нан, заставила меня чувствовать жалость к ней. Я знала, какого это — чувствовать, что отец не хочет тебя. Но также я знала, каково это иметь отца, который обожал тебя. А она нет.

— Я не знаю, почему я даже пытаюсь. Никто не принимает меня здесь. Раш был всем, что у меня было и сейчас он с вами, а вы ненавидите меня, — она завизжала, когда встала и бросила салфетку на стол.

— Ты получила Раша, — она указала пальцем на меня, а потом переключила внимание на Харлоу. — А у тебя есть любовь моего отца. У меня же ничего нет. — Она развернулась и выбежала из комнаты.

Раш вошел, когда ее каблуки громко стучали по полу, и посмотрел на Киро. На его лице был виден гнев. — Что ты сделал? Я всего лишь ушел на пять минут.

Киро пожал плечами и указал на меня. — Не смотри на меня. Это твоя женщина заставила ее сбежать.

Раш пришел в замешательство, когда перевел свой взгляд на меня. — Блэр? Что случилось?

Я покачала головой. — Она обвинила меня кое в чем, а я просто сказала ей правду.

Раш вздохнул и пошел за своей сестрой.

Я сидела, задаваясь вопросом, должна ли я тоже уйти или остаться. Я забыла о хлебе, что лежал на моей тарелке, так как живот скрутило в подобие узла.

— Этот семейный ужин постепенно ухудшается. Кто-нибудь еще хочет уйти, прежде чем нам подадут салат? — спросил Киро веселым тоном. Я не понимала, как он шутит после того, что только что произошло.

Дин протянул руку, сжав мою.

— Он вернется. Просто иногда Нан нуждается в Раше. Он знает это.

К сожалению, я тоже это знала.

К тому времени, как закончился обед, Раш все еще не вернулся. Сейчас Киро полностью лапал задницу сервера под ее платьем. Харлоу игнорировала это, молча допивая свое вино. Внимание Дина досталось другому серверу. Я была более чем рада, что эти две женщины «были в меню» для этих мужчин. Только Дин, выглядя хихикающим, искал причины уйти с ею. К счастью, он еще не оголил никакие части тела. Я была более чем готова, чтобы встать и уйти.

— Думаю, сейчас самое время тебе и Блэр идти по вашим спальням, — сказал Киро, обращаясь к Харлоу, но не смотря на нее. Он был сфокусирован на грудях сервера, а его рука все еще была под ее юбкой.

— Я полностью согласна, — ответила Харлоу, поднимаясь и глядя на меня с виноватой улыбкой.

Я встала и начала благодарить Киро и Дина за ужин, когда заметила, что рука Дина теперь была между ног другого сервера. Я решила поспешить за Харлоу.

— Мне жаль, что ты стала свидетельницей этого. Папа стал пить больше, так как Нан устраивает здесь ад. Когда он пьет, он… эээ… нуждается в большем количестве женщин.

Другими словами, он трахался гораздо чаще. Я кивнула. Однако, в чем проблема Дина? Думаю, что сексуально возбужденный рок-легенда просто привык получать желаемое.

— Я думала, что Раш вернется к этому времени, — ответила я, желая сменить тему.

Харлоу кивнула.

— Да, я тоже. Но, насколько я понимаю, Нан умеет доставлять беспокойство.

Это было слишком добро для Нан. Я же предпочитала слово «сучка».

— Она ненавидит меня. Думаю, мне нужно принять и научиться с этим жить. Только мне не нравится, в какое положение она ставит Раша.

Громкий визг, а затем и стон донеслись из столовой. Харлоу издала рвотные звуки.

— Ах, давай. Используем не лестницу, а лифт. Он сможет заглушить этот шум.

— Они просто… сделают это в столовой? — спросила я, пораженная отсутствием уединенности и тем фактом, что другой обслуживающий персонал мог услышать их с кухни.

— Они будут делать это всюду. Поверь мне. Ты не захочешь знать, что я видела годами. Думаю, именно поэтому я все еще девственница. Ну, и из-за того, что я слишком застенчива с парнями.

Было удивительно, что Харлоу невинна, с таким-то поведением ее отца.

— Я была девственницей до Раша. Иногда лучше подождать того самого парня.

Харлоу улыбнулась и кивнула.

— Да. Но тогда есть вероятность, что это никогда не случится. Я не много общаюсь. Моя жизнь здесь очень уединенная. Я всегда ненавидела секс из-за того, что я видела, как это делает мой папа. Но в последнее время мне интересно, может, мне просто нужно посмотреть на это с другой стороны. Вы с Рашем кажетесь счастливыми вместе.

Мне стало грустно за нее. Очевидно, она выросла под защитой бабушки, а потом только и видела другую сторону жизни Киро. Она была очень смущена.

— Ты ходила на свидания в Южной Каролине? — я спросила.

Она пожала плечами.

— Не часто. Моя бабушка не в восторге от этого. Она сказала, что это только приведет к сексу. Я должна подождать замужества, чтобы заниматься сексом. Так сказано в ее Библии. Но если я ни с кем не встречаюсь, как я могу выйти замуж? — Харлоу испустила тихий смешок. — Хотя, это не имеет значения. Я никогда не могу найти нужных слов, когда парень, что мне нравится, находиться рядом. Я становлюсь ошеломляюще застенчивой и неуклюжей. Надеюсь, что с возрастом станет лучше.

Харлоу была образцовой красавицей. Изящной и безупречной. Трудно было поверить, что она не часто ходит на свидания.

— Я собираюсь пойти в свою комнату. Хочу дочитать книгу. Недавно я обнаружила инди-авторов в моей Kindle (устройство для чтения электронных книг — прим. перев.) и немного «подсела».

— Инди? — я спросила.

Харлоу кивнула.

— Самиздатовские электронные книги. Я там нашла несколько отличных.

Может, мне тоже нужно заполучить Kindle.

— Тогда наслаждайся, — ответила я и направилась в комнату Раша.

Глава 16

Раш

Нан беспорядочно рыдала. Мое сердце разбивалось из-за этого. Она все еще была моей младшей сестрой, но она поступила неправильно. Из-за ее родителей. Всю свою жизнь я пытался быть человеком, на которого она могла рассчитывать, но меня было мало. Ей нужно чувствовать себя любимой и принятой одним ее паршивым оправдывающимся родителем.

— Она ненавидит меня, — Нан шмыгнула носом и икнула. — Прямо там, перед Киро, она делала из меня дуру. Ее даже не волнует, что я пытаюсь найти способ, чтобы он захотел меня.

Я был уверен, что Нан подтолкнула Блэр сказать то, что она сказала, но я не показывал этого. Теперь моя очередь говорить, после часа, что получила Нан, чтобы успокоиться. Прямо сейчас ей нужен кто-то и я был уверен, что я единственный на этой планете, кто заботится о ее проблемах.

— Знаю,ты любишь ее, но она подлая. Бесчувственная и подлая. Ты помнишь, когда она целилась в меня пистолетом, — Нан всхлипнула и вытерла слезу с мокрого лица.

— Все было немного не так. Мама и Эйб только перевернули весь ее мир. Она была расстроена, а ты насмехалась над ней.

Нан испустила жесткий смешок.

— Ты всегда будешь заступаться за нее. Даже когда она высмеяла меня и мою необходимость в любящем меня родителе на глазах у всех. Перед Харлоу, Дином, Киро. Ей плевать на мои чувства.

Блэр была беременной и ей было труднее контролировать эмоции. Тем не менее, нужно поговорить с ней, чтобы она была спокойна с Нан. Чем раньше она и Киро поладят, тем скорее мы сможем уехать. Мне не нравилось обманывать Блэр и мою сестру. Это было слишком.

— Она не должна была этого говорить. Хотя ты тоже не должна была что-либо говорить ей.

— Я просто напомнила ей, что ты любишь и меня. А она так злобно посмотрела на меня.

У Блэр было много причин ненавидеть Нан. Я знал это. Но я хотел, чтобы она научилась отпускать все ненужное. Когда она настояла, чтобы мы приехали сюда, я думал, что это был ее способ простить Нан. Но я ошибся.

— Я разберусь с Блэр. Это больше не повторится. Но тебе нужно начать искать способы, чтобы избавиться от этой горечи, Нан. Я не могу помочь тебе, если ты ведешь себя так с Киро. Он привык иметь дело с Харлоу. Не с тобой. Харлоу тихая и держит все в себе. Я уверен, в детстве она быстро выяснила, что все это будет устраивать Киро. Тебе нужно понять, что Киро не примет тебя ради тебя. Он испорчен и эгоистичен. Он легенда. Люди обожают его и он преуспевает в этом.

— Я ненавижу мою жизнь. Я… Иногда я думаю, что всем было бы легче, если бы меня не стало.

Я почувствовал резкую боль в груди и, протянув руку, я потянул ее в свои объятия.

— Ты не можешь сделать это, потому что я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты была рядом. Тебе нужен шанс найти счастье, Нан. Не делай этого для себя. И никогда, я имею в виду НИКОГДА, не говори такого опять.

Она кивнула у моей груди и тихо заплакала. Я подумал, что моя искалеченная сестра может никогда не исцелиться.

Так было несколько часов, прежде чем я вернулся в дом. Нан была в гостинице. Она отказалась остаться в доме с Киро и Харлоу. Дважды я писал Блэр, но от нее ничего не было слышно. Я волновался и продолжал говорить себе, что она спала.

Я поспешил в нашу комнату и, открыв дверь, нашел ее спящей на нашей кровати, свернувшейся в калачик. Она все еще была одета в платье и выглядела безучастной. Я подошел и начал аккуратно раздевать ее. Мне не хотелось разбудить ее, но я также не хотел, чтобы ей было неудобно спать.

Как только я раздел ее, то откинул одеяло и укрыл ее им. Я не мог поверить, что она сказала что-то оскорбительное Нан. Но тогда Нан была непреклонна, и Блэр могла наброситься на нее. Возможно, это были гормоны беременной. Я наклонился и поцеловал Блэр в макушку, прежде чем подняться и отправиться в душ. Мы не пробыли здесь и дня, а я уже был напряжен и готов уехать.

В дверь постучали, как только моя голова коснулась подушки. По крайней мере, на это было похоже. Блэр пошевелилась в моих руках и я заметил, что в окна светило солнце. Может, мне получилось немного поспать.

— Кто это? — спросила Блэр сонным шепотом.

Я не был уверен, но мне не хотелось, чтобы Блэр просыпалась из-за этого. Я знал, что она засиделась допоздна, ожидая меня.

— Не уверен. Оставайся здесь, — ответил я, поцеловав ее в макушку, прежде чем встать с кровати и потянуться за отброшенными ранее джинсами.

Распахнув дверь спальни, я увидел обозленного и страдающего похмельем папу.

— Ты имеешь дело с дерьмом. Что бы ты ни сказал Нан вчера вечером, это не помогло. Ее задница переезжает сюда, — зарычал Дин.

Это был шаг в правильном направлении. Ей нужна возможность привыкнуть к Киро. Это было бы хорошо для них.

— Тогда мой разговор помог. Пора Киро принять ее и наверстать упущенное время.

Дин испустил жесткий смешок.

— Этого не будет, Раш. Ты лизал ее задницу, если это то, что ты сказал ей. Киро — это Киро. Он не гребаный образ папочки, что она хочет.

Может быть. Но я должен был, по крайней мере, помочь ей попробовать.

— Просто спустись вниз и помоги, прежде чем весь ад окажется здесь, — сказал Дин, прежде чем развернуться и уйти прочь.

Я закрыл дверь перед тем, как вернуться к Блэр. Он сидела в постели, ее волосы были в беспорядке из-за сна, а простынь съехала с ее обнаженной груди. Что я действительно хотел, так это вернуться с ней в постель и забыть обо всей ерунде с Нан.

-Извини, — сказал я, когда вернулся в кровать.

Она нахмурилась.

— Когда ты вернулся прошлой ночью?

— Поздно. Нан было нелегко.

Блэр сухо кивнула, а затем опустила взгляд. Я подошел к ее стороне кровати и сел рядом, после чего скользнул пальцем под ее подбородок и повернул ее голову, чтобы она взглянула на меня.

— Эй, что с тобой?

Она испустила тяжелый вздох.

— Ты мог позвонить. Я ждала твоего звонка. Так и уснула, беспокоясь о тебе.

— Я звонил, — заверил я ее. — Ты не отвечала.

Блэр дотянулась до мобильного и проверила его.

— Ты звонил мне после одиннадцати. В то время я уже спала. Я имею в виду, ты мог позвонить мне раньше.

Она была права. Я должен был. Чертовы Нан и Киро. Я не собирался оставить Блэр снова ради кого-либо еще. Я поклялся, что она на первом месте, и я подразумевал это. Тем не менее, вчера вечером я оставил ее.

Глава 17

Блэр

Я очень старалась не вести себя как ребенок, но я была расстроена.

— Я должен был позвонить тебе раньше, прости меня. Нан стала угрожать покончить с собой и я запаниковал. Я был в режиме старшего брата.

С Нан он всегда был в режиме старшего брата. Приехав сюда, я знала, что была здесь ради Нан, но это было тяжелее, чем я представляла. Особенно после того, как она разговаривала со мной вчера вечером. И я ни на минуту не поверила, что действительно могла себя убить.

— Она манипулирует тобой. Я не хочу видеть, как она делает это.

Раш встал, провел руками по волосам и подошел к окну. По его напряженным плечам я могла сказать, что он не был согласен со мной. Будто защищаясь, он посмотрел на меня.

— Она расстроена, ей больно. Я знаю, что она вела себя как сука по отношению к тебе в прошлом, но сейчас ты нужна мне. Можешь ты, хотя бы ради меня, не говорить ей ничего плохого? Я очень беспокоюсь за ее психическое состояние на данный момент.

Плохого? Я не говорила ничего такого Нан. Почему он так думает?

— Это я сказала, что нам надо приехать сюда. Я понимаю, что ей нужна твоя помощь. Так почему же ты думаешь, что я сказала бы ей что-то плохое?

Раш запрокинул назад голову и плотно закрыл глаза, будто он совсем не хотел, чтобы мы заводили об этом разговор. Что-то было не так.

— Я знаю, что ты сказала ей вчера вечером за столом. Она рассказала мне. И да, ты имеешь полное право говорить ей все это, но сейчас мне нужно, чтобы ты этого не делала. Чем скорее я все исправлю, тем быстрее мы вернемся в Розмари и забудем весь этот кошмар.

— Что я сказала ей вчера вечером за столом? Я не понимаю тебя,- ответила я, чувствуя, как в животе сворачивается болезненный узел. Неужели Нан лгала ему о моих словах? Это она говорила много плохого за столом. Не я.

— Она чувствовала, что ты смеялась над ней. Просто… наверное, будет лучше, если ты просто не будешь говорить с ней.

Я снова села на кровать, и вчерашний разговор за столом пролетел в моей голове. Почему она себя так чувствовала? Она нападала на меня.

Тихий стук в дверь не позволил мне сказать то, что я собиралась, и Раш разочарованно зарычал, прежде чем подошел к двери и открыл ее.

— Прошу прощения, я не хотела вам мешать, но Нан требует, чтобы ей сказали, где комната папы. Ей же лучше, чтобы она не разбудила его. Это было бы очень плохо,- тихо произнесла Харлоу тревожным голосом.

— Черт,- пробормотал Раш. Он оглянулся на меня. — Мне очень жаль. Я вернусь через несколько минут. Просто полежи пока и отдохни. Я не позволю никому помешать тебе.

Как только за ним закрылась дверь, я позволила слезам политься из глаз. Когда я говорила ему поехать разобраться с Нан, то не думала, что будет так тяжело. Я надеялась, что после несчастного случая и новости о том, что у нас скоро будет ребенок, она станет более управляемой. Я ошибалась. Приехать сюда было плохой идеей.

Я почувствовала спазм в животе и замерла. Я сидела и ждала, пока ребенок пнется и это меня успокоит. Но ничего не произошло. Я положила обе руки на живот и тут почувствовала еще один спазм. Поморщившись, я попыталась успокоить свое сердце, которое тут же начало бешено стучать. Что-то было не так. Меня накрыла волна тошноты и, откинувшись назад, я закрыла глаза. Возможно, я слишком быстро встала сегодня утром. Мне стоило быть более осторожной. Я стала заложницей всей этой легковозбудимой напряженности в доме.

Я закрыла глаза и медленно сделала глубокий вдох. Спазмов больше не было и я почувствовала мягкий удар под моей рукой. Это придало мне немного уверенности и я задремала.

Когда я открыла глаза, солнце уже поднялось и ярко сверкало через окно. Должно быть, уже был обед. Я потянулась за телефоном и посмотрела на часы: был час дня. Должно быть, я устала больше, чем думала.

Перевернувшись, на маленьком столике рядом с кроватью я увидела поднос с едой. Завернувшись в простыню, я подошла к нему. И улыбнулась, когда увидела небольшую записку с закорючками Раша.

Мне жаль, что все так получилось утром. Ты устала, а я еще сильнее загрузил тебя. Все это не твоя вина. Я просто хочу, чтобы мы поскорее покончили с этим и смогли вернуться домой. Съешь что-нибудь. Я пока схожу и посмотрю, могу ли поговорить с Киро.

Люблю тебя больше жизни.

Раш.

Я сняла серебряную крышку с тарелки и увидела свежую клубнику, сливки, лосось и кусочек тоста. В животе все еще оставалось неприятное ощущение, так что я решила пока что воздержаться от лосося, но взяла клубнику и, обмакнув ее в крем, с удовольствием укусила. Присев на край кровати, я расправилась со всей клубникой и тостом, а потом решила сходить в душ.

Глава 18

Раш

Для конца ноября было слишком тепло. Надев шорты и футболку, я вышел на улицу, чтобы насладиться теплом калифорнийского солнца.

Блэр все ещё не выходила из комнаты. Если в ближайшее время она не проснется, то я отнесу ей новую тарелку с едой и сам покормлю ее. Я рад, что она спала, но ей нужно есть. Харлоу сказала, что ей кажется, будто Блэр немного поела во время вчерашнего ужина. Мне следовало бы остаться с ней и пойти за Нан после того, как я провел бы Блэр до кровати.

Если бы моя чрезмерно драматическая сестра не была чертовски непостоянной, то я бы не пытался ей помочь. Я бы просто не смог простить себе, если бы проигнорировав её, с ней бы что-то случилось. Но не смотря на то, какой занозой в заднице она была, она все ещё моя сестра. И я все ещё вижу маленькую девочку с косичками, которая улыбалась мне, когда у нее еще не было зубок. Она была моей, когда мы росли. Никто не заботился о ней. Так что мне было сложно забыть об этом.

— Где твоя девушка? — спросил Киро, прогуливаясь по внутреннему дворику, где я решил спрятаться от Нан.

— Спит, — ответил я. Рад видеть, что Киро курит на улице вместо того, чтобы курить в доме.

— Она милая. Напоминает мне мою Харлоу, — сказал он, после чего взял сигарету, придерживая её губами.

— Ага. Она чертовски идеальна, — согласился я.

— Тебе следует побольше защищать её от Нан. Вчера вечером та только и делала, что разбрызгивала свой яд, а твоя девушка хорошо справлялась с этим. Я был чертовски впечатлен. Но тебе надо лучше заботиться о ней,- медленно произнес он, после чего стряхнул пепел с сигареты и пошел обратно в дом.

Я начал спрашивать его, о чем он говорил, когда Нан плавно вышла из двери, одетая в бикини и пару шпилек.

— Что ты делаешь? — спросил Киро раздраженным тоном.

— Собираюсь позагорать. А что? Хочешь присоединиться ко мне? Или, может, хочешь со мной поговорить? — с ненавистью выплюнула Нан. Мне захотелось встряхнуть её и спросить, зачем ей надо было все так чертовски усложнять.

— Нет. Я хочу знать, когда ты собираешь убрать свою задницу из моего дома. Ты продолжаешь разыгрывать драму. Харлоу даже не выходила из своей чертовой комнаты все это время. Пора бы уже побеспокоить твою мамочку, чтобы ты хоть на какое-то время оставила меня в покое, — я поморщился, увидев боль в глазах Нан. Черт, Киро был таким бессердечным.

— Ради кого я стараюсь? Ты не хочешь узнать меня. Тебе же плевать. У тебя есть Харлоу и это все, что тебе нужно. Я для тебя ничто, — кричала Нан.

— Просто Харлоу не подлая сука. Попробуй стать нормальным человеком и я, возможно, попытаюсь узнать тебя поближе. Я не остался с твоей мамой из-за одной девочки. Угадай, про кого я говорю,- зарычал он и оттолкнул ее в сторону, чтобы пройти в дом.

Глаза Нан были опустевшими, она так и стояла там, пялясь на дверь. Черт. Я встал и подошел к ней. Она заметила меня и потрясла головой.

— Нет. Я тебе тоже не нужна. Ты ненавидишь меня. Ты выбрал её. Все выбирают кого-то другого. Я никому не нужна. — закричала Нан и, повернувшись, побежала в дом.

Я остановился у двери и слушал, как её каблуки стучали по полу, пока она уходила прочь. Мне стоило бы догнать её и поговорить, но я собирался дать ей время, чтобы успокоиться. Ей нужно было время наедине.

— Это прозвучало не очень хорошо,- сказала Блэр, врываясь в мои мысли. Обернувшись, я увидел ее, спускающуюся по лестнице. Она собрала свои длинные светлые волосы и одела голубой купальник, который виднелся через полупрозрачное белое парео, накинутое на плечи и достающее до бедер. Она выглядела отдохнувшей, но то, что она только что услышала, стало причиной обеспокоенного хмурого взгляда.

— Ага, это было жестоко, — ответил я, сокращая дистанцию и притягивая её ко мне, а потом поцеловал эти розовые полные губы. Мне не нравилось видеть её столь хмурый взгляд. Она обвила руками мою талию и открыла рот, впуская меня. Я пробовал мятный вкус её зубной пасты и наслаждался шелковистой теплотой её рта.

Она накрыла мои губы своими и легкий стон слетел с её губ. Мне сразу же захотелось затащить её обратно в спальню. Она начала отступать и я посмотрел в её большие глаза. Блэр удовлетворенно улыбалась.

— Харлоу сказала, что сегодня тепло. Я решила немного позагорать. Я слишком долго не выходила на улицу, — сказала она.

Ей нужен был свежий воздух.

— Думаю, это хорошая идея. Почему бы тебе не прилечь на один из шезлонгов и я помассирую твои ножки.

Её глаза мерцали волнением и я почти рассмеялся. В последнее время ей нравился массаж ног. Знаю, это потому, что она носила больше веса из-за ребенка, а она не привыкла к этому.

— Было бы замечательно, — согласилась она и поспешила присесть в ближайший шезлонг.

В моем кармане зазвонил телефон, но я проигнорировал его. Блэр посмотрела на меня, когда я подошел.

— Ты не ответишь? — спросила она.

Я просунул руку в карман и увидел номер Нан, который высвечивался на экране. Мне следует проигнорировать ее. Это не может быть хорошо. Я хочу провести временя с Блэр. Хочу помассировать ей ножки и понаблюдать сексуальные маленькие гримасы, которые она строила, пока я делал это.

— Просто ответь, Раш. Ты же будешь волноваться, если не ответишь, — сказала она.

Бормоча проклятия, я нажал кнопку ответа и поднес телефон к уху. Прежде чем я смог сказать привет, громкие рыдания Нан поприветствовали меня.

— Не иди за мной. Я сказала тебе вчера, что хочу покончить с этим и я сделаю это. Вот так. Все ненавидят меня, так что с меня хватит. Прощай, Раш, — прокричала она в трубку, а потом сбросила вызов.

— Черт, — прорычал я, кладя телефон обратно в карман. Мне нужно поехать к ней. Я хочу верить, что Блэр была права и Нан не причинила бы себе боль, но я не мог знать наверняка.

— Она снова угрожала покончить жизнь самоубийством,- сказал я, глядя на разочарованное лицо Блэр. И это я ее разочаровал. Я ненавидел это. Я хотел, чтобы мы никогда сюда не приезжали, но тогда бы я никогда не смог простить себя, если бы что-то случилось с Нан.

— Иди, все в порядке. Ты нужен ей и она делает все это, чтобы привлечь твое внимание,- ответила Блэр. Ее слова имели смысл. Вероятно, она была права.

— Мы не знаем наверняка, не собирается ли она что-то попробовать. Я не могу слепо верить, что это пустые угрозы.

— Я знаю.

— Я — все, что у нее есть, Блэр,- огрызнулся я, сам того не желая. Я злился не на Блэр. А на то, что она была такой чертовски понимающей, хотя и не должна была. Я злился, что раз за разом она отходила на второй план из-за моей семьи. И ненавидел, что она просто отпускала меня каждый раз, не заставляя меня чувствовать себя виноватым. Я ненавидел все это.

— Я знаю, — снова ответила она. На этот раз я расслышал в ее голосе боль, и возненавидел себя за то, что это было из-за меня.

— Прости меня, мне просто…

— Тебе просто нужно пойти и проверить, как там твоя сестра. Я понимаю, — закончила за меня Блэр. Суровый тон ее голоса беспокоил меня, но у нас не было времени разбираться с этим прямо сейчас. Чем дольше я стоял здесь, тем хуже все становилось. Я хотел компенсировать ей все это сегодня вечером. И я собирался угрожать Нан, что положу ее в психиатрическую клинику, если она не прекратит угрожать, что покончит жизнь самоубийством. А после мы вернемся в Розмари. Как же я хотел, чтобы моя жизнь вернулась на круги своя.

Глава 19

Блэр

В течение следующих нескольких дней дела шли от просто напряженных к плохим, а потом вообще к ужасным. Раш почти не появлялся в доме, а если и появлялся, то совсем ненадолго. Нан и Киро все время ссорились, после чего она убегала. А Раш все время следовал за ней.

Я знала, что это и было причиной, по которой мы сюда приехали, но я не ожидала такого. Нан была еще более незрелым ребенком, чем я думала. Киро же был настоящей задницей. Харлоу видела это и все равно имела с ним дело. Она не носилась вокруг дома с криками о том, что ее никто не любит. По большей части она просто пряталась в своей комнате и читала. Каждый раз, когда было достаточно тепло, она приходила ко мне и мы шли на улицу.

Я соскучилась по Рашу. Соскучилась по его улыбке. Он перестал улыбаться. Я упомянула вчера вечером, что, возможно, ему нужно дать Нан некоторое пространство, чтобы приспособиться и позволить ей увидеть, что он не собирается сбегать. Посмотреть, как она справиться с этим. Но он огрызнулся на меня.

— Она угрожает покончить с собой, Блэр. Я не могу игнорировать это. Не верю, что она сделает это, но я все еще не могу пренебрегать этим. Кто-то должен разобраться с этим дерьмом. Этот кто-то — я. Никто больше не сделает этого.

После этого я больше ничего не говорила. Он не хотел слушать меня, а я не хотела, чтобы он на меня огрызался. Это все меня сильно изматывало. Вся эта ситуация.

Я начинала понимать, почему Харлоу пряталась. Уже дважды я натыкалась на Киро, трахающего девушек моего возраста. Это было не тем, что я хотела видеть в своей голове. Киро делал это там, где хотел, и я научилась стороной обходить игровую комнату. Бильярдный стол там использовался совсем не для бильярда.

Стук в мою дверь прервал мои мысли, и, на этот раз, я была этому рада. В данный момент думать о дистанции между мной и Рашем мне совсем не хотелось. Это очень напрягало меня. Харлоу просунула голову в комнату.

— Хочешь сходить со мной к бассейну? Папы нет дома, так что никакой секс-вечеринки там не намечается,- сказала она с застенчивой улыбкой.

Мы уже находили Киро голым в бассейне в компании не одной, а двух девушек. Было довольно неудобно. Он смеялся так громко, что я была уверена, что соседи могли услышать его. Но, вместо того, чтобы испытывать стыд или смущение, он считал, что это было весело.

— Звучит здорово. Сейчас одену купальник и приду к тебе на улицу,- сказала я ей. Харлоу была единственным хорошим человеком в этом месте. Я была готова вернуться в Розмари, чтобы на место этого сердитого, встревоженного парня пришел мой Раш. Но я бы скучала по Харлоу.

Я быстро переоделась в свой купальник и накинула на плечи парео, после чего отправилась к бассейну. Он был очень искусно сделан. В середине него были водопады и фонтаны, вода в которых была похожа на глазурь. Множество деталей и различных вещей, возведенных в бассейне, делали его похожим на что-то экзотическое из тропического леса. Один только его вид успокаивал.

Харлоу сидела на шезлонге и читала свою электронную книгу. Я заняла сидение рядом с ней и вытянула ноги. Сегодня был самый теплый день за все мое время пребывания здесь. Было восемьдесят градусов (примерно 27 градусов по Цельсию — прим). Это было сумасшествием, если учесть, что оставалось всего два дня до декабря.

Я начала спрашивать Харлоу о том, как они отмечали праздники, когда меня что-то остановило.

Вернулись спазмы. Я подтащила колени к животу и сильно постаралась, чтобы не заплакать. Я хотела рассказать о них Рашу, но, прежде чем у меня выдалась подходящая возможность, он снова стал все время проводить с Нан.

— Блэр? Ты в порядке?- спросила Харлоу, наклоняясь ко мне.

— Я не уверена, — честно ответила я. Из глаза выскользнула слеза и я ненавидела, что она видела меня в таком состоянии. Я хотела домой.

Харлоу присела на край моего шезлонга и внимательно посмотрела на меня.

— Тебе больно?- спросила она.

Я просто кивнула. Харлоу нахмурилась и огляделась по сторонам.

— Где Раш?

— Ушел, чтобы проверить Нан,- ответила я, после чего еще один спазм в животе заставил меня вздрогнуть.

Харлоу встала.

— Не думаю, что беременные женщины должны так вздрагивать и плакать от боли. Нужно, чтобы тебя осмотрели. Я могу отвезти тебя к своему врачу. Он настоящий поклонник папы, так что можно будет прийти без записи. Я позвоню ему в офис по дороге.

Я не хотела так эмоционально реагировать. Но все облегчило то, что Харлоу приняла за меня решение. Я кивнула и позволила ей взять меня за руку и помочь мне встать.

— Сначала мне нужно сходить и переодеться,- сказала я, глядя на купальник и парео, одетые на мне.

— Иди, переоденься, и я сделаю то же самое. Потом я подгоню машину к главному входу. Своему врачу я могу позвонить и в машине.

— Спасибо,- ответила я, прежде чем зайти внутрь и отправиться в нашу с Рашем комнату. Я подумала о том, чтобы позвонить ему, но передумала. У него уже была одна женщина, которая в нем нуждалась. Это могло и не быть ничем страшным. Я бы позвонила ему, если бы врач сказал, что это необходимо. Не было причин еще больше загружать его.

Маленький голос в моей голове прошептал то, в чем я боялась признаться самой себе. «Ты боишься, что ты и ребенок не будете на первом месте. Ты же не хочешь заставлять его выбирать.»

Я постаралась выбросить это из головы. Одев сарафан, я сняла свой бикини, чтобы натянуть трусики. Я почувствую себя лучше, если врач скажет мне, что со мной все в порядке. Я уже дошла до последней ступеньки, когда очередной спазм скрутил мой живот и мне пришлось схватиться за перила, чтобы удержаться на месте. Боль заставила меня всхлипнуть.

— Ты в порядке?- озабоченный голос Дина удивил меня.

Я выдавила из себя улыбку и кивнула.

— Ага, в порядке. Просто съезжу к гинекологу Харлоу. Я скоро вернусь. Передайте Рашу, что я позвоню ему, если он мне понадобится.

— А где Раш?- крикнул мне вслед Дин, когда я подошла к двери.

— У Нан,- ответила я, а затем открыла дверь и пошла к кабриолету Audi Харлоу.

Харлоу не ошибалась, говоря, что ее врач тут же примет меня. Когда мы приехали, медсестра повела меня к нему, даже не прося заполнить документы или зарегистрироваться.

— Я буду ждать здесь,- сказала мне Харлоу.

Я была рада, что она не собиралась заходить со мной. Мне нравилась Харлоу, но мы пока что были недостаточно близки, чтобы она заходила со мной в смотровой кабинет.

— Проходите и снимите нижнюю часть одежды. Верхнюю одежду можно повесить там же, в раздевалке. На столе лежит одеяло, прикройтесь им. Врач будет через минуту,- сообщила мне женщина. Я кивнула и поблагодарила ее. Как только дверь за ней закрылась, я зашла в раздевалку и начала снимать одежду.

Красное пятно на моих трусиках заставило меня остановиться и сделать глубокий вдох. Паника потихоньку начала вторгаться в мои мысли и мешала мне спокойно дышать. Я стояла и смотрела на свои трусики, задаваясь вопросом, было ли это нормой. Но так не могло быть. Мне стоило позвонить Рашу. Я остановилась, чтобы помолиться. Я делала это не часто, но сейчас мне определенно нужен был кто-то, чтобы защитить моего ребенка.

После моей беззвучной молитвы, я вышла из раздевалки, подошла к столу и прикрыла голую нижнюю половину моего тела. Быстрый стук в дверь, затем пауза, после чего она открылась и мне стало немного легче. Сейчас мне окажут помощь. Этот врач будет знать, что делать. Я надеялась на это. Мужчина, гораздо моложе, чем я ожидала, вошел в комнату, а за ним следовала медсестра, которая меня привела сюда.

— Мисс Винн, я доктор Шеридан. Харлоу сказала мне, что у вас были спазмы и вы слишком далеко от своего врача во Флориде.

Я кивнула.

— Да, сэр. Кроме того, у меня были небольшие кровотечения.

Слова вышли сдавленным всхлипом, чего я от себя не ожидала.

— Это может быть чем-то простым, например, обезвоживанием. Не надо волноваться, это вам точно не поможет,- сказал он, усаживаясь на свое место и кладя мои ноги на подколенники.- Что же вы делаете так далеко от дома?- спросил он, когда начал меня осматривать.

— Мой жених и я здесь в гостях у его отца,- объяснила ему я. Не было причин, чтобы сказать кому-либо истинную причину, из-за которой мы сюда приехали.

— А откуда вы знаете Харлоу?

— Отец моего жениха — Дин Финли,- сказала я, рассчитывая на то, что, если он действительно был поклонником Киро, то смог бы легко все понять.

Он сделала паузу.

— В самом деле? Ребенок, которого я сейчас проверяю, это внук Дина Финли?

Я кивнула и пожалела, что он не прекращал задавать так много вопросов. Мне нужно было знать, все ли в порядке с ребенком. Врач, казалось, стал еще серьезнее относится к осмотру.

— Я не хочу вас пугать, мисс Винн, но мы должны сделать УЗИ, чтобы проверить, в порядке ли малыш. После этого я бы хотел понаблюдать за вами и малышом в течение нескольких часов здесь, в офисе. Такое часто бывает. Я просто принимаю меры предосторожности и хочу убедиться, что все действительно хорошо. Еще мне бы хотелось, чтобы вы пили побольше жидкости. Мелани принесет вам что-нибудь попить, как только мы сделаем УЗИ. В задней части есть специальная комната для таких случаев, там есть удобная кровать. Мелани погасит свет и включит приятную музыку, а вы отдохнете.

Он не отправлял меня в больницу. Это было хорошим знаком… правда? Мне удалось еще раз кивнуть.

— Я попрошу Мелани передать Харлоу, что она, если хочет, может пока что заняться своими делами, а вы позвоните ей. Как вам такая идея?- спросил он.

Я забыла о Харлоу.

— Да, конечно. Передайте ей, что я сказала, что она может уйти. Я дам ей знать, когда меня надо будет забрать. Не хочу, чтобы она сидела здесь все это время.

Врач кивнул и направился к двери. Медсестра, которая, как я полагаю, и была той Мелани, помогла мне встать.

— Одевайтесь и я отведу вас на УЗИ.

Глава 20

Раш

К тому времени, как я добрался до номера Нан в гостинице, я был зол. Я оставил Блэр расстроенной и это все было чертовой виной Нан. Если бы она не была чертовски эгоистичной, меня бы здесь даже не было. Я должен сказать, что ей нужно вырасти и принять меры. Что я и сделаю. Я не мог продолжать делать это. Она должна была понять это. Но я был ее опорой.

Я постучал в дверь ее номера и подождал. Я спросил у швейцара, и он сказал, что Нан вернулась около пятнадцати минут назад, так что я знал, что она здесь. Я подождал несколько минут, а затем постучал снова — и ничего. Еще больше проклятых игр. Я стал стучать в дверь сильней.

— Наннет, открой эту дверь, — прокричал я.

Посыльный остановился, когда увидел, что я колочу в дверь Нан.

— Моя сестра здесь, но она не отвечает. Я беспокоюсь о ней, — соврал я. — Вы можете открыть дверь?

Мужчина все еще не выглядел уверенным во мне. По выражению его лица я мог сказать, что он близок, чтобы вызвать охрану. Нан понравилось бы это. Я дотянулся до своего заднего кармана и вытащил бумажник.

— Проверьте мою лицензия. Я Раш Финли. Моя сестра Наннет в этом номере. Вывести меня отсюда — это действительно плохая идея.

— Да, сэр, — ответил посыльный. Он узнал мою фамилию. В Лос-Анджелесе это случалось чертовски чаще, чем во Флориде.

Он открыл дверь и я прошел внутрь апартаментов, готовясь кричать на Нан за то, что она вела себя как ребенок, когда увидел ее съеженное тело на софе. Она лежала в неестественной позе. Я подбежал к ней и пощупал пульс, он был слабый. Мне хотелось плакать от облегчения.

— Мне нужны парамедики, СЕЙЧАС ЖЕ, — проорал я, пока посыльный стоял у двери, пялясь на Нан.

— Да, сэр, — ответил он и, вытащив телефон, начал рассказывать именно то, что происходит кому-то на другом конце линии.

— Что ты наделала, Нан? — спросил я, когда мое сердце болезненно билось в груди. Мое горло сжалось и я не мог глубоко вдохнуть. Я не поверил ей. Думал, что она пытается привлечь к себе внимание. Я стал таким же, как каждый в ее жизни. Пренебрег ею. Я был ужасным братом. Я держал ее у моей груди, когда мой мобильный завибрировал в кармане. Я вытащил его, увидел имя Харлоу на экране и бросил его в сторону. Я не был в настроении говорить с Харлоу. Она была частью того, что причиняло боль Нан. Мне нечего было сказать ей в данный момент.

Я осторожно качал ее на руках. Это все вина Киро. Он заплатит за это. Если что-то случится с ней, он заплатит за это.

— У меня есть ты, Нан. Я не оставлю тебя, но ты не можешь оставить меня, — шептал я, пока мы ждали помощи.

Казалось, прошла вечность, прежде чем я услышал топот ног ниже по коридору и швейцар сказал:

— Сюда.

Три парамедика забежали в комнату и я передал им Нан. Она начали проверять ее жизненно важные органы, пока я стоял и беспомощно смотрел. Я услышал как зазвонил мой телефон там, где я бросил его на пол. Мне нужно было ответить.

— Она приняла что-то. Вы знаете, что это было? — спросил меня один из мужчин.

— Нет, я только что пришел, — ответил я оцепенело. У нее передозировка. Святое дерьмо. Я побежал в ванную и нашел две пустые баночки прописанного лекарства в раковине. Слишком много болеутоляющих.

— ЧЕРТ! — прокричал я. Парамедик был рядом, забирая у меня баночки.

— Нам нужно промыть ей желудок. Вы член семьи? — он спросил.

— Брат, — мне удалось выйти.

— Тогда Вы можете ехать с нами. Давайте увезем ее отсюда. Вы можете ехать в машине скорой помощи, — ответил он.

Я смотрел в изумлении и неверии, как они погрузили не реагирующее ни на что тело Нан на носилки и стали выносить ее из номера. Я последовал за ними. Где-то в отдалении зазвонил мой телефон, но я проигнорировал его. На данный момент, я должен спасти свою сестру.

Шесть часов спустя я сидел неподалеку от больничной кровати Нан. Она пока не просыпалась, но доктор сказал, что они сделали все для ее полного восстановления. Видимо, я вовремя ее нашел. Когда я приехал, она только что упала без сознания от тех таблеток.

У меня не было с собой телефона и мне нужно было позвонить Блэр. Она беспокоилась за меня. Но я еще не был готов с ней разговаривать. Это была не вина Блэр, но я был слишком расчувствовавшимся, чтобы с кем-то разговаривать. Мне нужно было, чтобы врачи сказали, что Нан будет жить до того, как я начну о ком-то или о чем то думать. Теперь я чувствовал себя виноватым за то, что не позвонил Блэр.

Оставить свой телефон в номере Нан, в отеле, было не лучшей идеей. Я просто был в шоковом состоянии и не заботился о времени. Мне нужно было оказать помощь Нан и после этого увезти Блэр из Лос-Анджелеса в Розмари. Стоило бы позвонить матери. Она должна разбираться с этим. Не я .

Киро с этим ничего не собирается делать. Нан хотела то, что у нее никогда не будет. Настало время отпустить все это. Медсестра открыла дверь и вошла внутрь. Я посмотрел на нее и решил, что пришло время сдаться в попытках сделать все для Нан, потому что я не справлялся.

— Мне нужно поговорить с доктором. Когда она будет готова, я хотел бы поместить ее в клинику, чтобы ей там помогли справиться со всем этим. Ей нужна помощь, которую я ей не могу оказать, — сказал я вслух, впервые в своей жизни. Я признался в беспомощности по отношению к моей маленькой сестренке. Вместо чувства вины я чувствовал огромное чувство облегчения, как будто с моих плеч упал груз.

— Доктор Джонс будет в ближайшее время. Он устроит ее по высшему разряду. Ей нужна помощь, я рада, что Вы согласились на это. Согласие облегает такие вещи.

Ничего не облегчит этого, но так будет лучше для каждого.

Глава 21

Блэр

Раш все еще не вернулся. Он не отвечал на мои звонки или сообщения. Я была у доктора более четырех часов и он ни разу не проверил, как я. С моим ребенком все было хорошо, но врач сказал, что мне нужно отдыхать, пить больше жидкости и перестать нервничать. Если я не буду этого соблюдать, то следующим шагом будет постельный режим. Пребывание здесь и стычки с Нан не помогут мне. Так что мне нужно уехать.

Я взглянула на свой телефон, чтобы убедиться, что не пропустила входящий вызов, хотя последний раз я проверяла его три минуты назад. Я пыталась не волноваться о Раше. Мне нужно понизить напряжение. Мой ребенок нуждается во мне.

Харлоу была такой тихой в машине. Она не знала, что сказать. Раш не объявлялся и не звонил. Она пыталась дозвониться ему. К тому же ее молчание было тем, в чем я нуждалась. Я не хотела разговаривать об этом.

Возвращение в Розмари не казалось привлекательным. Прямо сейчас я не хотела быть на расстоянии от Раша. В Розмари я бы скучала и думала о нем. Стук в дверь ворвался в мои мысли и я открыла ее. По другую сторону стоял Дин, он выглядел уставшим.

— Раш звонил Киро и дал ему знать, что он звонил Джорджине, чтобы она приехала сюда. Мы должны ожидать ее скоро. Не уверен, как долго она будет добираться сюда, где бы она ни была. Просто я подумал, что ты, возможно, захочешь узнать о том, что злая королева уже в пути.

Все, что я услышала, это то, что Раш звонил Киро. Остальное не имело значения.

— Когда Раш звонил ему? — я спросила.

— Думаю, час назад или около того. Он только что сказал мне.

Раш был в порядке. И у него был его телефон. Он просто не хотел отвечать мне. Еще раз я столкнулась с горькой правдой, что Нан была важнее. Я кивнула и закрыла дверь.

Я просматривала мой список контактов, пока не нашла номер папы. Он ответил на втором гудке.

— Блэр? — его удивленный голос только напомнил мне, как мало я ему звонила. И я могла слышать ветер с его лодки.

— Пап, мне нужно уехать отсюда. Можно я приеду? — спросила я, пытаясь не заплакать. Я позвонила так же, как однажды и, хотя он подвел меня, в конце концов, я думала, что нашла истинное счастье. Но больше я не была так в этом уверена.

— Конечно. Что-то случилось?

— Я просто не могу так больше. Мне нужно где-нибудь подумать.

— Прилетай в аэропорт Ки-Уэст и я буду ждать тебя там. Только дай мне знать, когда твой самолет приземлится.

— Хорошо, я позвоню тебе, как только все узнаю. Спасибо тебе.

— Не благодари меня. Я твой отец. Вот зачем я здесь.

Я крепко зажмурилась и повесила трубку. Я действительно собиралась оставить Раша. Мое сердце разрывалось от этой мысли. Я зашла в приложение Delta на моей телефоне и нашла ближайший рейс с Лос-Анджелеса до Атланты. Мне нужно остановиться там, прежде чем я сяду на самолет до Ки-Уэст. После того, как я заказала билет на рейс, я быстро упаковала свою одежду и вызвала такси.

Я знала, что по-взрослому нужно было бы оставить Рашу записку, но прямо сейчас я была слишком зла на него. Позже я отправлю ему сообщение. Может быть, после того, как он решит, что ответить на мой телефонный звонок было важно.

Никто не видел, как я покинула дом и села в такси. Я была благодарна. Мне не хотелось объясняться. В конце концов, я не обязана кому-либо что-то объяснять.

Глава 22

Раш

Джорджина уже летела в Лос-Анджелес. Она собиралась дать согласие на размещение Нан там, куда предлагал доктор. Наша мать, вероятно, как только приедет, убедиться, что это самая модная клиника из всех возможных. Я же уже убедился, что это было лучшее из возможных лечебных учреждений. Джорджину больше волновал внешний вид, чем то, что Нан окажут достойное лечение. С Нан было что-то не так и ей был нужен кто-то, кто мог бы ей помочь. У меня была семья, о которой я должен был заботится. Так что я не мог продолжать быть ответственным за мою сестру.

После того, как Нан проснулась и поговорила со мной, я рассказал ей о том, что наша мать была в пути. Когда она опять уснула, я оставил ее и пошел за своим телефоном. Блэр звонила мне несколько раз, и Харлоу тоже. Я волновался за нее, и мне много чего надо было наверстать. Я нажал на первое сообщение от Блэр.

Харлоу отвезла меня к своему доктору. У меня были спазмы. Они сделали мне УЗИ и теперь я лежу в палате под наблюдением врача.

Мой желудок упал. Ребенок… О, Боже, нет. Я побежал к лифтам, нажимая на следующее сообщение.

Где ты

Нет! Мне надо было знать, все ли с ней в порядке.

Ты в порядке

Черт! В порядке ли она? Вот и все. От нее больше не было сообщений. Я нажал на первый от Харлоу.

У Блэр спазмы и кровотечение. Я привезла ее к своему врачу и они будут держать ее здесь еще несколько часов, чтобы понаблюдать за ней и убедиться, что она в порядке. Позвони мне и я скажу, где мы находимся

Это было восемь часов назад. ЧЕРТ! От Харлоу больше не было сообщений. Вот почему она пыталась позвонить мне. Ничего больше! Ничего! Сегодня же вечером заберу Блэр домой.

Последнее сообщение, которое я получил от Блэр, было отправлено пять часов назад. Где она была? Я набрал ее номер, но попал на голосовую почту. Она в больнице? Нет, нет, она не могла быть в больнице. Она должна быть в порядке. Наш ребенок должен быть в порядке. Я набрал номер Харлоу.

— Алло.

— Это Раш, как Блэр, где она? У меня не было с собой телефона. Боже, пожалуйста, скажи мне, что она в порядке,- затараторил я в трубку, выбегая к машине из отеля.

— Она в порядке. Думаю, она беспокоится о тебе и, возможно, ей больно,- ответила Харлоу.

В моем горле образовался комок и мне было очень трудно сглотнуть.

— Я уже еду. Пожалуйста, скажи ей, что я еду. Нан выпила до хрена обезболивающего и я был с ней в больнице. Они откачивали ее,- объяснил я. Я не хотел, чтобы Блэр сердилась на меня, но, что еще более важно, я не хотел, чтобы она страдала.

— Ох, мне жаль,- просто ответила Харлоу.

— Пожалуйста, скажи все это Блэр. Я уже еду,- повторил я.

— Она не спустилась к обеду. Я постучала в дверь, чтобы отдать ей ее тарелку, но она не ответила. Я не хотела заходить туда, она могла спать. У нее был долгий день.

Она не ела. И не открывала дверь. Меня сковал страх, что, когда я найду ее, с ней может быть что-нибудь такое же, как и с Нан.

— Пожалуйста, открой дверь и проверь, как она. Убедись в том, что она в порядке,- попросил я.

— Хорошо,- согласилась Харлоу после небольшой паузы.

Я повесил трубку и бросил телефон на соседнее сидение, во всю мчась по Сансет Драйв.

Когда я открыл входную дверь дома и обнаружил, что Харлоу стоит в коридоре с моим отцом, я замер.

— Что?- спросил я, боясь пошевелиться.

— Она ушла, ее вещей нет. Ее нет в какой-то другой комнате, я проверяла,- ответила Харлоу.

Я покачал головой и зашел внутрь.

— Ушла? Она не могла уйти! Куда она пойдет?

— Наверное, туда, где ей не придется иметь дело с дерьмом Нан, и где ее жених не будет убегать, оставляя ее и не отвечая на чертовы звонки. Это мое предположение. Ты такой же глупый ублюдок, как и я, сынок,- сказал Дин с отвращением в голосе, после чего развернулся и ушел.

— Я должна была сказать ему, почему я бегала из комнаты в комнату и заглядывала в них. Он заметил меня,- прошептала Харлоу.

— Она оставила записку?- спросил я, набирая ее номер, но опять попадая на голосовую почту.

Харлоу покачала головой.

Я прошел мимо нее, делая два шага вместо одного, прежде чем снова сорвался на бег. Этот день становился с плохого чертовски ужасным. Я рывком открыл дверь в спальню и от тишины, что встретила меня, у меня подогнулись колени. Я мог видеть небольшой отпечаток на кровати, где несколько часов назад она паковала багаж. Харлоу была права. Она ушла. Блэр не оставила никаких следов. Она нуждалась во мне. Наш малыш нуждался во мне, но я снова был с Нан. Я заслуживаю быть брошенным.

Я закрыл за собой дверь до того, как прислонился к стене и сполз на пол, плача. Опасение потерять Нан было страшным, но мысль потери Блэр и нашего ребенка была невыносимой. Я не заслужил Блэр. Я обещал ей, что всегда буду рядом, тем не менее, моя семья продолжала тянуть меня прочь. В это время я понял, что хватит позволять это. Но что если я опоздал?

Я тряхнул головой и вытер слезы с лица. Я хотел найти ее и умолять. Я бы унижался. Я бы сделал все, что угодно. Потом я бы не оставил ее снова. Ни ради кого.

Глава 23

Блэр

— Вот она. Не очень, но она моя, — сказал мой папа, когда ступил на лодку с небольшой каютой, где, я была уверена, имелась только одна кровать. Я надеялась, что также там была какая-то софа.

Я была так рада, когда вышла из самолета в небольшом аэропорту и увидела ждущего меня Эйба. Я волновалась, что потратила мои последние сбережения на билеты на самолет, чтобы увидеть человека, который не захотел тогда явиться. На этот раз он пришел из-за меня.

— Хорошая новость — здесь есть две койки и широкая кровать. Я буду спать на койке, а ты можешь располагаться на кровати. Это будет удобней для тебя и ребенка. Я сходил в магазин и купил некоторые вещи для тебя. Некоторые вещи, которые, я знаю, тебе нравятся. Холодильник маленький, но также здесь есть кулер со льдом, я держу в нем вещи, чтобы они были холодными.

Я стояла на поношенной лодке и видела характерные черты моего папы. Его любимая рыболовная шляпа, которую ему подарила мама на один из Дней Отца, когда я была маленькая, висела в каюте на крючке. Коробка для снастей, которую мы с Валерией когда-то купили ему на Рождество, стояла в углу с удочкой, которую он купил, когда мы ездили на семейный отдых в Северную Каролину. Я не знала, что он все еще хранил эти вещи.

— Это идеально, пап. Спасибо, что позволил приехать сюда. Просто мне нужно было уехать, — сказала я, переводя взгляд на него.

Его усы и бороду нужно было подстричь, но я все еще могла видеть, что его губы выражали неодобрение.

— Что случилось, медвежонок Блэр? Ты казалась такой счастливой неделю назад. Как все могло настолько ухудшиться так быстро?

Пока я не хотела об этом говорить.

— Я спала в самолете, но не выспалась. Прошло больше, чем 24 часа, как я спала в кровати. Можно я сначала вздремну? — спросила я.

Папа выглядел еще больше расстроен тем, что я была уставшей.

— Ты не должна была заставлять себя. Почему ты летела всю ночь? Не важно, расскажешь позже. Просто зайди внутрь и направляйся в заднюю комнату. Я принесу твой чемодан. Места не много, но мы справимся.

Я не заботилась о том, чтобы помыться в маленькой ванной комнате или переодеться. Я настолько устала, что ни о чем не беспокоилась.

— Я просто хочу спать, — заверила я его.

Кровать занимала всю «спальню». Она касалась каждой стены. Я медленно подошла к ней от дверного проема и скинула обувь, прежде чем свернулась калачиком и быстро уснула.

Когда я проснулась, приближался вечер. Легкое покачивание судна успокаивало. Я была благодарна, что я не страдала морской болезнью. Было бы плохо, если бы было наоборот. Растянувшись, я села и потянулась к карману, чтобы вытащить телефон и включить его. Я бы избегала этого. Но Раш уже должен был знать, что я ушла, и он был бы расстроен. Пока что я не была готова с ним разговаривать. Мне все еще нужно было некоторое время, чтобы решить, что дальше делать.

Когда я включила телефон, то не проверила голосовую почту или текстовые сообщения. Я просто засунула его обратно в карман и поднялась из маленькой каюты на главную палубу. Папы здесь не было, но в аэропорту он упоминал, что он работал на пристани и ему нужно было идти туда во второй половине дня. В обмен на это они разрешали ему продолжать ставить его судно в док бесплатно.

В маленьком холодильнике было несколько бутылок воды и, взяв одну из них, а так же банан из корзины с фруктами с верхней полки холодильника, я пошла, чтобы посидеть на солнце. Было прохладно, но солнечно. В Лос-Анджелесе была похожая температура.

— Эйб знает, что ты на его лодке? Я уже не поражаюсь, что к нему незаконно пробираются женщины, — кто-то спросил позади меня низким голосом. Я развернулась и увидела парня около двадцати пяти лет, он стоял в лодке, пришвартованной около лодки моего папы. Он был без рубашки, а джинсы низко висели на бедрах. Было очевидно, что он занимается физическим трудом. Он был стройным, но крепким. Его каштановые волосы обесцветились на солнце и были стянуты в низкий хвостик. Несколько прядей выбилось. Я не могла увидеть его глаз, потому что он был в авиаторах (солнцезащитные очки от Ray Ban — прим. перев.)

— Ты разговариваешь? — спросил он, ухмыляясь, и сделал глоток с бутылки с водой, которую держал в руке.

— Да, — ответила я, все еще немного испуганно. Я не предполагала, что у папы есть «соседи». Ради Бога, это была лодка. Как много людей живет на этих суднах?

— Где Эйб? Или ты пришли сюда без приглашения? — он был беспощаден в своем допросе.

— Я не знаю. Я только что проснулась, а его нет, — я ответила.

Парень поднял одну бровь.

— Так он знает, что ты здесь?

Кто он, чертова полиция?

— Эйб мой отец. Он более, чем осведомлен, что я здесь, — ответила я немного более раздраженно, чем хотела.

Он усмехнулся, показывая идеальные белые зубы. Это не было тем, что я ожидала от парня, у которого были волосы, как у него, и живущего на лодке.

— Ты Блэр. Приятно познакомится. Я Капитан, — ответил он и сделал еще один глоток из бутылки с водой.

— Капитан? — спросила я, прежде чем смогла остановить себя. Я знала, это прозвучало невежливо.

— Да, — ответил он.

— Просто… это странное имя, — ответила я.

Он издал тихий смешок.

— Не очень. Я живу на этой лодке с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать. На данный момент, уже десять лет. Если и считать кого-то Капитаном, то меня. — Он подмигнул мне и пошел обратно в свою каюту.

Снова оставшись наедине, я откинулась на спинку сиденья и сложила ноги на перевернутом десятигаллонном ведре (около 38 литров — прим. перев.). Мой телефон снова зазвонил и я думала брать ли трубку, даже не смотря на него. Если это был Раш, то я собиралась ответить. Может, пришло время. Ему нужно знать, где он может найти меня.

Я посмотрела вниз и, конечно же, на экране моего телефона было имя Раша.

Нажав на «ответить», я поднесла телефон к уху. Я не была уверена, что сказать ему. Я была в эмоциональном беспорядке, когда сбежала. Я нуждалась в пространстве и времени. Сейчас же я скучала по нему. Как я могу выйти за него замуж, если я даже не могу быть рядом с ним, когда он нуждается во мне? Я всегда собиралась расстраиваться, когда его не было рядом, а я нуждалась в нем?

— Блэр? Господи, пожалуйста, скажи мне, что это ты ответила на звонок, — голос Раша был пронизан паникой. Я почувствовала себя виноватой.

— Это я, — ответила я.

— Где ты, детка? Пожалуйста, скажи мне где ты. Клянусь, я никогда не оставлю тебя снова. Я имел дело с дерьмом моей сестры и заменял моих родителей, пока их не было. Ты нужна мне. Пожалуйста, где ты? Я в Розмари, но тебя здесь нет. — Он так волновался. Я напугала его. Мое горло сжалось, а глаза начало жечь.

— Я в Ки-Уэсте, у папы, — ответила я.

— Черт. Он встретил тебя в аэропорту? Ты остановилась на его лодке? Он тебя кормит? — Раш сделал паузу между большим количеством вопросов и глубоко вдохнул. Я могла сказать, что он пытался успокоиться.

— Он встретил меня и я в порядке. Он купил некоторые продукты, прежде чем я приехала, так что я поела, — я сделала паузу и крепко зажмурилась, чтобы сдержать слезы. Я не хотела плакать. Раш бы точно сошел с ума, если бы услышал, что я плачу. — Извини. Я была расстроена и мне нужно было уехать от всего этого. Мне нужно время, чтобы подумать.

— Я знаю, что ты расстроена. Ты имеешь полное чертово право быть расстроенной. Ты уехала из-за того, что была напугана, без меня, и я ненавижу себя за это. Ты должна оставить меня. Черт, я бы оставил себя, — он остановился и сделал глубокий вдох. — Можно я приеду за тобой? Пожалуйста? Ты нужна мне, Блэр.

Всегда ли будет так, как сейчас? Всегда ли я буду на втором месте после Нан? Наш ребенок тоже будет на втором месте? Знаю, он считал, что разобрался с ней, но я знала лучше. Он любил свою сестру и его убивало, когда она нуждалась в нем, а он ее игнорировал. Думаю, мне нужно спросить у себя самой, могу ли я жить без него?

Нет. Это было так очевидно. Даже с болью в сердце от того, что он не был со мной и ребенком вчера, когда я нуждалась в нем, я все еще не могла представить свою жизнь без него.

— У Нан была передозировка. Я нашел ее без сознания в ее номере в гостинице. Я оставил свой телефон там, когда помчался с парамедиками, чтобы доставить ее в больницу. Вот почему я не отвечал тебе. Извини меня, Блэр. Я так чертовски извиняюсь, — мольба в его голосе разбивала мое сердце. Я должна была знать, что случилось что-то серьезное. Раш всегда отвечал на мои звонки и сообщения.

— Нан в порядке? — спросила я. Не потому что я заботилась о Нан, а потому что я заботилась о Раше.

— Да. Они промыли ей желудок. Моя мама забирает ее в центр в Монтане, где ей окажут необходимую помощь. Я не могу продолжать пытаться присматривать за ней. У меня есть ты и наш ребенок, чтобы сосредоточиться на вас.

Я увидела, как мой папа поднялся на лодку. В одной руке он нес бумажный пакет, а в другой — бутылку сладкого чай. Я еще не была готова оставить его. Я только что приехала сюда и мне нравилось видеть его счастливым. Или, как минимум, довольным.

— Я хочу остаться здесь и погостить у папы некоторое время, — сказала я ему, зная, что он собирался спорить. Я сильно скучала по нему, и знала, что он чувствует то же самое.

— Ладно. Могу и я погостить у него? — спросил он.

Мой папа посмотрел на меня и его губы дернулись в маленькой улыбке. Мне было нечего говорить ему о том, о чем спрашивал Раш. Он уже знал это.

— Скажи парню, пусть приезжает. У меня есть еще одна каюта.

— Я бы хотела этого. Я соскучилась по тебе, — ответила я.

Раш вздохнул.

— Господи, детка, я тоже соскучился по тебе. Так чертовски сильно. Я буду там вскоре после того, как смогу взять билет на рейс.

Глава 24

Раш

Мне нужно добраться до Блэр. Нужно держать ее и убедиться, что она не бросила меня, а с ней и нашим ребенком все в порядке. Тогда бы я убедил ее вернуться со мной домой и выйти за меня замуж, немедленно. Я не хотел больше ждать. Мне не стоило ждать так долго.

Мой самолет приземлился на тридцать минут раньше, так как мы взлетели раньше, чем планировалось. Я не хотел ждать времени, когда, как я сказал ей, я буду здесь, и я не хотел, чтобы она приезжала в аэропорт одна. Я поймал такси и сказал им, чтобы они отвезли меня на пристань. Я бы сам нашел лодку Эйба. Ки-Уэст не был большим. Я хотел найти ее, прежде чем она успела бы уехать.

Ступив на пирс, который шел между рядами пришвартованных лодок, я искал какие-либо признаки Блэр или Эйба. Я позвонил ей, но сразу же включилась голосовая почта. Здесь были пришвартованы парусники, рыболовные судна и даже плавучие дома (лодки, приспособленные для жилья — прим. перев.). Некоторые из них были с живущими на борту людьми. Я остановился ближе к концу пирса, когда увидел парня, что стоял позади его лодки. Скрестив руки на обнаженной груди, он смотрел на находящуюся возле него лодку. Я хотел спросить его, знает ли он, где находится лодка Эйба Винна, когда я проследил за его взглядом.

Длинные светлые волосы свисали вниз по ее спине и небрежно развивались на ветру. Она была одета в знакомый сарафан, который был ее любимым в последнее время, потому что это была одна из немногих вещей, что все еще ей подходила. Небольшой живот, что увеличился за последние несколько недель, занимал больше места, поэтому сарафан был короче, чем мне хотелось бы. Увидев ее, я почувствовал все снова… пока не понял, что она была той, на кого смотрел парень без рубашки. Она не понимала этого, потому что стояла спиной к нам и смотрела как заходящее солнце украшает множеством цветов чистую голубую воду. Но я видел это.

Мой внутренний пещерный человек хотел столкнуть его с лодки и бросить его задницу в воду. Но я не мог сделать этого. Он смотрел на ту, что была моей и я понял, почему я злился. Она захватывала дух. Мне захотелось тоже постоять и понаблюдать за ней.

Я отправил пещерного человека в другую сторону и, направившись прямо к лодке ее папы, запрыгнул наверх и потянул ее в свои объятия, прежде чем она смогла бы обернуться и увидеть, кто это был.

— Раш, — сказала он, удовлетворенно вздохнув, и пещерный человек почувствовал, как бьет в свою грудь. Она знала, что это я. И мне нравилось это. Я зарылся носом в изгиб ее шеи и глубоко вдохнул. Мне захотелось раздеть ее догола и узнать, везде ли она пахла морем.

Я положил руки на ее живот, чтобы напомнить себе, что наш ребенок был в порядке. Он был здоровым, а Блэр чувствовала себя хорошо. Каждый раз, когда я думал о ее кровотечении и спазмах, мое сердце как будто останавливалось. В последние несколько дней, в основном, я оставлял ее, чтобы попытаться помочь Нан и иметь возможность уехать. Мои последние слова к Блэр были грубыми, и это все, о чем я мог думать, когда понял, что она ушла. Мои слова спровоцировали ее спазмы? Я не заслуживал ее, но и не собирался ее отпускать.

— Извини. Господи, Блэр, я так чертовски извиняюсь. Я люблю тебя. Это никогда не повториться, — сказал я, даже если ее ушки уже слышали эти слова. Я вздрогнул, поняв, что уже говорил это раньше. Мне никогда не нужно было ехать в Лос-Анджелес.

— Я люблю тебя, — просто ответила она.

— Я тоже люблю тебя, — ответил я, продолжая держать ее, пока мы стояли и наблюдали закат над водой.

Когда вокруг нас окончательно поселились сумерки, я наклонил голову к ее уху.

— Здесь есть гостиница, где мы могли бы переночевать сегодня ночью? Ты нужна мне и это не будет тихо.

Блэр повернулась в моих руках и обняла меня за талию. Ее зеленые глаза сверкали весельем.

— Я могу быть тихой, — ответила она.

Я протянул руку и заправил прядь волос ей за ухо, а потом провел ею до подбородка, чувствуя ее мягкую, полную нижнюю губу.

— Я не могу.

Довольная улыбка подняла уголки ее рта, и она встала на цыпочки, чтобы прижаться с поцелуем к моему рту.

— Ты можешь шептать свои неприличные слова мне на ухо, — ответила она.

Я втянул ее нижнюю губу в свой рот и пососал ее, прежде чем скользнуть языком в ее рот, пробуя ее. Она вцепилась в мои руки и тихо застонала, потянувшись ко мне. Черт, ни по какой причине, я не буду тихим сегодня ночью.

— Если ты не хочешь, чтобы твой папа слышал, как я стону, пробуя на вкус твою сладкую киску и кричу твое имя, кончая в тебе, то нам нужна гребаная гостиница.

Блэр прижалась своим телом ближе ко мне и еще один стон сорвался с ее губ.

— Боже, Раш. Клянусь, если ты продолжишь так говорить, то я собираюсь испытать оргазм прямо здесь.

Я обхватил ее попку и потянул на себя перед тем, как снова накрыл ее рот своим. Если она была набухшей, а эти слова могли привести ее к оргазму, то я чертовски собирался сделать все, чтобы это произошло.

От громкого покашливания Блэр застыла в моих руках, а потом медленно отступила и заглянула за мое плечо. Ее щеки стали ярко-розовыми и она положила голову мне на грудь. Тот факт, что она спряталась за мной, был единственным, что помог мне отступить. Мне не нравилась мысль, что ее смутило то, что он видел нас вместе.

Я оглянулся через плечо и увидел парня, который смотрел на нее, когда я подошел. Блэр в моих руках снова заставила меня забыть обо всем вокруг нас. Не то, чтобы это имело значение. Я хотел, чтобы он знал, что она моя. Хотел, чтобы каждый знал это.

— Думаю, вам стоит уединиться в каюте, — сказал парень, ухмыляясь, и закурил.

— Мы в порядке. Возможно, тебе нужно найти кого-то другого, чтобы пялиться на них, — ответил я, убедившись, что в моем голосе было предупреждение.

Парень усмехнулся и выпустил облачко дыма.

— Я наблюдаю за закатом. Обидно, если парень не может смотреть на что-то, что красивее, чем это из своей лодки.

Мерцание в его глазах, когда он посмотрел на Блэр в моих руках, заставило мою кровь вскипеть. Блэр, должно быть, почувствовала мое напряжение, потому что она мгновенно прижалась ко мне и поцеловала мою грудь.

— Пойдем внутрь. Я хочу побыть с тобой наедине некоторое время, — сказала она достаточно громко, чтобы я услышал.

Я посмотрел на нее и расслабился. Она была моей. Черт возьми, мне нужно сохранять спокойствие.

— Показывай дорогу.

Блэр схватила мои руки и потянула меня в маленькую кухню. Я мог видеть дверь, что вела в нижнюю часть лодки и мысль, чтобы спрятаться там с Блэр была чертовски привлекательной.

— Когда вернется твой папа? — спросил я, пока шел за ней к лестнице.

— Не уверена, — ответила она, хихикая.

— Но в двери спальни есть замок?

Глава 25

Блэр

— Да, но я не уверена, когда папа будет дома. Мы не можем просто пойти туда, — ответила я, не в силах удержаться, чтобы не посмеяться над ним.

— Сладкая Блэр, если прямо сейчас я не окажусь в тебе, то твой папа точно узнает, что мы занимаемся сексом. Прямо сейчас даже маленький кухонный стол выглядит заманчиво.

Я задрожала от предвкушения, когда он потянул меня в нижнюю часть лодки, в каюту.

— Только кровать, — сказал он, когда осмотрел маленькую комнату. — Да, черт возьми.

Я расположилась на сборной кровати и он последовал за мной, а потом развернулся, чтобы закрыть дверь, задвинув на ней задвижку. Его пошлые словечки и мое сексуально возбужденное состояние подтолкнули меня к тому, что мне не нужно было многого, чтобы кончить. Я трепетала, нуждаясь в его прикосновениях.

— Сними это, — сказал он, многозначительно глядя на мой сарафан.

Я потянула за подол и стянула его через голову, прежде чем бросить его в сторону матраса. Я не беспокоилась о бюстгальтере, но носила трусики. Его глаза с огоньком расширились, когда он посмотрел на мою грудь. Мне нравилось знать, что вид моего выросшего живота не заставляет его хотеть меня меньше. Во всяком случае, он еще больше привлечен мною.

Он снял рубашку и подполз ко мне на коленях. Его большие руки обхватили мою грудь и он начал дразнить мои соски, заставляя прижиматься к его рукам сильнее. Он опускал руки, двигаясь на юг, пока не накрыл мой живот обеими руками, нежно лаская меня.

— Мое, — сказал он с изумлением и благоговением в голосе.

Потом его рука скользнула вниз между моих ног и в трусики, в которые я все еще была одета. Он узнал, как сильно я была возбуждена.

— Мммм, моя сладкая Блэр нуждается во мне. Мне нравится это. Я чертовски люблю это, — простонал он и положил меня на матрас, а потом снял мои трусики. Он провел большим пальцем по подушечкам пальцев моих ног, после чего обернул руки вокруг моих лодыжек и положил их себе на плечи.

— Раш, — я пыталась остановить его, пока он не начал, потому что хотела его внутри себя. Но его язык мягко ударил по моим складкам и облизал все, вплоть до клитора, взывая к всем разумным мыслям, чтобы они летели прочь. Я схватила горсти простыни и подалась к его лицу, выкрикивая его имя. Я больше не беспокоилась о том, что меня мог кто-то услышать. Гладкий метал в его рту безжалостно дразнил мой клитор, когда он пробегал туда и обратно по мои взбухшим половым органам.

— Так чертовски сладко, — прошептал он мне и я разлетелась на части. Я задрожала, уверенная, что кричала его имя достаточно громко, чтобы наши соседи услышали. Когда мне удалось разлепить глаза, он был голым, продвигаясь ближе между моих ног.

Я поднялась навстречу его толчку. Мне нравилось смотреть, как с удовольствием искажалось его лицо, когда он все время шептал мое имя.

Раш потянул мои бедра, чтобы я встретила его толчки, пока он скользил туда — обратно в устойчивом ритме. Я чувствовала, как нарастает удовольствие и становилась более безумной, чтобы почувствовать это снова. Я начала поднимать бедра выше, когда схватилась за его руки, чтобы подниматься чаще.

Раш остановился и выпустил меня, замедляя темп, пока он отстранялся. Его рот накрыл мой и он начал целовать меня так, как будто в распоряжении было все время в мире, когда, на самом деле, я была в нескольких толчках от очередного оргазма. Его язык запутывался с моим, а потом прошелся по моим губам, прежде чем он прижался в целомудренном поцелуе к уголку моего рта, после чего он стал сосать мою верхнюю губу.

— Не оставляй меня снова. Я не могу потерять тебя, — умолял он.

Он двинул бедрами и глубоко прижался ко мне еще раз и застонал. Я разлеталась на куски, прижимаясь к нему и обещая все, что он хотел. Его крик освобождения подтолкнул меня к еще одному оргазму.

Когда мне наконец удалось перевести дух, Раш сжал меня в объятиях и уткнулся в изгиб моей шеи. Его теплое дыхание одновременно и щекотало, и успокаивало меня.

— Люблю тебя. Так чертовски сильно, — сказал он хриплым шепотом.

— Я тоже тебя люблю. Так чертовски сильно, — ответила я, счастливо улыбаясь.

Он усмехнулся, но не смотрел на меня. Еще сильнее зарылся мне в шею.

— Извини, но ты нужна мне снова, — сказал он.

Сбитая с толку, я нахмурилась и отстранилась, чтобы иметь возможность посмотреть в его лицо.

— Почему ты извиняешься?

— Потому что я могу быть ненасытным сегодня ночью. Это были долгие двадцать четыре часа.

— Ты имеешь в виду, что хочешь еще? Сейчас? — спросила я.

Раш скользнул руками между моих ног.

— Да, детка, хочу.

***

Раш спал, когда я услышала, что папа вернулся на лодку. Я была благодарна, что он пропустил все «шоу». Раш, в конце концов, уснул уставший. Тем не менее, я была полностью удовлетворена. Я боролась со сном, потому что хотела дождаться, когда папа вернется домой. Освободившись из рук Раша, я потянулась за сарафаном и надела его через голову. Мне нужно было пойти и сказать ему, что Раш здесь. Я ничего ему не рассказала, так что ему нужны какие-то объяснения.

Отперев дверь, я оглянулась на Раша — он все еще мирно спал. Поправив постель, я покинула комнату и на цыпочках поднялась по лестнице. Папа сидел за кухонным столом и держал стакан молока. Он посмотрел на меня и улыбнулся.

— Не хотел тебя будить, — сказал он.

— Ты и не разбудил. Я сама проснулась, — ответила я и кивнула в сторону передней части лодки, чтобы выйти на воздух, где наши голоса не будут такими громкими. — Мы можем поговорить?

Папа посмотрел в сторону лестницы и нахмурился, а потом кивнул и встал, чтобы выйти наружу с салона.

Я закрыла дверь, чтобы заглушить все, о чем мы будем говорить, и посмотрела на папу.

— Раш здесь, — объяснила я. — Он спит.

Понимание отразилось на лице папы и он кивнул.

— Хорошо. Рад, что парень достаточно умен, чтобы забрать тебя.

Ему нравился Раш. Он отправил меня к Рашу в начале всего этого. Я была рада, что он одобрил его. Это делало все гораздо легче. Я хотела сохранить отношения с папой, но Раш не был его поклонником долгое время.

— Я уехала из-за его семьи. В основном, из-за Нан. Ее… слишком много иногда.

— Она кошмарна. Она не моя дочь, так что можешь говорить прямо. Я провел достаточно с ней времени, чтобы знать, что она нуждается в некотором внимании от отца.

Я кивнула и села на выступ вдоль борта лодки, а потом подогнула ноги под себя.

— Я не хочу ненавидеть ее, потому что Раш любит ее. Хотя это трудно. Она полна решимости разлучить нас. Иногда я думаю, что у нее может получиться.

Папа сел на разноцветно раскрашенный шезлонг.

— Парень любит тебя больше. Он всегда будет любить тебя больше. Каждый может видеть это, малышка. Просто ты должна научиться не позволять Нан запугивать тебя.

— Я пытаюсь. Но потом, когда она нуждается в нем, он с ней. Большую часть времени за счет моих потребностей. Она всегда выигрывает. Я знаю, что веду себя глупо и это звучит эгоистично, но мне нужно, чтобы он выбрал меня. Мне нужно, чтобы он выбрал меня и нашего ребенка, а не кого-то еще. Я не… я не знаю, сделает ли он это когда-нибудь, — сказав эти слова вслух, мое горло сжалось. Но я нуждалась в ком-то, кто выслушает меня.

— Ты заслуживаешь, чтобы быть на первом месте. Благодаря мне ты прошла через слишком много дерьма и пришло время, чтобы мужчина заставил тебя почувствовать, что ты самый важный человек в его мире. И это не эгоистично. Это нормально. Его сестра использует тот факт, что она была лишена отца, как оправдание того, что она испорченная сука. Ты пережила гораздо худшие вещи. Ты потеряла сестру, отца и мать. Тебе причинили больше боли, чем эта девушка может понять, но ты все еще любишь. Ты все еще прощаешь и ты сильная. Ты будешь потрясающей матерью и женой, — папа испустил тяжелый вздох. — Всю жизнь Раш думал о Нан как о ребенке. Он вырастил ее. Но она уже взрослая и настало время, чтобы он отпустил ее. Он выясняет, как сделать это, и, я думаю, он выяснит. Он любит тебя. Я знаю это. Любой дурак может увидеть все это по его лицу.

Я надеялась, что он был прав.

— Я достаточно люблю его, чтобы бояться, что даже если он всегда будет выбирать ее, я буду прощать его.

Папа кивнул и наклонился вперед, чтобы опереться локтями на колени.

— Думаю, что если это произойдет, то мне придется прилететь в Розмари и выбить дерьмо из этого парня. Просто позвони мне. Я всегда приеду за тобой.

Я улыбнулась искреннему выражению на его лице, когда он грозился избить Раша ради меня. Этот мужчина вырастил меня в любви. Этот мужчина угрожал Каину охотничьим ружьем на нашем первом свидании. Я подошла к нему и обняла его за шею.

— Я люблю тебя, — прошептала я.

— Я тоже тебя люблю, медвежонок Блэр.

Громкий кашель испугал меня и, оглянувшись, я увидела парня, что видела раньше. Он снова стоял на своей лодке и смотрел на нас. У меня уже мурашки бегают по спине от его внезапных появлений. По крайней мере, на этот раз он был в рубашке, хоть она и была расстегнута нараспашку.

— Добрый вечер, Капитан, — крикнул папа, и парень в приветствии поднял свое пиво.

— Добрый вечер, — ответил он. Но не ушел. Он просто стоял там.

— Это Блэр, моя дочь, — сказал папа.

— Мы встречались сегодня раньше, — сказал он Эйбу и снова подмигнул мне. Я сразу же почувствовала себя неловко. Рашу бы не понравилось, что он подмигивает мне. Может, нам не нужно оставаться на несколько дней. Я беременна. Разве он не видел этого? Почему он флиртует с беременной женщиной?

— А, ну, хорошо тогда. Рад, что вы познакомились, — сказал папа нервно. Что-то было не так. Этот парень опасен?

Дверь салона открылась и сонный взъерошенный Раш вышел на улицу. На этот раз он был без рубашки и в расстегнутых джинсах. Я сомневалась, надел ли он нижнее белье. Он выглядел так, как будто только что проснулся и, поняв, что меня нет, натянул джинсы, чтобы пойти и найти меня. Он перевел глаза с меня на Капитана и обратно. Он не видел, что мужчина подмигнул мне. Или видел?

— Привет, Эйб, — сказал он заспанным голосом, когда подошел и притянул меня к себе. Да, он определенно заявлял, что я его. Почему он чувствует, что ему что-то угрожает? Разве этот мужчина не видел, что я была полностью одержима им?

— Раш. Хоть я и был счастлив повидаться с Блэр, но рад, что ты достаточно умен, чтобы приехать за ней, — ответил Эйб. Несомненно, в его голосе было предупреждение. Он давал Рашу знать, что ему не нравится, когда я не на первом месте.

Раш кивнул и прижался губами к моей голове.

— Это больше не повторится, — сказал он моему отцу.

Папа кивнул.

— Хорошо. Следующий раз я не буду таким понимающим, — сказал он ему.

— Новобрачные? — спросил Капитан, все еще стоя там и наблюдая за нами.

Раш напрягся и я прижалась к нему, чтобы успокоить. Он хотел быть новобрачным. И его беспокоило, что парень спрашивал о наших отношениях.

— Они помолвлены, — объяснил папа.

Капитан указал пивом в направлении меня, как будто на мой живот.

— Кто-то здесь действует в неправильном порядке, не так ли?

В его голосе звучало обвинение и Раш начал действовать раньше, чем я смогла остановить его. Тот час же он оказался за мной, поперек пересекая лодку. Я потянулась и схватила Раша за руку, когда он достиг края.

— Хорошо, держи его, — сказал папа громким командным голосом. Я не привыкла, чтобы он его использовал. — Я хотел подождать и объяснить это Блэр без чертовых зрителей, но выглядит так, что мне нужно сделать это сейчас. Ты должен уйти, так как Раш очень зол. — Он стрельнул в Капитана раздраженным взглядом.

О чем он говорит? О каком объяснении?

Раш остановился и обернулся к моему папе.

— Никто не будет говорить Блэр подобное. И мне похер, кто он.

— Я не говорил это Блэр. Я говорил это тебе, — протянул Капитан скучающим тоном и сделал еще один глоток пива.

Я обеими руками крепко вцепилась в руки Раша.

— Достаточно, парень, — папа огрызнулся на Капитана. Мне хотелось бы поспорить, что он был не парнем, а мужчиной, который, вероятно, мог пострадать, но мой папа волновался. Я предположила, что он хотел быть дружелюбным с соседями.

Капитан поднял руки вверх и пожал плечами.

— Отлично, — ответил он. Я была потрясена, что он отступил так легко.

Папа вздохнул и посмотрел на меня.

— Может, тебе стоит присесть, — сказал он.

Я не была уверена, что хочу знать это. Почему мне нужно сесть? Раш сел на мое сиденье, а потом потянул меня к себе на колени и обнял меня за талию.

Папа посмотрел на Капитана и нахмурился. Он не хотел говорить мне, что бы это ни было, но собирался рассказать мне. Это заставило меня занервничать.

— Когда мне было шестнадцать, я обрюхатил мою подругу из старшей школы, — начал он и я схватилась за руки Раша, крепко сжав их. — Бекка Линн не была готова стать матерью и я чертовски уверен, что не был готов стать отцом. Мы договорились отдать ребенка на усыновление. Родители Бекки Линн занимались поисками подходящих для ребенка родителей, а потом отдали его. Мы не остались вместе. Расстались из-за реальности ее беременности и того, что случилось. После окончания школы она поступила в колледж на западном побережье, а я уехал в Джорджию. Я больше никогда ее не видел, — сказал мой папа, вздохнул и изучал меня несколько секунд, прежде чем продолжить. Я продолжала держаться за руки Раша, которые сжались вокруг меня. Я не была уверена, где именно это происходило, но у меня было представление.

— После того, родились ты и Валерия, и я понял, как вы драгоценны. Я любил вас обоих так чертовски сильно, что однажды ночью я сломался и рассказал твоей матери о ребенке от Бекки Линн и то, что мы отказались от него восемь лет назад. Впервые я был разбит потерей ребенка, которого, как я думал, не хотел. Твоя мама сделала своей целью найти его. Она искала несколько лет. Все всегда приводило в тупик. В конце концов я сдался. Но не она, — папа испустил грустный смешок. — Затем, в прошлом году со мной связался детектив, которого наняла твоя мать. Он нашел его. Я не ожидал этого. Не знал, что мне делать с этой информацией. Этот парень был уже взрослым. Я был уверен, что это бессмысленно. Потом мне снова позвонили. Мой сын хотел встретиться со мной.

Я повернулась в руках Раша и посмотрела на Капитана. Он стоял, прислонившись к своей лодке, и смотрел на воду, но он слушал. Его тело было напряжено. Он ждал. Он… У меня есть брат?

— Когда все случилось, я полностью ушел. Мне нужно было начать все сначала. Попробовать прожить остаток своей жизни правильно, потому что все, что бы я ни делал раньше, я все испоганил. Единственное, что я когда-либо делал хорошо, так это любил твою мать, тебя и Валерию. Так что я позвонил своему сыну и поехал на юг, чтобы встретиться с ним, — он сделал паузу и кивнул Капитану. — Ривер Джошуа Киплинг, так же известный как Капитан — твой брат.

— Черт, — прошептал Раш и я поняла, что сказала то же самое. Папины секреты когда-нибудь закончатся?

— Капитан — последний подарок от твоей мамы. Если бы она не была настолько решительна, то я бы никогда его не нашел.

Мой папа не был одинок, как я думала. Я не сердилась и мне не было больно. Я была… счастлива. Освобождена. У него было много в жизни такого, что он искупал. Я знала, что он искупал не для того, чтобы быть мужчиной, которым он должен был быть, а ради отношений с сыном. Мой ребенок толкнулся под руками своего отца и я не могла представить, что мы отдадим этого ребенка. Я никогда не узнаю, какого это. Это как потерять часть себя. Мой папа еще не был мужчиной, поскольку ему было шестнадцать. Поскольку он отдал часть себя. Мое сердце разрывалось из-за него. Я высвободилась из рук Раша и подошла к отцу.

Я обернула руки вокруг его талии и прижала к себе. У меня просто не было слов, чтобы сказать ему, что я счастлива за него. Я не была уверена, какие слова были бы правильными. Я была больше чем счастлива. Я была благодарна. Для него это было возможностью исцелиться. Или частью исцеления.

— Все в порядке, медвежонок Блэр? — спросил он, сжимая меня в объятиях.

— Я рада, что ты нашел его, — ответила я честно. Прямо сейчас это было единственным, что я могла сказать.

— Спасибо тебе, — его голос был хриплым.

— Я действительно рад, что мне не нужно надрать тебе задницу на глазах у моей женщины, — сказал Раш и я улыбнулась напротив папиной груди.

Глава 26

Раш

Мы остались там на пять дней, чтобы Блэр узнала ее брата. Капитана стало намного легче переносить, как только я понял, что он не претендует на Блэр в сексуальном смысле. Он просто был любопытным в отношении его сестры. Я понимал это. Но так же я был рад упаковать вещи и отправится домой. Осталось только три недели до Рождества и я хотел провести их в Розмари с Блэр. В нашем доме. Так же я хотел сменить ее фамилию на мою и постучать в грудь, как чертов сумасшедший.

Когда мы вернулись в Розмари, Блэр сразу же отправилась в кровать. Войдя внутрь, она счастливо улыбнулась, а потом посмотрела на меня и спросила, не хотел ли я обустраиваться, и пошла вздремнуть.

Я был уверен, что не был в состоянии обустраиваться, так что я остался внизу и наслаждался пребыванием дома. Взяв содовую из холодильника. я вышел посидеть на палубе, чтобы насладиться заливом. Я скучал по этому. Не успев удобно устроиться, я услышал, что позади меня открылась дверь.

Грант вышел и кивнул мне, прежде чем сесть возле меня. Мы не разговаривали с того дня перед Днем Благодарения, когда я позвонил ему и рассказал о Нан. Хоть я и был занят, но был уверен, что он избегает меня. Судя по всему, радар в Розмари все еще работал, так как мы вернулись меньше, чем тридцать минут назад, а он уже был в моем доме. Я даже не представлял, что Грант был в городе. Обычно он проводил зимние месяцы, катаясь на лыжах. Последнее, что я слышал, так это то, что он отправился в Вэйл [горнолыжный курорт в Колорадо — прим.].

— Как она? — было первым, что он сказал.

Он не спрашивал о Блэр. По грусти в его голосе я знал, что он спрашивал о Нан.

— Сотрясает ад. Ты же знаешь.

Грант вздохнул и скрестил ноги в лодыжках.

— Да, знаю. Но я звонил ей прошлой ночью, потому что был пьяным, слабым и глупым, как дерьмо. Ответила твоя мать. Она сказала, что Нан оказывают помощь.

— Она пыталась получить передозировку. Я вовремя нашел ее и отправил в больницу. Физически она в порядке, но сломалась морально. Киро дерьмовый отец и Харлоу знает это, но Нан никогда не будет вести себя так же, как Харлоу.

— Кто такая Харлоу? — спросил Грант и я понял, что в моей жизни есть стороны, о которых не знает даже Грант. Я отделял жизнь в Розмари от жизни с моим отцом.

— Еще одна дочь Киро. Та, о которой он заботится. Ну, по крайней мере, он оставил ее далеко от своего гребаного мира с бабушкой, которая любила ее. Харлоу была его блестящей игрушкой, он приезжал и забирал ее на некоторое время, а потом отправлял ее обратно к бабушке, когда ему надоедало быть отцом. Это работало, потому что Харлоу тихая, вежливая и всегда оставалась в стороне. Нан же не такая. Поэтому он не общался с ней.

Грант глубоко вздохнул.

— Проклятие.

«Проклятие» — это слабо сказано.

Некоторое время мы сидели в тишине и смотрели на воду. Я не был уверен, что он испытывал к Нан, но надеялся, что он сможет отпустить ее. Она нестабильна. И никогда не будет. Она не сделает Гранта счастливым.

— Вы собираетесь пожениться в ближайшее время? — наконец просил Грант.

Улыбаясь, я подумал о том, что наверху Блэр свернулась калачиком на моей кровати… на нашей кровати.

— Да. Когда она проснется, я дам ей знать, что у нее есть неделя, чтобы спланировать все. Я не могу больше ждать. Я и так ждал слишком долго.

Грант усмехнулся.

— Я шафер, верно?

— Конечно. Боюсь, ты застрянешь с Бети, в качестве твоей партнерши, так что будь готов к тому, что Джейс будет дышать тебе в затылок, как сумасшедший мудак. А я не сомневаюсь, что Бети будет подружкой невесты. В противном случае ею будет Джимми и я сомневаюсь, что ты хочешь, чтобы он тискал тебя за задницу.

— Я могу справиться с Бети и Джейсом, — ответил Грант веселым тоном. — Но Джимми действительно собирается быть подружкой невесты?

Я улыбнулся и кивнул.

— Да. Она спрашивала его, как только мы начинали планировать свадьбу.

Я оставил билеты на самолет Эйбу и Капитану, прежде чем мы уехали. Блэр хотела, чтобы ее отец был здесь, а после того, как Блэр и Капитан лучше узнали друг друга, я знал, она хотела бы, чтобы ее брат тоже присутствовал. Они согласились приехать на свадьбу через неделю. Хотя Блэр еще не знала об этом. У меня не было настроения спорить с ней, если бы она захотела отложить свадьбу.

— Нан приедет на свадьбу? — спросил Грант.

Я никогда не думал, что женюсь без моей мамы и сестры. Тем не менее, я не хотел портить Блэр воспоминания о нашей свадьбе, а я знал, что они нашли бы способ это сделать.

— Нет. Я не могу ее пригласить. Она все еще ненавидит Блэр, — ответил я.

Грант кивнул и его плечи расслабились. Он не хотел видеть ее. Это было очевидно. И я не могу винить его за это.

— Знаешь, родители Вудса хотят, чтобы он женился на этой цыпочке из Нью-Йорка, и он собирается идти у них на поводу. Он еще не помолвлен, но собирается сделать это в ближайшее время. Однажды ночью он признался мне за текилой, что если он хочет получить клуб, то должен жениться на ней. Отец вынуждает его. Он будет несчастен с этой озлобленной женщиной.

Я ненавидел Вудса за это. Я знал, какого это, ожидать свадьбу и всю оставшуюся жизнь с женщиной, которую ты любишь. Каждый должен знать это чувство. Из-за сожаления и горечи, это не тот способ, чтобы жениться.

— Думаю, это его выбор. Он всегда может сказать «нет».

— И бежать как Трипп? Это тоже не лучший план, — ответил Грант.

Трипп был на несколько лет старше нас. Он двоюродный брат Джейса и все мы знаем его. Тогда родители давили на него, чтобы он жил так, как хотели они, и он сбежал. Оставил свои миллионы и сбежал. В наших глазах он всегда будет подростком, что имел смелость сказать «К черту все!» и уехать. Сейчас, став старше, мы больше понимали, чем он пожертвовал. Я просто надеялся, что он был счастлив.

— Это лучше, чем женится на избалованной суке, — сказал я.

— И то правда, — он остановился и потянулся к моей содовой, чтобы сделать глоток. Этот придурок знал, что я не буду пить после него.

— Как твой отец?

— Все так же. Слишком много пьет и курит. Занимается сексом со случайными женщинами моего возраста. Ты же знаешь.

Грант улыбнулся.

— Да. Но что за жизнь.

Это вообще не жизнь, но я знал, что Грант не согласиться со мной, поэтому и не ответил. Он еще не нашел такого человека как Блэр, поэтому не имел ни малейшего понятия, насколько пустой была жизнь моего папы. Он был одиноким.

— Всем известно, что вы вернулись в город. Присоединитесь к компании сегодня вечером?

Нет. Я хотел Блэр целиком. Мы делили лодку с ее отцом в течении пяти дней, а это слишком долго.

— Не сегодня. Блэр нуждается в отдыхе.

— Или ты нуждаешься в Блэр. Будь честным, брат.

— Да, я нуждаюсь в Блэр, — ответил я, улыбаясь.

Глава 27

Блэр

Раш назначил дату нашей свадьбы. Он дал мне одну неделю. Я даже не пыталась спорить. По решимости в его глазах было понятно, что в этом не было никакого смысла. Я была более чем готова выйти замуж за мужчину, но чувствовала, что он беспокоился, что я отступлю. Особенно после того, что случилось у его папы с Нан.

Мы должны были женится за двенадцать дней до Рождества. План состоял в том, чтобы провести Рождество и Новый год дома вместе, а в первый день Нового года уехать в длительный медовый месяц. Он разрывался между желанием показать мне весь мир и нежеланием, чтобы я много путешествовала. Он беспокоился, чтобы я получала достаточно отдыха, который делал свадебные приготовления нелегким делом. В конце концов, я убедила его, что хочу остановиться в его пентхаусе на Манхэттене. Никогда не была в Нью-Йорке, так что для меня это будет приключением. Мы хотели удобно устроится у него дома, и мой акушер собирался познакомить меня с одним, который будет наблюдать меня, пока я буду в отъезде.

К счастью, у Раша были деньги устроить свадьбу быстро и красиво. Я хотела скромную свадьбу и чтобы она прошла здесь, в нашем доме. Удивительно, но даже для скромной свадьбы нужно было много чего подготовить. Я не смогла бы справиться со всем без помощи Бети. Джимми тоже много помогал, но он и Бети несколько раз чуть не поубивали друг друга, сражаясь за то, кто будет главным.

Раш нанял Генриетту, чтобы всю неделю до свадьбы она оставалась с нами. Я всегда улыбалась, смотря на то, как Генриетта каждый вечер идет в кладовую, чтобы пройти в ее комнату под лестницей. У меня были теплые воспоминания о той комнате.

Когда после завтрака раздался звонок в дверь, я вскочила и поспешила ее открыть. Я ждала папу и Капитана. Сегодня была свадебная репетиция и мне нужно было, чтобы папа прорепетировал, как он будет вести меня к алтарю. Дверь резко открылась и я удивилась, увидев Дина и Харлоу. Я не ожидала, что они приедут раньше, чем завтра.

— Сюрприз, мы приехали на день раньше. Не хочу пропустить ни одного праздника, — сказал Дин, ухмыляясь, и зашел в дом, неся свой чемодан, когда Харлоу тихо шла за ним со своим чемоданом. — Где мой парень? — спросил Дин, оглядываясь.

— Раш и Грант уехали утром за смокингами, — объяснила я. — Они скоро вернутся. Поднимайся, я покажу тебе твою комнату, Харлоу. Дин, полагаю, ты знаешь, где твоя.

— Да, я скоро поднимусь к себе. Но прямо сейчас мне нужна выпивка и солнечный свет.

Я улыбнулась Харлоу.

— Я выбрала мою любимую комнату для тебя. Из нее открывается лучший вид. Она была моей комнатой, — сказала я ей.

— Спасибо тебе. Тем не менее, я не хочу занимать одну из лучших комнат. Я буду рада самой маленькой. Я же знаю, что твоя семья тоже скоро приедет, — сказала она и остановилась на верхней ступеньке.

— Мой папа и мой… эм… мой брат живут на старых рыболовных лодках. Верь мне, когда я говорю, что самая маленькая комната, что у нас есть, будет всем, о чем они мечтают. Я хочу, чтобы ты насладилась этой комнатой. Кроме того, она самая дальняя. Так что у тебя будет больше уединенности.

Харлоу застенчиво улыбнулась и кивнула. Я повела ее в комнату, где останавливалась раньше на короткое время, прежде чем перебралась на этаж выше.

— Хорошо прошел полет? — спросила я, когда на самом деле мне хотелось спросить, как дела дома.

— Хорошо. Я снова посмотрела «Гордость и предубеждение». Это сделало поездку более быстрой для меня.

— Мне нравится этот фильм, — призналась я. — Так как дела дома? В связи с тем, что Нан уехала? — Раш не присматривал за Нан, так как мы были дома. Я знала, что ее не пригласили на свадьбу и из-за этого чувствовала себя виноватой. Но я боялась, что она устроит сцену и разрушит нашу свадьбу.

— Снова тихо. Папа занимается своими делами. Я своими. А Дин своими. Они собираются на гастроли на пару месяцев и тогда будет действительно тихо.

Мне стало грустно за нее. В действительности у нее никого не было. Жизнь в большом доме с отцом, как Киро, должна быть одинокой. Когда он уедет, только она останется там. Для всех это не было жизнью. Деньги не могут вам все купить. Харлоу была этому доказательством.

— Почему бы Киро не купить тебе здесь дом? Здесь красиво и люди нашего возраста повсюду. Симпатичные парни, — я улыбнулась ей, дразня. Насколько Харлоу была красивой, настолько внешне она выглядела умной, но я не могла представить ее с парнем. Она была такая застенчивая. Она когда-нибудь откроется кому-то и даст ему узнать ее?

— Я не могу просить папу об этом. У меня полная стипендия в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и я уезжаю туда. Ему пришлось бы платить за мое обучение, если бы я поступила в другое место. Так что я съезжаю, чтобы посещать занятия, — замолчала она. Я знала, что она хоть и посещает занятия, но у нее нет друзей.

— Думаю, что он может себе это позволить, — заверила я ее.

Она пожала плечами, но не ответила. Я не собиралась сейчас ей надоедать. Может, позже.

— Мне нужно переодеться. У меня запись в салон на маникюр и педикюр через час. Хочешь со мной?

Она покачала головой.

— Нет, спасибо. Думаю, я вздремну. Мы очень рано уехали и я не спала в самолете.

Восприняв это как намек, я кивнула и оставила ее одну.

***

Во второй половине дня приехали папа и Капитан. Я как раз закончила приготовления к репетиции и вечеринке, что была после нее. У нас была свадебная вечеринка в бальном зале в Клубе. Я не хотела девичник, а Раш не хотел оставлять меня одну. Он беспокоился, что Бети не сможет занять меня. Так что когда Грант предложил устроить мальчишник, он быстро отказался. Поэтому у нас была альтернатива. Мы решили тусить вместе со всеми нашими друзьями. Вудс с удовольствием предоставил нам бальный зал и его персонал обслуживал нас.

Репетиция начиналась через тридцать минут и люди скоро начнут собираться. Раш спускался по лестнице в коричневых брюках и белой льняной рубашке и мое сердце пропустило больше, чем один удар. Он был прекрасен. Его волосы были неряшливо уложены. Белая рубашка делала его глаза ярче, а кожу темнее.

— Ты великолепен, — выдохнула я, когда он остановился на последней ступени.

— Эй, это мои слова, — дразня, он притянул меня к себе и прижался в поцелуе к моим губам. — Ты потрясающая, — ответил он.

— Ммм, ты тоже, — прошептала я ему в губы.

Глава 28

Грант (да, вы прочитали верно)

Мой брат действительно женился. Впервые я понял, что это случится, когда увидел, как он сходит с ума по Блэр, словно обезьянообразное дерьмо, но черт возьми, когда я смотрел свадебную репетицию, то это было так реально. Чертовски реально. Я чувствовал, что немного теряю его. Не то чтобы я не радовался за него, потому что я радовался. Просто, сколько я помню, он все время был моим партнером в злодеяниях. Теперь он будет партнером Блэр.

Я взял бокал шампанского с подноса, когда сервер проходил мимо меня. Это игристое дерьмо было неплохим заменителем, пока я не получу что-то более вещественное в баре через несколько минут. Сканируя толпу, я думал о Нан и о том, как я оказался в дерьме. Мне нужно что-то, что поможет забыть ее. Не то, чтобы я не хотел быть с ней, потому что я хотел. Она в этом убедилась. Сумасшедшая сука.

Пара самых сексуальных глаз, которые я когда-либо видел, столкнулась с моими и я замер, изучая ее. Я не видел ее раньше. Вообще. Я бы никогда не забыл этих чертовых глазок. Меня привлек не цвет, потому что отсюда я не мог сказать, какого они цвета. Меня привлек взгляд и густые ресницы, которые обмахивали глаза. Женщины платят хорошие деньги за искусственные ресницы, которые не могут выглядеть так хорошо. Я пробежался глазами по ее лицу, пока не остановился на ее рте. ДЕРЬМО. Мой член пробудился к жизни. Ее рот был большим, а губы чертовски полными. Девушка с таким ртом — фантазия каждого мужчины.

Я почти боялся переместить свой взгляд дальше. Если там она еще лучше, то я обделаюсь в свои чертовы штаны. Однако у меня не было времени думать об этом, потому что она развернулась и ушла, словно струйка воздуха. Длинные каштановые волосы качались, когда она двигалась, почти достигая ее талии. Святая мать Иисуса, ее волосы вели прямо к ее идеальной маленькой попе. Я подцеплю ее позже. Не знаю, черт возьми, кто она, но она не сможет мне отказать. Мне нужно попробовать ее рот на вкус и увидеть, как ее глаза загораются от удовольствия, когда я потяну ее длинные волосы назад, двигаясь в ней.

Говоря о гребаном отвлечении. Она была единственным гребаным отвлечением, что нужно любому мужчине. Черт возьми, она могла заставить меня забыть мое собственное чертово имя. Она выскользнула из бального зала в холл. Она шла быстро, но так тихо, что казалось, ее никто не замечает. Как люди не замечают ее? У меня галлюцинации? Какой мужчина с пенисом не остановит свои глаза на ней и не впитает каждое ее движение?

Я вышел в коридор на несколько секунд позже ее и огляделся. Сначала я подумал, что потерял ее, но потом заметил движение справа и длинные каштановые волосы скрылись за углом. Она не видела меня, но я определенно видел ее волосы. Я пошел в ее направлении, ступая так тихо, как только мог.

— Успокойся. Это просто парень. Очень, очень сексуальный, но все же просто парень, — услышал я тихо произнесенные ею слова, когда приблизился. Что за нах?

— Дыши глубоко. Ты — большая девочка. Ты сможешь справиться со смотрящим на тебя парнем, — сказала она тем же самым шепотом.

Я остановился, прежде чем она смогла бы меня увидеть. Она уговаривала саму себя. Я заставлял ее нервничать. Каким образом? Когда женщина в глазах парней выглядит так, как она, то ее трахают в соседней комнате. Она снова начала повторять, что я просто парень и я не смог сдержать улыбку. Это было просто восхитительно.

— Он мог быть инопланетянином, прилетевшим с Криптона. Тогда тебе стоило бы поволноваться. Может, нам стоит пойти и проверить его, чтобы убедиться, — произнес я будничным тоном. Все ее тело напряглось, но она не шелохнулась. При этом она не оборачивалась, чтобы посмотреть на меня. Она прижалась спиной к стене, прячась за ней. Двигалась только ее рука. Похоже, она прикрывала ею свой рот, продолжая быть привлекательной.

— Вероятно, он безопасен. Раша и Блэр не очень волнует, к какому виду принадлежит этот инопланетянин. А они предвзяты в этом, — продолжал я, надеясь, что мой нелепый разговор заставит ее улыбнуться и расслабиться. Потому что я хотел, чтобы она расслабилась. По крайней мере настолько, чтобы я смог попробовать ее на вкус.

Она все еще не двигалась. Ее рука по-прежнему крепко зажимала ее рот, она так и стояла, застыв на месте. Из-за угла я вышел в небольшой закуток, который она нашла между двумя колоннами в стене. Даже когда я прижался спинок к другой стене, наши тела почти соприкасались. Ее глаза расширились от удивления, когда я скользнул в ее укрытие.

— Думаю, что ты не можешь говорить, когда твоя рука так прикрывает твой рот. Как именно ты планируешь со мной разговаривать? — спросил я и ободряюще улыбнулся. Я не хотел, чтобы она считала меня опасным.

Она медленно отвела руку в сторону и опустила ее, но все еще прижималась к стене, как будто хотела быть так далеко от меня, как это было возможно.

— Так лучше. Мне нравится видеть этот ротик. А ты мешала его разглядывать, — сказал я, а потом подмигнул. Она сильнее прижалась к стене. Это был самый странный опыт, что когда-либо у меня был. Большинство из них кидались на меня, так что было легко. Мне нравилось это. Меньше работы. Но будь я проклят, если я не наслаждался ее пугливым поведением. Это было освежающе и необыкновенно.

— Я Грант. Брат жениха, — объяснил я, надеясь, что это ее немного успокоит. Сработало. Она нахмурилась и между ее бровями образовались морщины, делая ее лицо более человеческим. Более податливым. Мне понравилось это. Намного больше. Может, у меня получится заставить ее нахмуриться еще больше.

— У Раша нет брата, — ответила она сухо.

Так она знает Раша. Интересно. Я никогда не видел ее, потому что чертовски уверен, что запомнил бы ее. Я бы предположил, что она была гостем или каким-то образом знала Блэр. Здесь было всего несколько человек, которых я не знал.

— Ну, вот тут ты ошибаешься, красавица. Раш и я стали сводными братьями, когда были детьми. Просто потому, что наши родители не сделали нас братьями, не значит, что мы не могли сделать это.

В ее глазах вспыхнуло узнавание. Она знала, кто я. Время для честной игры. Я хотел узнать, кто она.

— Не хочешь сказать кто ты? Так как ты, очевидно, поняла, кто я.

Ее глаза опустились с моих на пол.

— Думаю, мне нужно вернуться внутрь, — прошептала она. Ее и так тихий голос был еще тише, когда она шептала. Я подумал, была ли она такой тихой и вежливой, когда приехала сюда. Это все, о чем я мог думать в тот момент. Все, что я хотел узнать.

— Ты не можешь оставить меня сейчас. Если ты уйдешь туда, то я буду преследовать тебя всю ночь, — предупредил я, надеясь, что не звучал как псих.

Ее рот принял форму «О» и мое воображение обезумело. Я был не единственным, кого привлекали встревоженные женщины, но эта аккуратная и надлежащая поза привела к сексуальной фантазии, что работала для меня.

— Почему? — спросила она. Музыкальность ее голоса напомнил мне звон колоколов, что часто упускается в песнях из-за простой красоты.

— Хочешь правды? — спросил я, наклоняясь ближе к ней и вторгаясь в ее личное пространство, которое она так защищала.

— Пожалуйста, — ответила она так тихо, что я ее почти не слышал.

— Потому что все, о чем я могу думать, так это то, как эти глаза будут выглядеть, когда в них вспыхнет потребность и как будет выглядеть твой чертов удивительный рот, когда ты будешь кричать от удовольствия. И эти волосы, — ответил я, скользя рукой в них и аккуратно потянув. — Черт, детка, эти волосы должны быть незаконными. — Я подошел слишком близко, и ее дыхание стало коротким и быстрым. И пошло все к черту, она изумительно пахла. Как клубника со сливками.

— О, — ответила она, подняв на меня свои глаза, по которым я мог сказать, что они были чисто карие. Такие же необыкновенные, как и она сама. Также на ее ресницах не было ни капли туши. Они были настоящими. Совершенно настоящими.

— Как тебя зовут? — спросил я трепеща, предвидя, как это совершенство прижимается ко мне.

Она несколько раз моргнула, как будто не могла понять моих слов. Я был почти готов схватить ее и потащить на улицу, в свой грузовик, зная или не зная ее имя.

— Харлоу, — ответила она.

Медленно понимание накатило на меня, как ведро ледяной воды. БЛЯ! Она сестра Нан.

Глава 29

Раш

Я наблюдал, как Блэр танцует со своим отцом, когда увидел, что Грант идет в бальный зал как человек, что убегает от демона. Что, черт возьми, с ним случилось? Я посмотрел на Блэр, но она счастливо улыбалась своему отцу. Так что я покинул наш стол, чтобы проверить Гранта. Обычно он вел себя как любой другой парень. Но сейчас его поведение нельзя назвать нормальным.

Я нашел его, когда он взял стакан виски, что поставил перед ним бармен. Он перекинул его, а потом отдал стакан бармену и потребовал еще. Что-то по-любому беспокоило его задницу.

— Почему, черт возьми, ты не сказал мне? — прорычал Грант, не смотря на меня.

— О чем ты говоришь? — спросил я, наблюдая как он опустошает второй стакан и просит еще.

Он повернулся и свирепо посмотрел на меня.

— Харлоу. Ты мог бы упомянуть, что сестра Нан ходячая богиня. Морально подготовить меня, чтобы я не воображал, как трахаю ее и чтобы мой член не готовился, что примет в этом участие, прежде чем узнать, что это невозможно,- он сделал еще один большой глоток и со стуком аоставил стакан на стойку. — Так-то лучше, — вздохнул он.

— Так ты познакомился с Харлоу? — спросил я, все еще не понимая его. Почему он был так зол? Я рассказывал ему о Харлоу.

— Да, я познакомился с Харлоу. Иисус, Раш, сначала нужно предупреждать мужчину.

Я полностью запутался. В этом не было смысла.

— Буду честным. Я не знаю почему, черт возьми, ты расстроен.

Грант испустил жесткий смешок.

— Черт, тебя действительно крепко связали за яйца, — пробормотал он. — Так как ты не можешь снять свои Блэр-цветные очки и увидеть других женщин, я раскрою тебе тайну. Харлоу чертовски совершенна. Черт, Раш, ее рот, — он вздрогнул и покачал головой. — Господи, что она может делать этим ртом. А ее глаза. Клянусь, я никогда не видел ничего подобного.

Так он говорит о том, как выглядит Харлоу?

— Хорошо. И почему тебя это так разозлило? — спросил я, думая, что может, мне нужно выпить, чтобы понять это.

— Потому что я не могу прикоснуться к ней, черт возьми. Я так сильно хочу прикоснуться к ней. Такими разными способами. В моей жизни меня никогда не возбуждали так чертовски быстро. А потом я узнал, что никогда не смогу прикоснуться к ней. Чертов отстой, — он снова зарычал.

А! Так Харлоу была игрушкой, с которой Грант не мог поиграть. Замечательно. Я был рад, что она уезжает домой через два дня. Мне не нужна эта драма. Харлоу не для Гранта. Она была слишком невинна для таких, как мой брат.

— Ну, это хорошо, потому что Харлоу не для тебя. Ты сломаешь ее.

Грант хмуро посмотрел на меня.

— Что это должно значить?

— Это значит, что она тихая и застенчивая. Она ни с кем не встречалась. Она ничего такого не делала, лишь ходила в школу. Ничего такого из мира Киро, ее не коснулось. Она вежлива и никогда не выпендривалась. Даже когда Нан кричала на нее и обзывала, она просто тихо принимала это и уходила. Она не в твоем вкусе. Может у тебя что-то и есть для ее ротика, но чувак, она даже не знает как использовать то, что ты хочешь. Ничего из того, что ты когда-либо захочешь. Ей просто это не понравится.

Блэр закончила танцевать с отцом и ее глаза немедленно нашли пустое место. Она искала меня. Мне нужно было идти. Я похлопал Гранта по спине.

— Пойди и найди какую-нибудь киску на сегодняшнюю ночь, что не будет невинной монахиней, — сказал я и направился к Блэр.

Она заметила меня и улыбнулась, а я направился к ней. Музыка изменилась, и песня Бруно Марса «I Will Wait For You” зазвучала из динамиков. Я с силой притянул ее к себе и усмехнулся.

Я любил эту песню. Я понимал каждое ее слово, потому что она была про то, что я чувствовал. Я никогда ранее не пел для Блэр, и у меня был соблазн подпеть этой песне на ухо Блэр, но я хотел подождать. Не сейчас. Я спою для нее…но не сейчас..

— Тебе понравилось танцевать со своим отцом? — спросил я, как только смог услышать ее голос.

— Да. Мы разговаривали о маме. Она любила бывать здесь. Она любила тебя. Всегда говорила мне, что Каин не для меня. Он тоже был слабым. В один прекрасный день, когда кто-то бы стал бороться за меня и хотел бы для меня большего, чем кто-либо другой. Ты бы сделал ее счастливой.

Моя грудь напряглась. Я никогда не рассказывал, что женщина, которая была их матерью, любила меня. Знание того, что Блэр чувствовала, что ее мать одобрила бы меня, значило намного больше, чем она предполагала. Я вспомнил ее маму. Не ясно, но я помнил ее. Я вспомнил ее улыбку и ее смех. Она заставляла меня чувствовать себя счастливым, как мальчишку. От запаха ее блинов я чувствовал себя в безопасности. Осознание того, что у моего сына будет такая же мать, заставило слезы навернуться на глаза. У него будет то, чего не было у меня. Что-то, что я смог только распробовать.

— Что я сказала? — спросила Блэр после паузы, когда заметила непролитые слезы в моих глазах, которые я не мог контролировать. Проклятье.

— Я просто подумал, что у моего сына будет мать, которой никогда не было у меня. Твоя мама была особенной, достаточно того, что она помнила обо мне, — признался я.

Глаза Блэр наполнились слезами, она схватила меня за лицо и поцеловала. Ее мягкие губы раскрылись и ее язык жадно скользнул в мой рот. Прямо здесь, на глазах у всех. Это не было похоже на нее, но я поддался ей. Я вернул ей поцелуй, такой же жадный и страстный, она отстранилась и посмотрела на меня. Она все еще держала мое лицо в своих руках.

— Я люблю тебя, Раш Финли. Ты будешь самым лучшим мужем и отцом, которого когда-либо знал мир. Однажды жена нашего сына поблагодарит нас, что у ее мужа был такой пример для подражания. Благодаря тебе она будет счастливицей. Потому что ты вырастишь нашего сына таким человеком, которым ты сам являешься. Он будет любить ее без остатка, потому что будет знать, как это сделать, — она подавилась рыданием и снова прижалась своими губами к моим губам, а я сжал ее в своих объятиях; как же я любил ее решительность, когда она успокаивала меня тем, что я был хорошим человеком. Ничто в жизни не было драгоценней этой женщины. И никогда не будет. Я нашел свое счастье.

Глава 30

Блэр

Бети поцеловала меня в щёку, а затем вытащила что-то из-за спины и передала мне небольшую серебристую упаковку со знакомыми каракулями Раша на записке.

— Раш хотел передать тебе кое-что старое, — объяснила она.

Я не пыталась получить какую-либо из таких вещей. Я совсем забыла про эту традицию. Улыбаясь, я взяла упаковку и открыла её. Внутри было очень дорогое кольцо, оно напоминало жемчужину. Серебряный ободок был элегантным, с гравировкой. Я подняла его, чтобы увидеть гравировку. Там было написано «Моей любимой». Она была очень старой. Ее точно сделал не Раш.

К нему была прикреплена маленькая записка. Я взяла её и открыла.

Блэр

Это кольцо моей бабушки. Матери моего отца. Она приехала повидаться со мной перед тем, как умереть. У меня были тёплые воспоминания о её визите и, когда она умерла, это кольцо досталось мне. Она хотела, чтобы я отдал это кольцо женщине, которая бы дополняла меня. Она сказала, что это кольцо ей дал мой дед, который умер, когда отец был ещё ребенком, но она никогда больше не смогла полюбить кого-либо ещё так сильно, как любила его. Это было её сердце. А ты — моё.

Это что-то старое для тебя.

Люблю тебя

Раш.

Я фыркнула и Бети тоже. Я посмотрела на неё, а она стояла за мной и читала записку.

— Чёрт, кто знал, что Раш Финли окажется таким романтиком, — сказала она и снова фыркнула.

Я знала. Он часто мне это демонстрировал. Я надела кольцо на правую руку и оно идеально подошло. Я полагала, что это была не случайность. Улыбаясь, я посмотрела на Бети.

— Спасибо тебе за всё, — сказала я ей.

Она обняла меня и кивнула.

— Это я должна благодарить тебя. Ты мой самый лучший друг, который у меня когда-либо был.

Прежде чем я смогла ответить, она выскользнула из комнаты, махнув рукой напоследок.

Я повернулась и посмотрела на себя в зеркало. Перламутровый атлас без бретелек поднимал мои груди, которые из-за беременности были больше. Линия талии была высокой, находясь прямо под моей грудью и была покрыта миллионом крошечных жемчужин. Ниже атласа был слой шифона, что свободно струился, достигая линии на несколько дюймов выше моих колен. Я решила, что буду босой, поскольку мне нужно будет идти по песку. Мои ногти были бледно-розовые, гармонируя с лепестками роз, что были разбросаны в проходе.

Стук в дверь испугал меня, и обернувшись, я увидела, как Харлоу вошла в комнату. Она держала в руках небольшую коробочку.

— Ты выглядишь как принцесса, — сказала она улыбаясь.

— Спасибо, — ответила я. Я себя именно так и чувствовала.

— У меня есть кое-что от Раша. Он хотел бы, чтобы у тебя было что-то новое, — сказала она и вручила мне маленький подарок. — Я бы ушла, но думаю, что тебе понадобится моя помощь.

Я взяла коробочку и быстро её открыла, радостно смотря на то, что он прислал мне в этот раз. Внутри располагалась тонкая золотая цепь с несколькими бриллиантами, имеющими такую же форму как и на кольце, только меньше. Я поднесла браслет к окну и бриллианты заиграли на свете по комнате.

— Я одену его на тебя, — сказала Харлоу и взяла браслет в руки, а затем застегнула его на моей лодыжке.

Я говорила Рашу, что мне нужно что-то на ноги, но я не могла себе представить, как буду идти по песку в обуви. И это было его ответом. Я улыбнулась и поблагодарила Харлоу.

— Пожалуйста. Он смотрится очень красиво на тебе, — сказала она перед тем, как выйти из комнаты так же быстро, как вошла.

Я посмотрела в зеркало на мою лодыжку, чтобы полюбоваться, когда в дверь снова постучали. Хорошо знакомое лицо, которое я ожидала увидеть меньше всего, улыбнулось и я бросилась обнимать бабушку Кью. Я не пригласила бабушку Кью, потому что беспокоилась, что Раш будет расстроен из-за присутствия Каина. Я знала, что он единственный, кто мог привезти его бабушку и я не могла не пригласить его тоже. Слезы жгли глаза, когда она сжала меня в своих объятиях.

— Я не могу поверить, что ты здесь. Не вериться, что ты проехала такое большое расстояние, — сказала я на одном дыхании.

Она похлопала меня по спине и усмехнулась.

— Ну, я не проехала его. Твой мужчина отправил мне и Каину билеты на самолет. В первый класс. Меня никогда так не баловали. Новый опыт, скажу я тебе. — Если бы я уже не любила Раша Финли всеми фибрами моего существования, то после этого точно бы влюбилась в него. Но он и так все для меня.

— И не плачь, а то испортишь макияж. Ты выглядишь как твоя мама. Точно как она. Не думай, что твой отец может быть счастливее, чем прямо сейчас. Я не думала, что мой приезд заставит тебя плакать. Я здесь, чтобы передать тебе кое-что от Раша. Он хотел быть единственным, кто даст тебе что-то, что было взято на время.

На моем лице расплылась глупая улыбка, но я не могла ничего с этим поделать. Он передал мне еще один подарок. Она вручила мне небольшую коробочку, завернутую так же, как та, которую приносила Харлоу. Я взяла ее и быстро сняла обертку.

На атласной коробочке была маленькая записка. Я сняла ее и под ней оказался старинный розовый атлас. Он был хорошо заношен и явно был вырезан из чего-то еще. Я развернула записку.

Блэр

я ждал сегодняшнего дня, чтобы показать тебе это. Было нелегко не проговориться. Но когда я вспомнил, кем была твоя мама, также я вспомнил об этом куске атласа. Долгое время я не помнил, откуда он взялся, но я знал, что он особенный, так что хранил его у себя. Все время. Взрослея, когда мне было страшно или одиноко, я держал его в руках и прикасался ним к лицу. Я не хотел, чтобы кто-то знал этот секрет. Но он утешал меня. Когда твой отец напомнил мне о блинах Микки Мауса, ко мне вернулись все воспоминания о твоей маме. С ними я вспомнил тот день, когда получил этот кусок атласа.

Готовясь ко сну, твоя мама всегда одевала розовую атласную пижаму. Она часто укачивала меня, чтобы я уснул, потому что мне трудно было успокоиться надолго, чтобы закрыть глаза. Мне нравилось, когда она держала меня. Моя собственная мама никогда так не делала. Я засыпал по ночам, трясь носом о ее руку и розовую атласную пижаму. Помню, в день, когда она уехала, я испугался. Я не хотел оставаться с Джорджиной. Твоя мама крепко обняла меня, а потом вложила этот атласный кусок, вырезанный из ее пижамы, в мою руку и сказала, чтобы я пользовался им, когда ложился спать.

Я бы хотел сказать, что сам всё вспомнил, но это не так. Я просто знал, что ткань должна была быть связана с женщиной, которая делала для меня блины, так что я спросил у твоего отца. Он рассказал мне эту историю и я понял, что повторяющийся сон о женщине в розовой пижаме был реальным. Не просто сном.

Это моё и оно не может быть твоим (если, конечно, ты это хочешь, тогда оно твоё).

Это что-то взятое взаймы для тебя.

Люблю тебя

Раш

— Надеюсь, что ты не используешь много косметики, потому что ты своими слезами смыла половину макияжа, — проворчала бабушка Кью.

Я улыбнулась и взяла салфетку, которую она протянула мне, и вытерла слезы с моего лица. Я не использовала много косметики, что привело Бети в уныние. Туш, которую я нанесла, была водостойкой, так что с этим было все хорошо. Я коснулась атласом своей щеки и подумала, что моя дорогая мама оставила его для Раша. Потом я сложила его и спрятала в моем бюстгальтере без бретелек. Записку я положила на туалетный столик. Я хотела сохранить ее тоже. Навсегда.

— Хорошо, мне надо спуститься вниз и найти себе место. Скоро увидимся, — сказала бабушка Кью и послала мне воздушный поцелуй перед тем, как выйти за дверь.

Я подошла к зеркалу, чтобы проверить макияж, когда раздался еще один быстрый стук в дверь. Мой отец зашёл в комнату с улыбкой на лице.

— Ты самая красивая женщина из всех, которых я когда-либо видел. Там внизу один счастливчик. Ему лучше запомнить это.

— Спасибо, папочка, — ответила я.

Он скользнул рукой в карман и достал ещё одну маленькую коробочку, похожую на остальные, принесённые ранее.

— У меня есть кое-что для тебя от Раша. Он хотел предать что-нибудь голубое для тебя.

Я не смогла сдержать глупую улыбку на лице. Я уже поняла, для чего он пришёл. Папа вручил мне её.

— Я останусь. Тебе понадобится моя помощь с этим.

Я открыла коробочку, радуясь получить что-нибудь ещё от Раша. Тонкая золотая цепочка, похожая на мой ножной браслет, лежала на атласе. Я взяла её и увидела висящий на ней топаз в форме капельки. Кроме этого, была ещё одна записка. Я быстро взяла её и развернула.

Блэр

Эта слеза многое олицетворяет. Я знаю, что ты плакала, когда держала кусок атласа твоей мамы. Ты плакала над каждой потерей, которую пережила. Но также она олицетворяет наши слезы, когда мы почувствовали, как маленькая жизнь внутри тебя начала двигаться. Слезы, которые я пролил, осознавая тот факт, что у меня есть ты и я люблю тебя. Я даже не мог представить кого-либо похожего на тебя, Блэр. Но каждый раз, когда я думаю о вечности с тобой, я благодарен за то, что ты выбрала меня.

Это что-то голубое для тебя.

Люблю тебя

Раш

Я вытерла слёзы и улыбнулась. Он был прав. У каждого из нас были грустные и весёлые слёзы. Я хотела, чтобы мы помнили о них, произнося сегодня наши обеты.

Папа взял цепочку из моих рук и застегнул её на моей шее. Я повернула её так, чтобы она лежала на моей груди.

— Пришло время нам спускаться вниз, — сказал отец пред тем, как пойти открывать дверь. Я последовала за ним и он повёл меня вниз по лестнице к главному входу. Он провёл меня вокруг дома и под аркой из розовых роз и белых мерцающих огней.

Я положила свою руку на локоть отца и позволила ему вести меня.

Глава 31

Раш

Я ждал на последней ступеньке лестницы, так как все, через кого я передавал подарки, уже вернулись. Когда ее отец поднялся к ней, то я уже не мог ждать в сторонке. Мне хотелось самому преподнести все эти подарки, но она была непреклонна на счет того, что я не могу видеть ее до свадьбы.

Стоя под аллеей, обвитой плющом и белыми розами, что находилась на песке между моим домом и заливом, я ждал со священником с одной стороны и Грантом с другой.

— Нервничаешь?- спросил Грант

— О том, что она решит не идти к алтарю? Да, — ответил я.

Грант засмеялся и покачал головой.

— Я не это имел в виду.

— Однажды ты поймешь. И когда поймешь, я тоже буду ржать над тобой.

— Не дождешься, — ответил он.

Бети появилась под розовыми розами, что означало, что Блэр ждет позади нее. Я взял спрятанный беспроводной микрофон, который для меня установил звукорежиссер и поместил на лацкан. Потом я подошел к цветам и взял мою гитару, что была за ними. Прошли годы с тех пор, как кто-нибудь видел, что я касаюсь ее. Я могу только представить, о чем они думают. Только мой папа знал, что происходит, потому что он помогал мне с аккордами.

— Что ты делаешь? — прошептал Грант. В его голосе было неверие, когда он понял, что ответ очевиден. Мне не нужно было рассказывать ему. Как только Бети оказалась на своем месте, я встал перед священником и посмотрел прямо в проход. Когда появится Блэр, начнется музыка. Я тщательно отрепетировал все с музыкальной группой.

Когда она, под руку с ее отцом, шагнула вперед, ее глаза встретились с моими, а потом расширились от удивления. Предполагалось, что она будет идти по проходу под песню Джейсона Мраза «I Won’t Give Up». Но я не хотел, чтобы другой мужчина пел для нее. Не сегодня. Я хотел, чтобы она шла ко мне, пока я пел слова, написанные только для нее, когда она шла по проходу, чтобы подарить мне мой мир.

— Ну, эээ, я не особо силен в пении… знаете, на глазах у людей… но после всего, через что мы прошли, я понял… что сейчас самое время, чтобы сказать то, что мне всегда хотелось сказать. Блэр, я люблю тебя, девочка… как до луны и обратно. — Я видел, как она застыла, глядя на меня. Все исчезло, Блэр была единственной, кого я мог видеть.

Когда ты впервые посмотрела на меня,

Я забыл как дышать.

В тот момент мое сердце замерло

и я поклялся, что никогда тебя не брошу.

И прикосновение твоей кожи

что-то глубоко во мне исцелило

до такой степени, что я захотел большего с тобой.

Чем меньше я получал, тем больше оно росло

ох, я не смог не влюбиться, влюбиться в тебя.

Так что я стою здесь, ох, ты знаешь, девочка моя,

после всего, что мы пережили, мы не можем сдаться.

И пока я жив, я буду смотреть в твои глаза

и держать тебя рядом, я торжественно клянусь,

что я влюблен очень сильно,

что я влюблен очень сильно, очень сильно в тебя.

В тебя.

Когда я наконец-то нашел тебя,

наконец-то нашел тебя,

я не скоро забуду тот день.

И на это есть все причины.

Я дам тебе новое имя,

ни у кого больше не будет такого.

Наша история совершенна,

наша жизнь и любовь — это все, что нам нужно,

потому что я не смог не влюбиться,

влюбиться в тебя.

Так что я стою здесь, ох, ты знаешь, девочка моя,

после всего, что мы пережили, мы не можем сдаться.

И пока я жив, я буду смотреть в твои глаза

и держать тебя рядом, я торжественно клянусь,

что я влюблен очень сильно, что я влюблен очень сильно,

очень сильно в тебя.

Мое сердце бьется,

умоляя тебя,

чтобы этим вечером

мечта стала действительностью.

Так падай, падай, падай в мои объятия.

Так что я стою здесь, ох, ты знаешь, девочка моя,

после всего, что мы пережили, мы не можем сдаться.

Я влюблен очень сильно,

я влюблен очень сильно,

я влюблен очень сильно,

очень сильно в тебя, да.

В тебя…

Доиграв последнюю строчку, я быстро стянул ремень гитары через голову и передал ее Гранту. Блэр не ждала никаких указаний от священника, прежде чем броситься в мои объятия, рыдая.

— Это было прекрасно, — сказала она в мою грудь.

— Не так прекрасно, как ты, — ответил я, прижимая ее к себе.

Она испустила тихий смешок.

— Я не знала, что ты так умеешь, — сказала она, отходя, чтобы посмотреть на меня.

— Я богат на все виды захватывающих сюрпризов, — заверил ее я и подмигнул.

— Хорошо, вы двое. Позволь сначала передать мою девочку тебе, — сказал Эйб, потянувшись к руке Блэр и притянув ее к себе с веселой улыбкой.

Эйб поцеловав дочь в щеку и посмотрел на меня.

— Я бы сказал тебе, что она особенная, но ты уже знаешь это. То, как ты ведешь себя, это единственная причина, почему я могу передать ее тебе. Я просил тебе, чтобы ты был мужчиной, которым я не смог быть, и ты стал им. Не для меня, для нее. Я не могу быть более гордым за женщину, которой она стала и мужчину, которого она выбрала, чтобы провести с ним свою жизнь. — Он взял руку Блэр и вложил ее в мою. После чего он развернулся и занял свое место.

Я положил ее руку на сгиб моей руки, когда мы повернулись к священнику. Она подскочила возле меня и, улыбаясь, посмотрела на свой живот. Я обернул руку вокруг ее талии и положил ладонь ей на живот, чувствуя, как движется наш малыш. Это было моим.

Глава 32

Харлоу (да, вы снова прочитали правильно)

Я чувствовала, что он снова смотрит на меня. Мне хотелось, чтобы он перестал. После того, как он ушел, проклиная что-то быстро движущееся, и оставив меня стоять в тайнике во время репетиции свадьбы, все, что он делал, так это пялился на меня. В эти моменты мне было неловко. Я была готова уехать домой, но знала, что Дину нравится здесь. Я собиралась узнать, смогу ли улететь раньше. Мне не хотелось оставаться до завтра.

Снова скрестив ноги, я изучала свои руки. Никто не разговаривал со мной и я не могла винить их за это. Я скучная. Я никогда не знала, что сказать. Я боялась сказать что-нибудь. Всегда. Я считала, что лучше промолчать, чем сказать что-то глупое.

Легче затеряться на заднем плане, когда такие парни, как Грант Картер не смотрят на тебя постоянно. Я не могла понять, почему он пялился на меня. Это было безумно. Я знала, почему он был расстроен. Когда ты тихий, люди забывают, что ты рядом и говорят о вещах, которые, на самом деле, тебе не стоит знать. Я слышала, как Нан несколько раз говорила по телефону с Грантом. Так же я знала, что сводный брат Раша не был хорошим парнем. Любой парень, который встречался с кем-то, как Нан, не может быть хорошим парнем.

Я же просто хотела, чтобы он не был таким чертовски горячим. Меня нужно было подготовить к этому. Нан была великолепна, не смотря на то, что она была яростной сукой, она привлекала всех мужчин. Любой парень, что имел с ней отношения, был красив. И, о Боже, он тоже. Очень. Даже длинные волосы, что он заправлял за уши, были привлекательны. А его голубые пронзительные глаза…

Два слова от него и я начала беспорядочно рыдать. Что не было трудно. Я часто плакала. Стул рядом со мной царапнул пол и я резко подняла свой взгляд, чтобы увидеть, как Грант садиться очень близко ко мне. Это не хорошо. Очень не хорошо. Что он хочет?

— Извини за вчерашний вечер, — сказал он. Я напряглась, но у меня получилось кивнуть.

Хорошо, так он извиняется. Отлично. Теперь он может уйти и перестать пялится на меня.

— Давай, Харлоу, скажи что-нибудь. Дай мне больше, чем кивок, — сказал он раздраженно.

Я не была уверена, почему раздражаю его. Я ничего ему не сделала. Пыталась держаться от него подальше и игнорировать его постоянные взгляды. Даже во время свадьбы он нашел меня среди других гостей и все время не переставал смотреть на меня.

— Ты ни с кем не разговариваешь или только со мной? Я не видел, чтобы ты общалась с другими гостями.

Хоть он мне не нравился и, я была уверена, не нравился его выбор женщин, также я не хотела, чтобы он думал, что я идиотка. Он расскажет Нан и у нее будет еще один повод, чтобы посмеяться надо мной.

— Я не очень хороша в компаниях, — объяснила я.

Казалось, он немного расслабился, когда я заговорила.

— Эта толпа подавляет. Не могу сказать, что виню тебя.

Я выдавила из себя улыбку. Небольшую, но это было лучшим, что я могла сделать. Я не умела хорошо притворяться. Никогда.

— Я тебе не нравлюсь, не так ли? — Очевидно, он также был очень наблюдательным.

Я могла солгать, чтобы быть вежливой. Моя бабушка учила меня, что если я не могу сказать ничего хорошего, то лучше промолчать.

— Мне не нравится Нан, — честно ответила я. Это не было вежливо, но это правда.

Вместо ответа Грант разразился смехом. Не тихим веселым смехом, а громким хохотом, как будто я была великим комиком. Я смотрела на него и еще больше испытывала неловкость, потому что он был привлекательным, когда смеялся. Так не честно. Я не хотела думать, что он привлекательный.

— Извини,- вытирая глаза и усмехаясь мне, сказал он. — Но это было не то, что я ожидал услышать из твоего сладкого ротика. Черт, это было смешно.

Я так не думала. Он думает, что я пошутила?

— Думаю, ты не одинока в этом, красавица. Большинство людей согласятся с тобой. Особенно обслуживающий персонал на этой свадьбе.

Я не ответила. Она явно ему нравилась.

— Так как ты не вдаешься в детали, я буду считать, что ты не разговариваешь со мной, потому что я встречался с Нан, а она тебе не нравится.

Я пожала плечами. Не совсем так. Были и другие причины. Снова говорить с ним было бы грубо, а я не хотела быть грубой. Но либо быть грубой, либо позволить ему думать, что я немая. Я не хотела, чтобы он смеялся надо мной с Нан. Она и так слишком много смеялась надо мной.

— Любой, кто встречался с Нан не может иметь никаких качеств искупления. Или других качеств, которые бы меня заинтересовали, чтобы лучше узнать человека. Я не люблю тратить свое время на тех, с кем я больше никогда не буду общаться. — Получилось грубее, чем я хотела. Чертова честность.

Грант поморщился. Я повела себя как сука. Я обвиняла Нан в том, что она сука, но я вела себя так же, и это плохо. Я не могла так поступать. Я не хотела быть такой.

— Слушай, это не так. Извини. Я хотела сказать, что мне не нравится Нан. И все. Я не могу понять, почему каждый, кто не состоит с ней в родстве, хочет переспать с ней. Тот факт, что ты не только спал с ней, но и встречался, говорит мне, что мы не можем быть друзьями. Извини. Я не хотела выглядеть сукой, потому что я действительно хороший человек. Я просто стараюсь держаться подальше от подлых людей. Нан — воплощение подлости, что наводит на мысль, что ты такой же. Подлые люди держаться вместе. — Я остановилась, потому что все становилось только хуже. Вставая, я виновато улыбнулась, на этот раз искренне, потому что я на самом деле себя плохо чувствовала из-за того, что сказала. Я имела склонность так делать, когда пыталась говорить слишком много. Прежде чем он смог сказать что-то, я сбежала. Я собиралась попрощаться с Рашем и Блэр и поехать в аэропорт ожидать ближайшего рейса. Я бы просто осталась на ночь в аэропорту, если бы это потребовалось. По крайней мере, тогда Грант Картер не сможет найти меня.

Глава 33

Блэр

— Я все еще не могу прийти в себя — ты пел мне песню и играл на гитаре. Просто здорово, Раш. Здорово, — я все еще не оправилась от того, как я смотрела на Раша, когда он ждал меня с гитарой в руках. Тогда вместо Джейсона Мраза, что должен был звучать с динамиков, Раш пел песню, которую написал для меня. После различных подарков и писем, что он отправил в мою комнату, я думала, что он не сможет превзойти себя. Я была неправа.

— Я перестал петь, когда был в колледже. Решил, что девушки интересовались мной только из-за Дина. Если я пел, то это ещё больше подчёркивало мою связь с Slacker Demon. Так что я просто перестал. Но для тебя… Я хотел, чтобы ты шла по проходу под мой голос, поющий слова, которые я написал для тебя. Не обычную музыку, которая играет на миллионах свадеб, — Раш поцеловал родинку прямо под мои ухом. — Эта свадьба не похода на все остальные и такой же больше никогда не будет, — прошептал он мне на ухо.

Я ближе прижалась к нему, когда мы танцевали под версию Эда Ширана «Kiss Me», которую наша группа исполняла вживую. Дин предложил пригласить «реальную группу», но я была против. Я не хотела, чтобы наша свадьба была больше, чем маленькая встреча близких друзей. Не хотела, чтобы она превратилась в концерт известной группы. Раш согласился со мной и мы нашли лучшую кавер-группу, которую только можно купить за деньги.

— Я желаю, чтобы сегодня ночью наш дом не был полным людей, — сказала я возле его груди.

— Не важно. Нас здесь не будет, — ответил Раш.

Я отстранилась и посмотрела на него.

— Что ты имеешь в виду?

Он ухмыльнулся.

— Ты действительно думаешь, что я собираюсь делить дом со всеми этими людьми в нашу брачную ночь? Черт, нет. У нас есть в совладении пентхаус в клубе, в который мы отправимся, как только уйдем отсюда.

Я была рада, что он подумал об этом. Мне не хотелось думать, что его папа и мой папа находятся в том же доме, что и мы сегодня ночью.

— Хорошо, — ответила я.

Его грудь завибрировала от смеха. Я посмотрела на других гостей. Все наши друзья были здесь. Каждый, кого мы любили. Кроме его сестры… и его матери. Но они не одобрили бы этого. Они обе ненавидели меня. Тем не менее, я чувствовала себя плохо от того, что они пропустили этот день. Я просто надеялась, что однажды они будут частью нашей жизни ради Раша. Хоть он и не упоминал об этом, я знала, что ему их не хватало.

— Куда ты положила атлас? — спросил он.

Я улыбнулась и прикусила нижнюю губу.

— У меня не было карманов, — ответила я.

— Я знаю. Так где он?

— Спрятан в моем бюстгальтере, — призналась я.

— Предполагаю, что с этого момента это будет иметь новый смысл для меня, — сказал он, дразня нижнюю часть моей груди большими пальцами.

— Спасибо тебе за все. Ожерелье, браслет, кольцо и я позволю тебе сохранить атлас. Хотя мне понравилось, когда он там, с нами. Зная, что она принимала участие в обоих наших жизнях. Это было прекрасно.

Раш обернул руки вокруг меня.

— Да, так и было. — Мгновение, и по его телу прошло напряжение, которое я не могла не почувствовать. Подняв на него взгляд, я увидела, что его глаза сосредоточены на чем-то за мной. Я оглянулась и увидела Каина, он стоял и смотрел на нас. — Мне, вероятно, следует дать ему потанцевать с тобой. По крайней мере, я пытаюсь убедить себя в этом, — сказал Раш, все еще держа меня крепко.

Я улыбнулась ему и его рваному обороту речи.

— Если ты не хочешь, чтобы я танцевала с Каином, то я не буду. Мне нужно пойти поговорить с ним и если ты хочешь пойти со мной и обнимать во время разговора, то я не против. Расслабься. Теперь я Блэр Финли. А он любил Блэр Винн.

Использовав мое новое имя, его тело расслабилось и он обнял меня сильнее.

— Повтори. По крайней мере ту часть, где ты говоришь твое имя, — сказал он хриплым голосом.

— Блэр Финли, — повторила я.

— Черт, это так приятно звучит, — сказал он, целуя меня в лоб. — Пошли поговорим с ним. Но если ты не возражаешь… никаких танцев. Я не хочу, чтобы его руки были на тебе.

— Так никаких объятий также? — я спросила, прежде чем идти к Каину.

Раш нахмурился и покачал головой.

— Нет, если он хочет, чтобы его руки были все еще при нем, — ответил он, заставляя меня смеяться. Мой мужчина — собственник.

Я подошла к Каину, он стоял там же и ждал меня. Его руки были в карманах, а на лице болезненное выражение. Для него это было не легко. Он считал, что мы будем вместе вечно. Не думал, что Раш, в конце концов, будет со мной. И он был неправ.

— Я рада, что ты приехал, — сказала я ему, когда остановилась в нескольких шагах от него, сохраняя дистанцию, чтобы Рашу было удобно.

— Не буду врать. Я не хотел приезжать. Бабушка Кью заставила меня, — ответил он. — Но ты выглядишь прекрасно. Так потрясающе, что на тебя больно смотреть.

— Спасибо. Я не знала, что Раш отправил вам билеты и приглашения, пока бабушка Кью не зашла в мою комнату сегодня.

Каин кивнул.

— Да, я так и думал. Так как нас пригласил Раш, а не ты. Бабушка Кью решила, что мы приедем, как только их получила.

— Я счастлива, Каин.

Он грустно улыбнулся и кивнул.

— Я вижу. Трудно не заметить. Как будто кто-то кричит об этом.

Больше мне было нечего сказать. Наше время было в прошлом. Раньше он был моим лучшим другом, но теперь Раш все для меня.

— Береги себя, — сказала я, зная, что мне нужно вернуться к Рашу, прежде чем он решит, что мы говорили слишком долго.

— Ты тоже, Блэр. Пришли фотографии ребенка. Бабушка Кью захочет их увидеть, — ответил он.

Я повернулась и направилась обратно к Рашу, который стоял с краю танцпола и смотрел на меня.

Глава 34

Раш

Обычно я проводил Рождество, выпивая на горнолыжном курорте, с какой-то девушкой, с которой встречался в то время и некоторыми друзьями. Таким образом я пытался устроить праздники. Когда я вырос, моя мама перестала украшать рождественское дерево или печь печенье. Так что я просто смотрел какие-то шоу по телевизору.

Запахи сосны, яблочной шарлотки с корицей и печенья заполонили наш дом. Самое большое рождественское дерево, которое я смог найти в Розмари, стояло в нашей гостиной, украшенное яркими красочными украшениями и мерцающими огоньками. На нашей каминной полке были живые гирлянды и ягоды, а у камина висело три чулка с монограммой буквы Ф. Два больших венка с красными бархатными бантами украсили наши передние двери и дом наполнился колядками, которые играли с музыкального центра. Блэр нашла рождественскую станцию на спутниковом радио и угрожала мне, чтобы я не переключал ее.

Подарки в красочной бумаге с блестящими бантами были сложены под нашим деревом и я не мог избавиться от моих друзей. Они всегда были здесь, поедая сделанные Блэр сладости и попивая яблочный сидр, который у нее всегда получался отличным. Как будто Санта Клаус остался в нашем доме. Еще в прошлом году это было бы адом для меня. Сейчас я не мог представить Рождество другим. В этом году его организовала Блэр и мне понравилось. Нет, я чертовски полюбил его. Она фальшиво подпевала колядки, пока доставала печенье из духовки и катала шарики арахисового масла в сахарной пудре, а я ждал ее, чтобы положить один себе в рот.

Я хотел, чтобы мои дети росли, веря в Рождество, и мне нравилось это. Обнимаясь на диване, мы смотрели рождественские фильмы и пили горячий какао, пока моя рука лежала на животе Блэр и я наслаждался тем, что чувствовал, как толкается мой мальчик. Я не смог бы купить это ни за какие деньги. Не это счастье.

— Думаешь, мы увидимся с твоим отцом до Рождества? — спросила Блэр, входя в гостиную, где стоял я, наслаждаясь рождественским деревом и слушая, как Блэр поет «We Wish You a Merry Christmas».

— Сомневаюсь. Он уехал только на прошлой неделе, — напомнил ей я. Она нахмурилась и кивнула.

— Хорошо. Думаю, тогда нам нужно отправить ему подарок. Также у меня есть кое-что, что нужно отправить Харлоу. Надеюсь, ты поможешь мне придумать что-то для твоей мамы и Нан. Я не знаю, что купить им. Я никогда не проводила время с ними.

Моей маме и Нан? Она купила подарок моему папе? И Харлоу? Черт. Все, что я сделал, так это приготовил подарки для нее и ребенка. Я не думал покупать еще что-то для кого-то.

— Эээ, думаю, да. Но они не ожидают ничего. Мы действительно не обмениваемся подарками. Это не совсем тот праздник, который мы празднуем как семья.

Лицо Блэр вытянулось и она посмотрела на меня грустными глазами. Мне не нравилось видеть ее грустной. Мне нравилось, как она счастливо, хоть и фальшиво, пела несколько минут назад.

— Но это Рождество. Ты покупаешь людям, которых любишь, подарки на Рождество. Не обязательно много. Просто что-то. Дарить подарки весело.

Если она хотела что-то подарить моей порочной матери и сестре, то я бы чертовски пошел и купил все, что бы она ни захотела и отправил бы их с улыбкой.

— Хорошо, детка. Я найду что-то и мы сможем отправить их вместе с другими подарками.

Казалось, это успокоило ее и она кивнула.

— О, хорошо. Ладно, — она начала разворачиваться, но остановилась. — У меня есть кое-что и для Киро. Нам нужно отправить это, когда мы будем отправлять другие подарки в Лос-Анджелес.

Я не смог удержаться от смеха. Она купила что-то для Киро. Каждый подумает, что я сошел с ума, когда все они получат посылки от меня.

— И Киро. Понял, — ответил я.

Единственной хорошей вещью в бесконечных покупках Блэр было то, что она дала мне время, чтобы подготовить для нее сюрприз. Она продолжала говорить, что после Рождества нам нужно подумать о детской комнате. Я согласился с ней. Но также я продолжал держать закрытой комнату слева, единственную, в которой ей нравился вид.

Глава 35

Блэр

В прошлом году я позволила маме спать допоздна, потому что из-за болезни она поздно легла накануне. Встав, я приготовила ее любимый завтрак — клубничные вафли со взбитыми сливками, — и включила светящуюся гирлянду на рождественском дереве. Я знала, что это было мое последнее Рождество с моей мамой. И убедилась, чтобы все было прекрасно.

Когда она вошла в гостиную, ее взгляду открылись огонь в камине, чулок, из которого выглядывали ее любимые вещи, играющая рождественская музыка и я. Он рассмеялась, а потом расплакавшись, обняла меня. Мы сидели и ели наш завтрак, а потом открыли подарки. Мне так много хотелось ей купить, но у нас было туго с деньгами. Используя мои творческие способности, я сделала ей скарбук (Скрапбук – это оригинально оформленный, декорированный фотоальбом, что состоит из отдельных листов или разворотов, каждый из которых представляет законченную мысль, выраженную фотографиями. — прим.), как росли мы с Валерией. Маму похоронили с ним в ее руках.

В этом году я делала все возможное, чтобы мама гордилась мной. В те моменты, когда играла ее любимая рождественская колядка, мне приходилось бороться с желанием пойти свернуться в позу эмбриона и плакать. Но в прошлом году она заставила меня пообещать ей кое-что. Она тоже знала, что это было ее последнее Рождество и попросила меня сделать ей одолжение — чтобы следующее Рождество я отпраздновала за нас двоих. Так что я старалась изо всех сил.

Сегодня утром я проснулась перед восходом солнца и выскользнула из кровати, не разбудив Раша. Я нуждалась в некотором времени, чтобы побыть одной. Времени, чтобы все обдумать. Вспомнить. Я знала, что если бы мама могла меня сейчас видеть, она была бы очень счастлива за меня. Я вышла замуж за мужчину, которого любила. Собиралась стать матерью и простила моего папу. Прижимая к себе кофе и вытянув ноги вперед, я сидела на диване перед красочно украшенным рождественским деревом. Эта картинка моей жизни была именно тем, что хотела для меня мама.

Я не вытирала слезы с лица, потому что не все из них были грустными. Некоторые были счастливыми. Некоторые были слезами благодарности, а некоторые из-за воспоминаний.

Я наслаждалась тишиной и наблюдала восход солнца за окном. Раш хотел бы, чтобы я была в кровати, когда он проснется. Так что после того, как я допью кофе и почищу зубы, мне нужно будет вернуться в постель. В этом году я хотела идеального Рождества с ним. Это было наше первое Рождество и я собиралась создать прецедент на долгие годы.

— Проснуться на Рождество без моего любимого подарка в кровати отстойно, — сонный голос Раша испугал меня и я оглянулась, чтобы увидеть, как он заходит в гостиную. Он был в спортивных штанах. Его волосы были в беспорядке после сна, а глаза все еще наполовину закрыты.

— Извини. Я собиралась вернуться в кровать после того, как досмотрела бы восход солнца, — сказала я ему, когда он опустился на диван возле меня и притянул меня к себе.

— Я бы встал и посмотрел его вместе с тобой, если бы ты попросила, — ответил он, положив подбородок мне на макушку.

Я была почти уверена, что он сделает все, что бы я не попросила. Вот почему я оставила его спать.

— Я знаю, — ответила я.

Раш прошелся своей ладонью вверх и вниз по моей левой руке.

— Тебе нужно некоторое время наедине? — спросил он. Понимание в его вопросе сказало мне, что ему не нужны детали. Он знал.

— Да, — ответила я.

— Тебе нужно что-то еще?

— Нет, — сказала я, улыбаясь ему.

— Хорошо, потому что я не собираюсь уходить так легко.

Я засмеялась и положила голову обратно на его грудь.

— Это прекрасное утро.

— Да, так и есть, — согласился он и наклонил голову к моему уху. — Можно я отдам тебе один из подарков прямо сейчас? — спросил он.

— Для этого требуется, чтобы мы были обнажены? — спросила я дразня.

— Эээ, нет… но если ты хочешь раздеться, детка, то я только за, — ответил он.

Удивленная, я повернулась в его руках и посмотрела на него.

— Ты имеешь в виду, что хочешь сейчас открыть подарки? — спросила я. Я думала, что сначала мы займемся любовью.

— Не совсем откроем. Мне нужно тебе кое-что показать, — сказал он, вставая и поднимая меня.

Я этого не ожидала. Кивнув, я дала ему вести меня через весь дом и по лестнице. Может, мы шли наверх, чтобы заняться сексом?

Раш остановился возле комнату, которую когда-то выбрал для меня. Я не была там с тех пор, как перед свадьбой показывала ее Харлоу. Дверь была закрыта и Раш отступил, жестом показывая, чтобы я открыла ее. Я была действительно сбита с толку.

Я шагнула вперед, чтобы повернуть ручку, и медленно открыла дверь. Первой я увидела массивную вишневую детскую кроватку, что стояла в центре комнаты, усовершенствованную конструкцией с экзотическими морскими животными, что висела над ней.

Раш зашел внутрь и щелкнул выключателем. Вместо верхнего света засветилась и начала играть конструкция. Но это была не колыбельная. Это была песня Раша, которую он пел мне в день нашей свадьбы. Конструкция светилась по всей длине, аж до потолка. Все, что я могла, так это открыть рот в полном благоговении и потрясении, когда прошла дальше в комнату. Огоньки танцевали по стенам, пока конструкция крутилась и медленно играла наша песня.

В углу стояло кресло-качалка, на которое сверху было наброшено красивое одеяло ручной работы. Также комната была декорирована пеленальным столиком, шкафом и даже небольшой кушеткой. Нежно-голубой цвет стен был идеальным, учитывая, что одна стена, по большей части, состояла из окон, из которых сейчас просматривались голубое небо и океан.

В конце концов, ко мне вернулся голос, но все, что я смогла выдавить из себя, так это небольшой всхлип, прежде чем я бросилась в объятия Раша и расплакалась. Он сделал все прекрасно. Он выбрал идеальную комнату для нашего сына.

— Я действительно надеюсь, что это слезы радости, потому что я собираюсь быть честным. Я боялся, что ты разозлишься. Бети упомянула, что ты можешь захотеть сделать все самой, а я не подумал об этом, — прошептал он.

Бета ничего не знала. Может, Бети хотела бы сделать сама, но знание, что Раш торопился и думал сделать детскую, заставило мое сердце увеличиться, пока я не подумала, что оно может разорваться.

— Это идеальной. Прекрасно. Это… ох, Раш, ему понравится. Мне нравится, — заверила его я, а потом схватила его за голову и притянула к себе, чтобы я смогла поцеловать его. Невероятная детская, заслуживающая страниц журнала, делает беременную женщину сексуально озабоченной. Кто знал?

Три месяца спустя…

Я была девушкой с юга. Это было очевидно. Хоть мне и понравилось проводить время в Нью-Йорке, я была рада вернуться домой, где я могла найти сладкий чай со льдом, когда мне хотелось его. Я могла сказать, что Раш тоже соскучился по Розмари. Мы распаковали вещи, а потом взяли всю одежду и игрушки, которые купили для ребенка, у которого все еще не было имени, и сложили в детской. Было весело вешать его одежду, складывать одеяла и составлять в линию его маленькую обувь в шкаф. Мы немного переборщили, покупая одежду.

Вскоре после нашего прилета Грант забрал Раша, чтобы провести некоторое время в компании парней за игрой в гольф, поэтому я решила кое-куда съездить. Дома было нечего есть, а я была голодна. Я собиралась посмотреть, работал ли в клубе Джимми, и что-то поесть, убив двух зайцев за раз. Я схватила ключи и направилась на улицу к моей машине… или SUV… или чем бы она ни была. Я еще не ездила на ней. С тех пор, как мы вернулись домой, меня везде возил Раш.

Все, что я знала о Mercedes Benz, так это то, что это внедорожник. Я просто была рада, что он не приобрел мне минивэн. Судя по всему, это была одна из самых безопасных машин на дороге. Он очень долго покупал мне ее, а потом сказал, что если она мне не нравиться, то я могу вернуть ее и получить ту, которую захочу.

С ума сойти, это был Mercedes. Но я не собиралась задирать нос из-за этого. Конечно, я была счастлива. Мне просто нужно было понять, как на нем ездить. Я посмотрела на ключ, который он оставил мне. Он дал мне указания. Мне нужно было просто придерживаться их, чтобы я всегда носила ключ в своей сумочке, которая всегда была со мной. Как только я коснулась дверной ручки, держа ключ в руке, дверь автоматически разблокировалась. После чего мне нужно поставить ногу на педаль тормоза и нажать кнопку «включить» на руле, чтобы завести машину. Все остальное должно быть достаточно легко. Да, правильно.

Я сделала, как мне сказали, и забралась в машину, что сделать не легко, когда твой живот огромен. После того, как я пристегнулась, у меня получилось завести машину без ключа, что было все еще непонятно для меня. Я даже не пыталась прикоснуться к той штуке на приборной панели. Это было похоже на что-то в самолете. Я не понимала ни того, ни другого. Открыв сумочку, я вытащила свой пистолет и засунула его под мое сиденье. Я не носила его с собой, так как всегда была с Рашем. Но теперь, когда у меня опять была своя собственная машина и я буду ездить сама, а скоро с моим ребенком, я хотела знать, что здесь есть некоторая спрятанная защита. Как только ребенок станет больше, я собираюсь найти другое место, где смогу хранить его. Я не хотела, чтобы пистолет был там, где его сможет найти ребенок. Мне нужно поговорить об этом с Рашем.

Добраться до клуба было достаточно легко. Заглушив машину одним нажатием кнопки, я заперла двери вещью, которую Раш называл ключом и направилась внутрь.

Как раз когда я направлялась в обеденный зал, Джимми вышел из кухни и наши глаза встретились. Улыбка медленно расползлась по его лицу.

— Посмотри на себя, горячая мамочка. Даже беременной, с животом, размером с надувной мяч, ты можешь выглядеть сексуально. Заходи внутрь на кухню и подожди меня. Я сейчас вернусь, — сказал Джимми, кивнув. У него было только два стакана воды, так что он быстро вернется.

Я открыла кухонную дверь и зашла внутрь. Несколько поваров прокричали мне приветствия и я помахала им, пытаясь вспомнить так много имен, сколько я могла.

— Пожалуйста, скажи мне, что ты вернулась в Розмари с хорошими новостями. Не бегай больше по всему миру. Я скучал по тебе, — Джимми хныкал, притягивая меня в свои объятия.

— Я не планирую куда-либо ехать в ближайшее время, — заверила его я.

— Боже, Блэр, твой живот гигантский. Когда родится ребенок? — спросил Джимми и начал гладить мой живот. — Ты не можешь остаться внутри навсегда, малыш. Твоя мама не такая большая, она не может стать еще больше.

Кухонная дверь распахнулась и подняв глаза, я увидела новое лицо. У нее были темно-коричневые волосы и отличная осанка. Она улыбалась, с любопытством наблюдая за тем, как Джимми разговаривал с моим животом.

— Привет, — сказала я и она оторвала глаза от моего живота, чтобы встретиться взглядом со мной. У нее были великолепные глаза. Где Вудс нашел ее и нанял ли он ее из-за внешности? Потому что, зная Вудса, он не мог не заметить ее.

— Привет, — ответила она с южным протяжным произношением, что удивило меня. Эта девушка была не с Розмари.

Джимми выпрямился и лучезарно улыбнулся девушке. Она ему нравилась. Это был хороший знак.

— Рад, что ты вернулась, девочка. Вчера без тебя была полная задница, — сказал он ей, а потом оглянулся на меня. — Делла, это Блэр. Она мой «лучший друг навсегда», который сбежал и оставил меня ради другого мужчины. Однако, я не могу винить её, потому что он еще тот лакомый кусочек. Блэр, это Делла. Её, возможно, трахает или не трахает наш босс.

Я не могла сдержать улыбку. Да, Вудс заметил ее.

— Джимми! — сказала я, когда ее лицо побагровело и поняла, что он ругал ее тоже. Мне нравилась эта девушка. Возможно, у меня будет здесь новый друг.

— Вудс, не так ли? Ваш босс? — спросила я, улыбаясь, потому что знала, что не было никакой возможности, что она возилась с отцом Вудса.

— Конечно, Вудс. У девочки есть вкус. Она не стала бы трахаться со стариком, — ответил Джимми, закатывая глаза.

— Ты можешь перестать говорить слово «трахаться»? — спросила она, все еще краснея. Мне нужно было ослабить ее смущение, потому что Джимми только делал хуже.

— Джимми не должен был говорить мне это, но раз уж он это сделал, я могу сказать, что Вудс отличный парень. Если ты на самом деле… ум…трахаешься с ним, тогда ты сделала хороший выбор.

— Спасибо, — сказала она, сдерживая улыбку. Я действительно надеялась, что Вудс для нее. У меня было ощущение, что Бети она тоже понравится.

— Если я не рожу этого малыша на этой неделе, мы сможем сходить вместе пообедать, — предложила я. Я бы позвонила Бети, чтобы она тоже пришла. Она посмотрела на мой живот и я могла видеть, что она думала, будто маловероятно, что я выйду за дверь, не родив ребенка, тем более до следующей недели. Вероятно, она была права.

— О`кей. Звучит отлично, — ответила она.

Я не могла дождаться, чтобы рассказать Рашу. Может, однажды вечером мы должны пригласить ее и Вудса на обед. Было бы весело.

— Делла Слоун, — сердитое рычание ворвалось в мои мысли и я перевела взгляд с нее на полицейского офицера, что стоял в дверях.

— Да, сэр, — ответила она. Я видела, как она побледнела, и я оглянулась, ища какие-либо признаки Вудса. Где он был, когда вы нуждались в нем? Когда я работала здесь, он всегда врывался в самое неподходящее время. Сейчас было бы самое время, чтобы ворваться сюда.

— Вы должны пройти со мной, мисс Слоун, — рявкнул офицер, придерживая дверь открытой и ожидая, что Делла выйдет за ним. — Мисс Слоун, если Вы не пойдете со мной по собственному желанию, мне придется пойти против воли мистера Керрингтона и арестовать Вас прямо здесь, в здании клуба.

Что он только что сказал? Арестовать? Мистер Керрингтон? Вудс не сделал бы этого. Если бы он был в этом замешан, то он хотя бы показался и принял в этом участие. Кроме того, я хорошо разбиралась в людях, так же, как и Джимми. Нам обоим нравилась Делла. Что-то было не так.

— За что вы её арестовываете? Я не верю, черт побери, что Вудс знает об этом, — потребовал Джимми, стоя перед Деллой, как будто защищая ее. Он нравился мне еще больше за это. Она выглядела так, как будто вот-вот упадет в обморок.

— Мистер Керрингтон знает. Он тот, кто отправил меня сюда препроводить Деллу Слоун из здания и арестовать ее, когда мы окажемся на парковке. Однако, если она не пойдет добровольно, я арестую её и любого, кто встанет у меня на пути.

Вудс не знал. Я не верила ему. Что-то было не так.

— Все в порядке, Джимми, — сказала она и вышла из-за него. Я беспомощно наблюдала, как она выходила за дверь.

— Найди Вудса, — сказал Джимми, оглядываясь на меня. — Я не верю в это. Думаю, что есть что-то еще и что все указывает на старика.

Я кивнула, так как была согласна.

— У меня нету номера Вудса в телефоне. Это раздражало Раша, поэтому я удалила его, — призналась я, глядя на Джимми застенчиво.

Джимми покачал головой и улыбнулся, после чего взял телефон с моих рук и набрал номер Вудса.

— Позвони ему. Если он не ответит, попробуй его отследить. Я не могу помочь. Пока я на смене, я не могу помочь, потому что мне нужно работать.

Я кивнула и направилась к двери, чтобы посмотреть как Деллу посадили в полицейский автомобиль с большей силой, чем было необходимо.

Телефон Вудса был сразу переведен на голосовую почту. Я попыталась снова, но опять только голосовая почта. Побежав по коридору или больше быстро ковыляя, я прибежала к его кабинету, постучала, но никого не было. Я попыталась открыть его, но он был плотно закрыт. Дерьмо.

Я поспешила наружу, набирая номер Раша. Он должен был знать, что делать, и, весьма вероятно, что Вудс мог быть с ним. Как только моя нога коснулась каменной дорожки, я почувствовала спазм, сопровождаемый потоком воды между моих ног. Я застыла.

У меня отошли воды.

Глава 36

Раш

— Хорошо выглядишь как для женатого парня, — подразнил Грант, когда я подошел сзади к гольф-кару, чтобы взять клюшку.

— Конечно хорошо. Я женат на Блэр. Я самый удачливый подонок на планете, — ответил я, не идя у него на поводу. Он хотел, чтобы я вспылил, потому что Грант думал, что я забавный, когда зол.

— Блэр горяча. Даже на девятом месяце беременности, — протянул он, откинувшись назад и закинув ноги на приборную панель гольф-кара.

— Если ты хочешь, чтобы я сломал твой гребаный нос, то продолжай, бро, — прорычал я, оглядываясь на него.

Он начал смеяться и я знал, что он получил то, чего хотел. Я закатил глаза. Телефон в моем кармане начал вибрировать и звонить. Эта мелодия стояла на звонке от Блэр. Я опустил клюшку и полез в карман, чтобы вытащить телефон. Она не звонила мне просто так. Если она звонила, значит, я был ей нужен. Я направился к гольф-кару, ожидая, что она ответит.

— Эй, — сказал я, когда она взяла трубку. Она сделала глубокий вдох и я направил гольф-кар в другую сторону, набирая скорость в направлении клуба.

— У меня отошли воды, — сказал она, пытаясь говорить спокойно.

— Я уже в пути. Оставайся на месте. Не двигайся. Не садись за руль. Просто дождись меня.

— Я на парковке клуба. Пришла, чтобы найти тебя, когда это случилось, — ответила она.

— Я почти там, детка, держись. Я буду меньше, чем через минуту, клянусь, — заверил ее я.

Она всхлипнула, после чего сделала несколько глубоких вздохов.

— Хорошо, — ответила она, а потом повесила трубку.

— Дерьмо, — прорычал я и попросил Бога, чтобы этот дурацкий гольф-кар ехал быстрее.

— Я так понимаю, она рожает, — ответил Грант с места возле меня.

— Да, — отрезал я, не желая говорить. Мне просто нужно добраться до нее быстрее.

— Предполагаю, это означает, что тебя не волнует, что ты оставил там свою клюшку, — ответил Грант.

— Черт, нет, я не волнуюсь о чертовой клюшке.

Грант скрестил руки на груди.

— Ладно, я просто проверил.

— Возьми мой телефон. Найди номер Эйба и позвони ему.

Грант схватил мой телефон и сделал так, как я сказал, когда я захлопнул гольф-кар и побежал по траве к парковке.

Блэр стояла возле Мерседеса, что я купил ей. Одна ее ладонь была на машине, а другая на ее животе. Она выглядела спокойнее, чем я себе представлял.

— Ты быстро, — она улыбнулась мне, когда ее глаза встретились с моими.

— Ты в порядке? — спросил я, обернув руку вокруг нее и повел ее к пассажирской стороне.

— Сейчас я в порядке. Схватки ослабли. Но Раш, мне не стоит садиться в эту машину. Она совершенно новая, а я… ну… я мокрая, — сказала она, запинаясь.

— Мне плевать на эту машину. Садись. Я отвезу тебя в больницу.

Она позволила, чтобы я помог ей сесть в машину, хотя я мог видеть нежелание на ее лице. Она не хотела испортить ее новую машину. Я поцеловал ее в лоб.

— Клянусь, я уберу все внутри до того, как ты выйдешь из больницы, — заверил я ее, прежде чем закрыть дверь.

Я обежал спереди машины. Там стоял нервный Грант.

— Она в порядке?

— Она рожает, — заявил очевидное я и, дернув, открыл водительскую дверь.

— Я позвонил Эйбу. Что еще я могу сделать?

— Позвони Дину. Он захочет узнать, — сказал я, прежде чем закрыл дверь машины. Я не позволял себе думать о том, что я бы не стал звонить моей маме или сестре. В этом не было никакого смысла. Я не мог доверить им Блэр.

— Как ты думаешь, может, тебе следует позвонить своей маме? Или ты думаешь, ей лучше не знать?

Я взглянул на нее, когда выезжал на дорогу и помчался в Дестин, где находилась ближайшая больница.

— Я не хочу, чтобы они были частью этого. Они этого не заслуживают, — ответил я, а потом потянулся и сжал ее руку. — Теперь это наша семья. Моя и твоя. Нам решать, кого мы впустим в нее.

Блэр кивнула и положила голову на подголовник. По ее виду я мог бы сказать, что ей было больно, но она молчала об этом.

— Как я могу помочь? — спросил я, стремясь сделать что-то, чтобы ее боль ушла.

— Едь, — ответила она, натянуто улыбаясь.

Она сжала мою руку и издала глубокий вздох облегчения.

— Уже все прошло. Они не очень долгие или частые, так что сейчас все хорошо, — она казалась запыхавшейся.

Блэр снова сжала мою руку.

— Раш!

Я чуть не съехал с дороги.

— Что, детка? Ты в порядке?- Мое сердце билось в моей груди.

— Я забыла о Делле. Позвони Вудсу. Ему нужно знать, что приходили копы и забрали Деллу.

Кто, черт возьми, такая Делла? У нее галлюцинации?

— Детка, я не знаю Деллу, — ответил я осторожно, на тот случай, если галлюцинации могли свести ее с ума. Я не читал об этом ни в одной из книг, что она хранила у кровати.

— Делла — это та, с кем встречается Вудс. Джимми думает, они трахаются. Она действительно милая и она мне понравилась. Она выглядела испуганной. Вудсу нужно помочь ей.

Она была в клубе, чтобы навестить Джимми. Вот почему она была там. Не потому, что рожала. Теперь это имело смысл.

— Мой телефон у Гранта. Где твой? — Если бы это не значило так много для нее, то я бы не беспокоился о личной жизни Вудса и его так называемой девушке, арестованной полицейскими.

— Он не отвечает на звонки. Вызов переадресовывается на голосовую почту. Кому еще мы можем позвонить? — спросила она.

Я потянулся за ее телефоном и набрал номер Гранта.

— Я позвонил Дину, он вылетает первым рейсом, — было приветствием Гранта.

— Спасибо. Слушай, Вудс не отвечает на звонки. Позвони его отцу. Скажи ему, что Делла, — я сделал паузу и посмотрел на Блэр. Она кивнула, показывая, что я правильно сказал ее имя, — Делла арестована и ей нужна помощь.

— ЧЕРТ! Когда Деллу арестовали? Что, черт возьми, случилось? — Грант орал мне в ухо. Думаю, он знал, кто такая Делла.

— Я не знаю. Моя жена рожает. Просто позвони его отцу. Он может найти его. Я должен идти.

— Я скажу ему, — ответил Грант и отключился.

— Отец Вудса узнает, как с ним связаться, — заверил я Блэр. Она нахмурилась.

— Я не знаю об этом, но, возможно, я неправильно поняла, — она замолчала и снова сжала мою руку. Еще одни схватки.

Глава 37

Блэр

Я боялась иголок. Несколько месяцев назад я решила, что откажусь от длинной иглы, вонзавшейся ниже моей спины. Сейчас же я думала, что, возможно, это было плохое решение. Потому что я чувствовала, как мои внутренности делились на части.

Не помогало и то, что каждый раз, когда я кричала, Раш волновался. Ему нужно было чертовски успокоиться. Я кричала, чтобы справиться с этим. Больше никогда не буду жаловаться на менструальные боли. По сравнению с этой болью, они как прогулка в парке.

Еще одна волна накрыла меня и, схватив пригоршни простыни, я испустила еще один крик боли. Когда медсестра проверяла в последний раз, я расширилась на семь сантиметров. А нужно было до десяти, черт возьми.

— Пойти позвать медсестру? Могу я принести тебе немного льда? Хочешь сжать мою руку? — Раш продолжал задавать вопросы. Я знала, у него были хорошие намерения, но сейчас мне было все равно. Потянувшись и схватив его майку, я притянула его лицо к моему.

— Радуйся, что у меня нет моего пистолета, потому что прямо сейчас я рассматриваю разные способы, чтобы заставить тебя замолчать. Отступи и позволь мне кричать, — огрызнулась я на него и схватилась за живот, так как схватки повторились.

— Пора снова проверить тебя, — зайдя в комнату, игриво сказала медсестра с ярко-рыжими волосами, заплетенными в косички. Она тоже должна была радоваться, что у меня не было моего пистолета. Потому что она была бы следующей в списке.

Я закрыла глаза, надеясь, что у меня не будет схваток, пока она была там, потому что я могла ударить ее в лицо.

— О! Мы расширились до десяти и готовы развернуться. Позволь мне позвать врача. Не тужься, — сказала она мне снова. Мне говорили не тужиться в течении последнего часа. Все мое тело хотело тужиться. Так что доктору стоит поторопить свою задницу.

Раш был ненормально тих. Я взглянула на него, в этот момент его лицо напоминало мне лицо маленького мальчика. Он выглядел испуганным и нервным. Я почувствовала себя плохо из-за того, что накричала на него, но это длилось недолго, так как еще одни схватки поразили меня, и на этот раз было хуже. Я не понимала, как могло быть еще хуже.

Лысеющий доктор вошел и улыбнулся мне, что было хорошим знаком.

— Время достать маленького мальчика оттуда сюда и в мир. — Он говорил так же весело, как и моя медсестра. Подонок.

— Вы можете подойти и смотреть, пока вас не стошнит, или вы можете остаться с ней, пока она тужиться, — сказал доктор Рашу.

Раш подошел к моей голове и, потянувшись, взял мою руку в свою.

— Я останусь с ней, — сказал он и осторожно сжал мою ладонь.

От поощрения мне захотелось плакать. Он так старался сделать, чтобы мне было легче, а я угрожала подстрелить его. Я была ужасной женой. Я шмыгнула носом и он тут же оказался возле меня.

— Не плачь. Все хорошо. Ты можешь сделать это, — сказал он, выглядя решительно и готовым идти в бой.

— Я подразумевала… прости меня, — выдохнула я.

Он улыбнулся и поцеловал меня в голову.

— Тебе адски больно и если ты почувствуешь себя лучше, ударив меня, то я позволю тебе это.

Я хотела поцеловать его, но меня поразили очередные схватки.

— Тужься! — приказал доктор и я сделала так, как он сказал.

После некоторых ругательств и усилий я услышала самый красивый звук в мире. Крик. Крик моего ребенка.

Глава 38

Раш

Он был идеален. Я насчитал все десять пальцев на ногах и столько же на руках, пока Блэр целовала каждый из них. Он был так чертовски крошечен. Я не понимал, как младенцы могли быть такими маленькими.

— Теперь мы должны решить, как назвать его, — сказала Блэр, посмотрев на меня после того, как наконец-то взяла нашего сына на руки, кормя его.

В течении последних трех месяцев у меня было несколько идей, но ни одна из них не казалась стоящей. Блэр говорила, что трудно назвать кого-то, кого ты никогда не видел, поэтому мы договорились подождать, пока он не родится.

— Знаю. Теперь мы видели его. Так что нам нужно дать ему имя. О чем ты думаешь? — спросил я ее, моля Бога, чтобы она снова не предложила Авраама Дина.

— Думаю, он выглядит как Колтон, — сказала она, улыбаясь ему. Я не был поклонником этого имени.

— Ты по-прежнему против Ривера? — спросил я.

Она улыбнулась мне.

— Я хочу вставить в его имя «Раш», но мы не сможем так сделать, если назовем его Ривером. Ривер Раш или Раш Ривер звучит глупо.

Я забыл, что она пыталась использовать и мое имя. Я не собирался спорить с ней. Мне нравилась идея, что у моего сына будет мое имя.

— Что на счет Кэша? Кэш Раш! — поддразнил я и она закусила губу, чтобы не захихикать и не испугать его.

— Что на счет Натана, мы сможем называть его Нейтом? — спросила она. Он перестал сосать и вскинул голову, смотря на нее так, как будто она назвала его имя. Думаю, мы приняли решение.

— Натан Раш Финли — хорошо звучит, — согласился я.

Она счастливо засияла и наклонила голову, чтобы поцеловать его в нос.

— Привет, Нейт. Добро пожаловать в этот мир.

Я хотел подержать его, но он, похоже, решил поспать, а не общаться. Блэр подняла его и положила себе на плечо, мягко поглаживая по спине. Я стоял и смотрел в изумлении. Это было моим. Моя семья. И они были идеальны.

Когда Блэр удовлетворилась тем, что он отрыгнул, она плотно закутала его в одеяло и посмотрела на меня.

— Твоя очередь, папочка. Мне нужно отдохнуть. У меня слипаются глаза.

Я потянулся к нему и взял моего сына с рук его мамы. Держа его близко к моей груди, я вдохнул его приятный детский запах.

— Давай, малыш. Пойдем устроимся поудобней вот там и посмотрим, вдруг мы найдем баскетбол по телевизору.

Нейт удовлетворенно спал на моих руках и Блэр заснула довольно быстро, после того, как передала его мне. Я мог бы навсегда остаться в этой комнате с этими двумя. Все было хорошо, потому что они были рядом и в безопасности.

Тихий стук в дверь ворвался в мои мысли. Обернувшись, я увидел не полностью открытую дверь и несколько голубых шаров влетели, прежде чем я увидел за ними голову Бети. Она не заходила так долго, как могла.

— Ладно, папочка, я понимаю, что ты наслаждаешься собой, но нужно делиться. Оба дедушек терпеливо ждут в комнате ожидания, — прошептала она после того, как увидела, что Блэр спит.

— Я не хочу беспокоить Блэр. Она устала. Так что я отнесу ребенка в детскую комнату. Встретимся все там.

Бети нетерпеливо посмотрела на ребенка. Я знал, она хотела подержать его, но я пока не был к этому готов. Я не был уверен, что она не уронит его. Так же я не был уверен, что смогу кому-либо доверить подержать его. Прижав его ближе к себе, я удивился, как, черт возьми, я думал позволять людям приходить ко мне домой и брать моего ребенка на руки.

— Медсестра сказала, что вы назвали его Натан Раш. Мне нравится, — сказала она.

— Мы будем звать его Нейтом.

Она кивнула, после чего направилась обратно, чтобы всем сказать куда идти. Я не возражал, чтобы показать им Нейта через безопасность окна, но я не собирался позволять им дышать на него или прикасаться к нему. Слишком много микробов. Он был слишком маленьким для этого дерьма. Ему нужно немного подрасти, прежде чем иметь дело с микробами.

Я зашел в детскую и зарегистрировался у медсестры, объяснив ей, что хотел показать ребенка членам семьи через стекло. Когда она обернулась и увидела стоящего у стекла Дина, ее рот открылся.

— ОБожемой. Ребенок Финли родственник Дина Финли? Дина Финли из «Slacker Demon»?

Я кивнул.

— Да. Это его внук и мне действительно нужно показать Нейта его дедушке.

Она отступила, уступая мне дорогу, и последовала за мной, чтобы иметь возможность поглазеть на моего папу. Однако Дин был полностью сосредоточен на Нейте. Он поднял большой палец и подмигнул мне. Эйб кивнул головой, в его глазах были слезы. Грант тоже был здесь, возле моего отца, ухмыляясь Нейту. Бети изливала свои чувства к моему мальчику, а Джейс кивал головой в знак согласия.

Джимми протиснулся сквозь толпу, чтобы посмотреть на него, и, положив руки на бедра, лучезарно улыбнулся Нейту. Потом он посмотрел на меня и кивнул, как будто показывая, что он одобряет. Это была наша большая семья. Здесь не было наших братьев, сестер или матерей, но были люди, которые любили нас и которые полюбили бы Нейта.

— Как Вы думаете, я могу взять у Дина автограф? — спросила медсестра возле меня.

— Идите и спросите его. Вы поймали его в действительно хорошем настроении, — сказал я ей, а потом развернулся и понес Нейта к его маме.

Глава 39

Блэр

Мне нужно было выйти из дома. Раш не хотел, чтобы я брала куда-то Нейта, а так как я его кормила, то мы не могли быть раздельно долгое время. Он все еще отказывался пить из бутылочки. Я пыталась откачивать молоко и кормить его так, но бесполезно. Он хотел, чтобы я сама его кормила. Он был такой милый, но его папа так чертовски злился, если люди, приходя к нам, хотели подержать его.

Я беспокоилась, что к тому времени, как закончатся шесть недель, и мне снова можно будет заниматься сексом, жизнь с ним станет невозможной. Мне нужно было что-то сделать, чтобы снять напряжение или он взорвется.

В первую неделю сидеть дома было легко. Я уставала, потому что Нейт мало спал по ночам, так что я физически была не в состоянии куда-либо выйти в течении дня. Я плохо себя чувствовала из-за того, что не пошла на похороны мистера Керрингтона. Вудс был моим другом и я ненавидела, что он так неожиданно потерял своего отца. Я расплакалась, услышав эту новость, но Раш заверил меня, что Вудс будет в порядке. Я не знала мистера Керингтона, так что единственным оправданием моим слезам был гормональный сбой, который называют послеродовым блюзом. По крайней мере так сказал мой доктор.

Неконтролируемые слезы прекратились в тот день, когда я без проблем смогла застегнуть мои джинсы, которые носила до беременности. Я пошла в комнату Нейта и качала его в течении часа, пока он спал, хоть его педиатр и говорил мне не делать так. Это могло разбаловать его. Время от времени было так трудно. Я хотела запомнить эти дни. Ведь достаточно скоро он уже будет бегать по дому.

Когда Нейту был месяц и он уже переворачивался, я сказала Рашу, что пора куда-то выйти с ним. Раш согласился, что уже действительно пора, и мы провели больше часа, пакуя все его питание и другие вещи, чтобы просто сходить поужинать в клубе. К тому времени, как мы вернулись домой, я так устала, что подумала, что это того не стоит. Мы могли бы просто оставаться дома, пока он не отучится от груди. Тогда, при этой мысли, я расплакалась, потому что я была ужасной матерью.

Раш взял Нейта и положил его в кроватку, а я пошла в душ. Я только проснулась. Мне нужно было перестать укачивать Нейта по ночам, как предлагал его педиатр, но я была бессильна, поэтому и продолжала. Но пора завязывать с этим.

Я вышла из душа и подошла к зеркалу. Сейчас мои бедра были шире. Я была уверена, что теперь так будет всегда. Я влезала во всю одежду, которую носила до беременности, но не выглядела так, как привыкла. Теперь мое тело было телом мамы.

— Черт. Я пытаюсь не смотреть на тебе голую, потому что я, действительно, очень пытаюсь не бросить все и взять все в свои руки, но, черт… ты великолепна.

Желание в его голосе сделало чудеса с моей самооценкой. Я хотела опять чувствовать себя сексуальной. Я хотела опять заняться сексом. У нас было еще две недели до того, когда будет можно, как предписал доктор. Но я не была уверена, что могла ждать так долго.

Развернувшись, я подошла к нему. Можно заниматься сексом без проникновения, убедившись, что мой мужчина счастлив. Я приподнялась на цыпочки и прижалась губами к его, а потом прикусила его нижнюю губу. Я устала быть нежной и романтичной. Я хотела быть плохой.

Я сняла его рубашку и поцеловала его в грудь, улыбаясь про себя, когда он задержал дыхание и запустил руки в мои волосы. Расстегнув его джинсы, я стянула их до лодыжек вместе с боксерами. Его эрекция держалась величественно и я накрыла ее своим ртом. Он был так великолепен. В том числе и эта его часть. Скользя одной рукой вокруг основания его члена, я втянула его вершину в свой рот и надавила на нее, пока головка не достигла моего горла.

— Святое гребаное дерьмо, Блэр, — простонал Раш, прислоняясь для поддержки к дверному косяку. Он запустил обе ладони в мои волосы, удерживая меня. Я отстранилась, позволяя его члену свободно пружинить в моем рту, приводя его к оргазму, а потом начала дразнить головку языком. Его проклятия и стоны делали меня только горячее.

— Соси его, Боже, пожалуйста, детка, соси его глубже, — просил он, толкая мою голову вниз, пока головка снова не коснулась моего горла. С ним во рту, я наслаждалась стонами удовольствия, что испускал Раш. Он же наслаждался моим ртом. Я возбудилась.

Я опустила ладонь, чтобы скользнуть ладонью между моих ног, позволяя Рашу контролировать, как сильно его член входит в мой рот, сжимая мои волосы.

— Черт возьми, ты трогаешь себя?- спросил он, задыхаясь, когда отстранился от моего рта.

Я оторвала свой язык и позволила его головке выскользнуть, прежде чем кивнуть. После чего я широко открыла рот и смотрела на него, пока он направлял его назад в мой рот.

— Я хочу поиграть с твоей киской, — прорычал Раш. — Не кончай.

Я была очень близка, чтобы кончить, поэтому я не была уверена, что могла обещать ему это. Он начал входить в мой рот и выходить быстрее. Его дыхание участилось, а проклятия ухудшились.

— Мне нужно кончить, — сказал он, выходя из моего рта, и я схватила его за бедра, притягивая его внутрь моего рта.

— Блэр, детка, я чертовски кончу в твой рот, если ты не отпустишь меня.

Я упорно сосала, двигая им внутрь моего рта и назад. Языком я чувствовала, как он увеличивается, и его руки схватили мою голову. Я слышала рык, что возрастал внутри него, как раз перед тем, как первая теплая вспышка достигла моего горла.

— Святое дерьмо, детка. Соси его, владей им… да, владей им… блять, это потрясающе, — бубнил он, когда его тело дернулось под моими руками и ртом.

Мои бедра были влажными от возбуждения. Я начала снова скользить рукой вниз, когда Раш вытащил член из моего рта и, взяв меня на руки, понес к кровати, опустив меня на нее. Я знала, что нам еще нельзя заниматься сексом, но прямо сейчас мне действительно было все равно. Я чувствовала, что зажила там. Больше ничего так не чувствовалось.

Раш раздвинул мои ноги, после чего опустил голову и высунул язык, чтобы вылизать влажность между моих ног. Я вздрогнула, когда он приблизился к моему жару.

— Я собираюсь лизать эту сладкую киску, пока ты не будешь молить, чтобы я перестал, — пригрозил он перед тем, как скользнуть языком между моих складок, а потом слегка ударил пирсингом мой клитор. Мне нравилось, когда он так делал. Но это было недолго. Я схватила его за волосы, удерживая над моим клитором. Он усмехнулся и вибрация заставила меня кричать от удовольствия.

— Моя ненасытная девочка, — прошептал он, целуя возле моего входа, прежде чем скользнул языком в меня, потирая клитор подушечкой большого пальца. Достигнув первого оргазма, я потянула его волосы, что сделало его как будто голодным и он продолжил упиваться мной.

— Я хочу большего, — прошептал он, нечестиво мне улыбаясь. Мои ноги стали как лапша, когда я опустила их, открываясь еще больше.

— Вот так. Открой, — похвалил он меня. Боже, я сделаю все, что захочет этот мужчина.

Доставляя удовольствие, его большой палец вошел в меня, двигаясь внутрь и наружу. Что продолжал делать, пока не обосновался возле другого входа. Я не была уверена, что хотела, чтобы он трогал меня там.

— Не напрягайся. Я не сделаю тебе больно. Просто позволь мне доставить тебе удовольствие, — пообещал он. Я расслабилась, доверяя ему, когда он скользнул кончиком большого пальца в меня, пока дразнил мой клитор своим языком. Я поймала себя на мысли, что двигаюсь на его пальце, пытаясь продвинуть его глубже, и Раш застонал в удобрении, когда он продолжал двигать свой палец внутрь моей попы и наружу, пока занимался со мной любовью с помощью его языка.

Для меня этот оргазм был другим. Я не понимала этого, но он был сильнее. Я хотела этого.

— Раш, мне нужно… — просила я, не уверенная, в чем именно я нуждалась.

Он скользнул своим пальцем назад в мою влажную горячность, после чего снова двинулся назад, засовывая его в тугой вход и сводя меня с ума.

— Я знаю, что тебе нужно, сладкая Блэр, и я собираюсь дать тебе это, — сказал он, прежде чем снова стал лизать мой клитор, играя с ним. Его язык покружил у моего входа, а потом вернулся к клитору, втягивая его в свой рот, пока его большой палец скользил внутри меня.

Я кончила. Внутри меня взорвался фейерверк и я снова и снова кричала имя Раша, пока мое тело дергалось в чистом удовольствии, что пробегало по мне. Я никогда не чувствовала ничего подобного. У меня просто не было слов, чтобы описать это.

Когда я наконец-то спустилась на землю и мне удалось открыть глаза, Раш отполз от меня, теперь лежа возле меня, и тянул меня в свои объятия.

— Мне нужно трахнуть тебя, Блэр. Так чертовски сильно, — прошептал он.

Я хотела, чтобы он был во мне. Просто я не была уверенна, хотела ли я, чтобы он был во мне… сзади. Его большой палец был намного меньше, чем его член.

— Я хочу твою киску, детка. Перестань беспокоиться о другом. Это было только для тебя. Я знал, что это доставит тебе удовольствие, — заверил меня он, после чего укрыл нас обоих одеялом и я быстро уснула возле его теплого тела.

Глава 40

Раш

Я протянул руку и выключил монитор, когда услышал, что Нейт пошевелился. Если я не буду спать всю чертову ночь, гуляя по дому с малышом, чтобы отвлечь его от желания поесть, то сегодня ночью Блэр поспит.

Покинув кровать и скользнув в боксеры и майку, я поспешил вниз до того, как он начал плакать. Даже с выключенным монитором Блэр могла услышать его плачь. Я надеялся, что истощил ее до такой степени, что сегодня ночью она не проснется от его криков.

Войдя в комнату, я включил конструкцию над детской кроваткой и он перестал ерзать. Ему нравилось слушать как я пою. Блэр говорила, что он всегда перестает сосать, когда слышит мой голос и успокаивается, слушая. Мне нравилось это.

Когда я подошел к кроватке, его маленькие глазки встретились с моими, и хотя он еще не улыбался, но это можно было увидеть в его глазах, когда он был чем-то взволнован. Обычно его волновали груди Блэр, но на меня они производили такой же эффект, так что я не мог винить его за это.

— Эй, приятель, когда ты собираешься понять, что нужно спать, если на улице темно? — спросил я, склонившись над кроваткой, чтобы взять его на руки.

Он поерзал у меня на руках, после чего повернул голову, чтобы посмотреть мне в лицо.

— Сегодня ночью ты застрял со мной. Маме нужно поспать, даже если ты и против. Ты изнурил ее.

Я оставил свет на конструкции включенным и сел с ним в качалку.

— Мы будем смотреть на лунный свет над водой и качаться пока ты не решишь, что пора снова поспать.

Нейт положил голову мне на грудь, когда я развернул его у меня на коленях, и я начал раскачивать нас. Мне стало интересно, что его маленький мозг думал о виде из окна. Хотел ли он выйти на пляж, потрогать песок и почувствовать воду? Я не мог дождаться, когда он заговорит со мной и скажет, что он думает об этом.

Мы качались почти час и я все ждал, когда он начнет извиваться за Блэр, но так и не дождался. Я посмотрел вниз и увидел, что его маленькие веки закрыты, а дыхание замедлилось. Мы добились этого, не разбудив маму. Я почувствовал себя так, как будто совершил подвиг.

Тихо и медленно подойдя к кроватке, я положил его обратно. Уверившись, что он будет спать, я отправился обратно в кровать. Папа достиг своей цели.

В следующий раз, когда Нейт решил, что он нуждается во внимании, было уже после семи часов утра. Блэр села прямо в кровати, когда услышала его крики, и посмотрела на часы.

— ОБожемой! Он плачет только теперь? — спросила она, голой выкарабкиваясь из постели. Я скрестил руки за головой и смотрел на открывающийся вид, пока она бегала по комнате, ища что-то, чтобы одеться. Я действительно наслаждался ее новыми бедрами. Они качались и изгибались так чертовски сексуально, что было трудно думать, когда она проходила мимо меня.

— На самом деле нет. Мы с ним провели некоторое время прошлой ночью. Я объяснил ему, что тебе нужно немного отдохнуть, и он согласился со мной. Думаю, он понял меня.

Блэр прекратила поиски одежды и посмотрела на меня, немного приоткрыв рот.

— Ты вставал к нему, и снова укачал его, без того, чтобы я его покормила? С ним было все хорошо?

Я пожал плечами.

— Он согласился, что ты была сварливая и что тебе нужно больше спать.

На ее губах дернулась маленькая улыбка и она положила руки на бедра, что мне очень нравилось.

— Ты думаешь, что я сварливая, да? Прошлой ночью я не казалась сварливой, не так ли? Когда твой член был у меня во рту?

Святое дерьмо.

— Черт, женщина. Тебе нужно пойти покормить нашего сына. И не говори так. А то я действительно сойду с ума до того, как получу зеленый свет от твоего доктора.

Блэр хихикнула и наклонилась, чтобы поднять ночную сорочку, которую хотела одеть вчера вечером, но так и не одела. Ее попа зависла в воздухе и мне пришлось взять себя в руки, чтобы не наброситься на нее.

Шелковистый материал скользнул по ее телу, достигнув середины бедра. Она одарила меня понимающей улыбкой и повернулась, направляясь в сторону лестницы.

— Я заберу свою сварливость с собой вниз прямо сейчас, — ответила она.

Я наблюдал, как с каждым шагом качались ее бедра и как их облегала ночная рубашка. Когда она, наконец-то, вышла из поля моего зрения, я вскочил с кровати и направился в душ. Мне нужен был самый холодный чертов душ, под которым я смогу выстоять.

Глава 41

Блэр

Положив Нейта в кроватку для дневного сна, я решила провести свободное время, занимаясь йогой под видео, которое купила на iTunes. После родов мне нужно было кое-что подтянуть. И Бети предложила попробовать занятия йогой. Теперь нужно было найти время, чтобы ею заниматься. В последний раз, когда Нейт спал днем и я попробовала позаниматься йогой, пришел Раш и все закончилось тем, что мы снова оказались голыми на софе. Мы уже стали профессионалами в оральном сексе. Не то, чтобы Рашу нужно было упражняться в этом, но теперь я могла с уверенностью сказать, что научилась делать сногсшибательный минет.

Дверной звонок раздался до того, как началось видео, и, нажав на паузу, я пошла посмотреть, кто там. Раша не было дома, так что это не мог быть Грант. Они были вместе. Открыв дверь и увидев Нан, я подумала, что возможно мне нужно было сначала посмотреть в глазок. Мой пульс ускорился и я обругала себя за то, что оставила свой телефон на полу в игровой комнате, так как в моих штанах для йоги не было карманов.

— Раш здесь? — огрызнулась она. Я мысленно съежилась. Его здесь не было, а я не была уверена, что должна позволить ей войти. Но как я могла не впустить ее? Она ведь сестра Раша.

— Он уехал с Грантом несколько часов назад. Что-то делают с Вудсом. — Я говорила слишком много. Это не ее дело.

— Ты позволишь мне войти? Или мне стоит зайти позже? — Отвращение в ее голосе натолкнуло на мысль, что я могу не впускать ее, так как теперь это и мой дом тоже. Я не хотела ее впускать, но Раш захотел бы ее увидеть. Он упоминал о ней несколько дней назад. Хотел знать как она, и рассказал, что его мама говорила, что Нан уже лучше и ее выписали из клиники.

Делая наперекор своим лучшим рассуждениям, я отступила и позволила ей войти.

— Заходи, — сказала я, не испытывая никакого желания оставаться с ней наедине. Мой пистолет был в машине, хотя, на самом деле, я не думала, что он может мне понадобиться. Она не была настолько опасна… по крайней мере, я так думала.

— Так какого это быть миссис Финли? — спросила она. Ее тон показывал, что она не была счастлива из-за этого и это не просто дружеский вопрос.

— Замечательно. Я люблю твоего брата, — ответила я.

— Ты не можешь мне солгать. Меня не одурачит твой невинный взгляд. Да ты залетела только для того, чтобы привязать его к себе, так как он бы не отказался от своего ребенка. Ты поняла это и использовала в свою пользу. Я только надеюсь, что это действительно его ребенок. — Ее пронизанные ненавистью слова заставили меня вздрогнуть.

Я действительно хотела позвонить Рашу, чтобы он приехал домой. У меня не было никакого желания разговаривать с ней. Не тогда, когда это становилось разговором-поркой Блэр.

— Мне жаль, что ты так думаешь. Когда ты увидишь Нейта, то у тебя больше не будет никаких сомнений относительно того, кто его отец. Он маленькая версия меня и Раша, — я злилась на себя, что повелась на ее провокацию и начала оправдываться.

При упоминании о Нейте Нан поморщилась. Она или ненавидела мысль, что у нас был ребенок, или она ненавидела, что это и мой ребенок тоже, а она не хотела родственных связей со мной. Я не была уверена.

— Пойду возьму свой телефон, чтобы позвонить Рашу и сказать, что ты приехала. Пожалуйста, возьми сама себе что-то попить или поесть, если хочешь, конечно. Ты ведь все здесь знаешь.

Я направилась к лестнице.

— Подожди. Я не хочу видеть Гранта. Скажи ему, чтобы он не привозил Гранта, — сказала она напряженно.

— Ладно. Скажу, — ответила я. Я была уверена, что Грант тоже не хочет ее видеть, но не собиралась ей показывать, что знаю об этом. Я не поднимала эту тему.

Я поспешила подняться по лестнице, чтобы взять мой телефон. Я бы позвонила Рашу, а потом проверила Нейта… может, я могла бы пробыть наверху все время, пока не вернется Раш. Взяв телефон, я набрала его номер.

— Эй, детка, все в порядке? — спросил он, когда взял трубку.

— Гм… зависит от того, что ты подразумеваешь под «в порядке», — сказала я. — Твоя сестра здесь.

— Разворачивайся, приятель. Мне нужно домой, — сказал Раш Гранту. — Я уже в пути. Она в порядке? Она хорошо себя ведет? Ты впустила ее?

— Да, не очень, и да, — ответила я.

— Она никогда не ведет себя хорошо. Дерьмо, Блэр. Извини. Почему ты впустила ее?

— Ну, потому что она твоя сестра, Раш. Я не собираюсь выгонять твою семью из твоего же дома.

Раш глубоко вздохнул. Я знала, что это значит. Он расстроился.

— Блэр. Если я еще хоть раз услышу, что ты называешь этот дом моим, то я собираюсь сойти с ума. Это наш дом. Наш чертов дом. Если ты не хочешь кого-то впускать, то и не надо. Просто позвони мне и они подождут на чертовых ступеньках, пока я не смогу приехать. Я всего лишь хочу, чтобы ты чувствовала себя уютно в твоем доме.

— Хорошо. Ну, я впустила ее, потому что ты любишь ее, а я люблю тебя. Как тебе эта причина?

Раш испустил тихий смешок.

— Нан есть и, вероятно, всегда будет одной из немногих, кого я люблю, и я не ожидаю, что ты будешь хорошей с ней. Ей нужно заслужить это дерьмо. Пока что она этого не сделала. Выгони ее, вышвырни ее задницу, сделай все, что хочешь. Не мирись, когда она несет всякую чушь.

Я решила, что не расскажу ему о ее обвинении, будто Нейт может быть не от него. Ему не нужно знать об этом.

— Просто поторопись, — попросила я.

— Буду через пять минут, — пообещал он.

Я повесила трубку и засунула телефон в мой спортивный бюстгальтер, прежде чем пойти проверить Нейта. Открыв дверь, я заглянула внутрь и увидела, что он брыкается ногами и булькает на морских созданий, свисающих с конструкции. Улыбаясь, я подошла и маленькие глаза посмотрели на меня. При виде меня он ударил сильнее и мое сердце сжалось.

— Это был не очень хороший дневной сон, — сказала я ему, наклоняясь, чтобы взять его на руки. — А я даже не начала свое занятие йогой, хоть нижняя часть твоей мамы и нуждается в нем.

Он пытался спрятать свою маленькую головку у меня на груди. Сейчас не время его кормления, но когда он просыпался, ему хотелось зарыться в мою рубашку. Прямо как его папа. Улыбаясь, я подошла к пеленальному столику и поменяла подгузник, пока он ворочался. Ему не нравилось, когда ему меняли подгузник.

Взяв на руки, я поцеловала его сморщенные губки. Слезы остановились и он открыл рот, чтобы его снова покормили.

— Не сейчас, мистер. Ты ел час назад, — сказала я ему, а потом направилась к двери.

Я не хотела брать его вниз. Боялась, что Нан скажет что-то о нем. Я не думала, что смогу справиться, если она будет говорить гадости о моем ребенке. У входной двери зазвонили колокольчики и я вздохнула с облегчением. Раш был дома.

— Папа дома, — прошептала я.

Я понесла Нейта вниз на звук голосов Раша и Нан. Это было не трудно. Она уже повысила голос. Должно быть Раш сделал ей замечание, что она заставила меня чувствовать себя неуютно. Я решила не идти с Нейтом на кухню, чтобы он не слышал, как его папа кричит на Нан. Мы вышли через переднюю дверь. Нейту нравилось выходить на улицу и наблюдать за волнами. Морской бриз должен был заглушить все гневные слова Нан.

Мы прошли под домом, чтобы выйти на пляж.

— Блэр, можешь поднести Нейта? — спросил Раш, глядя на меня сверху вниз с веранды. Видимо, он хотел, чтобы Нейт был возле Нан. Я понимала, что он хотел показать его сестре своего ребенка, но она ненавидела его маму, так что это может быть не очень благоразумно. Я остановилась и посмотрела на Нейта.

Мама во мне хотела взять его, взбежать по лестнице наверх и закрыться в его комнате. Но он был и ребенком Раша. Я поцеловала его в висок.

— Папина сестра не очень хорошая. Сейчас ты познакомишься с ней, — прошептала я ему на ухо, больше для себя, чем для него, так как он не понимал, о чем я говорила.

Когда я достигла верхней ступеньки, Раш уже ждал меня.

— Если ты не идешь внутрь и хочешь, чтобы я взял его на руки, то я возьму. Но если ты хочешь зайти внутрь, то я клянусь тебе, что она будет хорошо себя вести или я вышвырну ее из этого дома.

Я не отправлю моего ребенка на встречу с большим плохим волком, не идя с ним. Если он столкнется с Нан, то я с ним. Я взяла его покрепче и покачала головой.

— Я хочу быть с ним.

Раш кивнул. По выражению его лица я видела, что он понимает. Он открыл дверь и отступил, чтобы мы с Нейтом могли войти внутрь.

С злым выражением лица Нан сидела на высоком табурете. Она обернулась и посмотрела на Нейта. Я видела ее лицо, когда она поняла, что каждая маленькая черта была чертой Раша. У него даже не было моих глаз. Полностью все было от Раша.

— Думаю, он действительно твой, — сказала она. Я остановилась и отступила назад, наткнувшись на грудь Раша. Его руки обвились вокруг меня, задержавшись там.

— Ты хотела увидеть его. Будь осторожна с тем, что говоришь его маме. И извинись за твое последнее тупое замечание или я провожу тебя к двери.

Глаза Нан яростно вспыхнули и у меня было ощущение, что Раш впустил в дом ту, в ком мы на самом деле не нуждались. Но она глубоко вздохнула и подняла на меня глаза, полные ненависти.

— Извини, — отрезала она. Она не имела это в виду, но Раш заставил ее это сказать, и оно того стоило.

— Можно мне его подержать? — спросила Нан, подняв взгляд на Раша.

Я стала жесткой, как доска. Если он скажет ей «да», то я сбегу вместе с Нейтом. Это было единственным, о чем он мог попросить меня очень сильно.

— Наверное, это не очень хорошая идея. Учитывая твой свирепый взгляд в сторону его мамы, я не думаю, что она будет чувствовать безопасность, передавая его тебе.

Нан нахмурилась.

— Он и твой сын.

— Так и есть. Но Блэр его мать. И я не позволю случиться тому, что заставит ее чувствовать себя неудобно.

— Боже, Раш, куда делись твои яйца?

— Это удар номер два, сестренка.

Нан закатила глаза и встала с высокого табурета. Она оглянулась на Нейта и ее глаза немного смягчились. Его было тяжело не любить. Он был так же красив, как и его отец.

— Мама хотела бы встретиться с ним, — сказала Нан, одев на руку ремешок ее сумочки. — По крайней мере отправь ей фото.

— Маму никогда не заботили ее собственные дети, Нан. Ты знаешь это. Так почему ее заботит мой ребенок?

Нан даже не дрогнула. Она только пожала плечами.

— Хороший вопрос.

Нейт начал ворочаться в моих руках. Он снова пытался добраться до требуемого. Я переместила его в моих руках и Раш потянулся к нему.

— Дай его мне. Он не будет думать о молоке, пока будет у меня на руках.

Я передала ему Нейта и он тут же успокоился, после чего посмотрел на Раша. Он был очарован своим отцом.

— Ты хорошо с ним справляешься. Я не удивлена. Сколько я помню, ты всегда играл роль папы, — сказала Нан. Это было первое хорошее, что она сказала с тех пор, как приехала.

— Я хорош в этом только потому, что наблюдаю за Блэр. Она научила меня всему.

Нан не понравился ответ, тем более, что это было не так. Раш был естественным с самого начала. Я хотела поспорить, но Нан оттолкнула табурет и он заскрежетал по полу.

— Я всего лишь хотела увидеть ребенка и дать тебе знать, что мне уже лучше. Если захочешь увидеть меня, то я буду в городе еще несколько дней. Я больше не потревожу твою маленькую семью, так что имей это в виду.

Я наблюдала, как она вышла из кухни и пошла по коридору, направляясь к входной двери, не произнеся ни слова. Раш не реагировал.

— А она все та же сучка, — пробормотал Раш.

Я повернулась, чтобы посмотреть на него. Он хмурился.

— Мне жаль, что она так с тобой разговаривала, — сказал он.

— Я игнорирую все, что она говорит. Она хочет, чтобы я была злодеем, и я боюсь, что она не изменится. Все в порядке. Я не за ней замужем, — ответила я.

Нейт услышал мой голос и повернул голову, чтобы посмотреть на меня, после чего начал плакать. Он хотел мои сиськи. Я улыбнулась и потянулась, чтобы взять его.

— Я собираюсь его покормить. Должно быть, он не наелся в предыдущий раз и хочет еще.

Раш передал его мне.

— Удачливый маленький засранец.

Я пнула его ногой и он засмеялся, прям как я любила.

— Ты голодна? — спросил он.

— Да. Умираю от голода. Сделаешь мне сэндвич? — спросила я, прежде чем пойти в гостиную и удобно устроиться в кресле.

— Для тебя — все, что угодно, — ответил он.

Глава 42

Раш

Вудс стоял за пределами клуба, споря с этой Энджи или Энджел или Анджелиной… Черт, я не мог вспомнить ее имя. Ее не было здесь много лет. Я был уверен, что когда мы были в средней школе, для Вудса она была девушкой, чтобы потрахаться летом. Ее отец занимался таким же бизнесом, как и Керрингтоны, так что Грант думал, что Вудс собирается жениться на ней.

Потом появилась эта цыпочка Делла и предполагаю, что все изменилось. Или нет. Не могу сказать. Последнее, что я слышал, так это то, что Делла не села в тюрьму — это было недоразумение. Хотя Вудс и превратил все в ад в полицейском участке. Ладони девушки были на руках Вудса и казалось, что она просила его о чем-то. Я не был уверен, что хотел вмешаться в разговор, но чувак выглядел так, как будто нуждался в помощи.

Теперь, когда умер его отец, было достаточно дерьма, с которым ему нужно было справиться. Никто не был готов к этому, а для Вудса это все было неожиданным ударом.

— Отстань от меня, Анджелина. Клянусь Богом, если ты не оставишь меня в покое, то я получу ордер на запрет на пребывание твоей задницы здесь, — сказал Вудс, когда оттолкнул ее руки от своих. Он обернулся и увидел, как я подхожу. Облегчение в его глазах было очевидным. — Раш. Эй, ты ко мне? — спросил он.

У меня не было никакого понятия, о чем он говорил и я готов поспорить, что он только что придумал это дерьмо.

— Да, — ответил я.

— Это еще не конец, Вудс. Я клянусь тебе, это не конец. Ты совершаешь огромную ошибку, — кричала она, когда Вудс вырвался из ее рук и направился ко мне.

— Давай убираться подальше от нее. Быстро, — пробормотал он, когда прошел мимо меня. Я повернулся и пошел за ним. Я был здесь, чтобы поговорить с Бети, чтобы она присмотрела завтра вечером за ребенком, и я смог бы сводить Блэр на свидание. Но похоже сначала мне стоит поговорить с Вудсом.

Он открыл дверь в клуб и вошел внутрь, не дожидаясь меня.

— Самая сумасшедшая гребаная сука из всех, что я когда-либо видел, — поклялся он, как только мы оба благополучно оказались внутри. Он провел рукой по волосам и испустил разочарованный рык. — Я сбежал. Сбежал. Поступил, как гребаный Трипп. Взял Деллу и мы оставили это дерьмо позади. Мой отец давил на меня слишком сильно, так что я сделал это. А потом он умер. И я случайно узнаю, что в завещании отца указано, что на мой двадцать пятый день рожденья, который будет через два месяца, это место станет моим. Мой дед указал это чертовски ясно в его завещании, так что отец не смог ничего с этим поделать. Теперь я не могу убежать, или могу? Это все мое. Я любил деда и восхищался им, и он разочаровался бы во мне после всего. Но Боже, это все так давит. Мне же нужно сосредоточиться на том, чтобы Делле стало лучше. У меня нету времени, чтобы управлять всем этим. Я ничего не знаю, Раш. Твою мать, НИЧЕГО. Мой отец не впускал меня в эту часть бизнеса. Он говорил, что мне нужно заработать мое место. — Вудс испустил еще один разочарованный вздох и начал измерять комнату шагами.

Я не был уверен, что понял все, о чем он говорил, но у чувака были проблемы. Ему нужен был Грант, а не я. Я не тот, с кем можно поделиться своим дерьмом. У меня не было его великодушия.

— Вудс? — маленькая брюнетка с большими голубыми глазами зашла внутрь и, посмотрев на Вудса, нахмурилась, беспокоясь. — Что случилось?

Парень изменился прямо на глазах. Он сделал два больших шага и притянул ее в свои объятия, как будто кто-то прикоснулся к ней и ему нужно убедиться, что она невредима.

— Я в порядке. Ты выспалась? — спросил он ласковым голосом, и я клянусь Богом, что никогда не слышал, чтобы чувак так говорил раньше.

Она кивнула и обняла его.

— Да. Утро было прекрасным. Перестань волноваться, — сказала она ему. А потом повернула голову и посмотрела на меня.

— Делла, это Раш Финли. Ты знакома с его женой, Блэр. Раш, это моя Делла.

Его Делла. Так вот что было не так с парнем. Он попался. Я не смог сдержать улыбку. Я понимал, какого это, чувствовать себя цельным. И будь я проклят, если то, что Вудс выбрал другую женщину и больше не дышит моей, не делает меня счастливым. Спасибо тебе, Делла.

— Приятно познакомится, — сказала она.

— Мне тоже приятно познакомится, — ответил я. Она не имела никакого понятия, насколько приятно. Вудс Керрингтон влюбился. Это самое забавное, что я слышал за последнюю неделю.

Глава 43

Грант

Стук в дверь прозвучал как чертов грузовой поезд. Я откинул покрывало и посмотрел на Пейдж. Вчера ночью после вечеринки я приехал домой вместе с ней. Мы слишком много пили и веселились, а потом вырубились. Это все, что я мог вспомнить. С Пейдж всегда было хорошо и легко. Она никогда не была приставучей.

Стук не утихал. Я схватил свои боксеры, сброшенные прошлой ночью, и натянул их, прежде чем пойти в коридор, к двери.

— Хватит! Черт возьми, это чертовски громко,- прокричал я, а потом открыл дверь. Солнце светило прямо мне в глаза. Я поднял руку к глазам и прищурился, пока пытался рассмотреть сумасшедшего мудака у двери.

Похмелье все только усложняло.

— Ты не особо очарователен сегодня утром, — протянула Нан, проходя мимо меня. Дерьмо. Она не была той, с кем бы я хотел справляться этим утром.

Я захлопнул дверь.

— Что ты хочешь, Нан? Сейчас десять гребаных часов утра, — прорычал я.

Нан прошла в кухню и прислонилась к барной стойке.

— Мне нужно место, где можно остановиться, — сказала она нежным голосом, который использовала только тогда, когда чего-то хотела. Еще год назад это дерьмо бы сработало. Я был так повернут на ее эгоистичной заднице, что ничего не видел. Хотя это было ради секса. Она была хороша в нем. Чертова гимнастка в постели. Но я узнал на своей шкуре, что за сексом не спрячешь горе и стервозность. Узнал с ней. Все из этого.

— Позвони Рашу. А я возвращаюсь в кровать. Ты знаешь где выход, — ответил я, направляясь в мою спальню.

— Я не могу! Он не поможет мне. Я не могу терпеть Блэр и он знает это. Он любит ее больше, чем меня. Она забрала его у меня. Она все забрала. Я ненавижу ее и не могу притворяться, что она мне нравится. Но мне некуда идти. Я не хочу жить со своей матерью. Я хочу вернуться в Розмари.

— Отстойно. Пока, Нан. — Я открыл дверь в спальню и, подойдя к кровати, лег лицом вниз.

— Пейдж? Действительно, Грант? Ты не знаешь, с кем она была. Ты довольно низко пал. Даже для тебя.

Пейдж села, потирая лицо, и я наслаждался тем фактом, что она была голой и Нан открывался очень хороший вид на ее сиськи. Они были намного больше, чем у Нан.

— Я поднялся. Ты последняя цыпочка, которую я трахал, — ответил я. И это было правдой.

Налитыми кровью глазами Пейдж посмотрела сначала на меня, а потом на Нан. Я был уверен, что прошлой ночью она курила марихуану.

— Что за черт? — проворчала она, натягивая простыню, чтобы прикрыться.

— Нан здесь, чтобы превратить мою жизнь в ад. Игнорируй ее, — сказал я, перекатившись на спину и положив руки под голову.

— В самом деле? Так вот что случилось? — спросила Нан.

— Это то, что ты сделала с нами, Нан. Ты хотела всюду трахаться и я соглашался. Это весело. Спасибо за идею.

— Ради Бога, Пейдж, оденься и уходи. Мы пытаемся поговорить, — огрызнулась Нан на Пейдж, которая тихо сидела и слушала нас.

Я потянулся и похлопал ее по ноге.

— Не уходи. Ее задница здесь не в праве хозяйничать. Ей стоит принять это, — сказал я Пейдж. Я предпочел бы, чтобы они обе ушли, но я не мудак. Я не выгоню Пейдж. Я позволю ей самой уйти.

— На самом деле? Ты будешь развратничать и даже не позволишь мне объяснить? Ты знаешь, что я была на реабилитации? Или тебе плевать? Ты даже не звонил мне. Ни разу. Так же, как и Раш.

Я почувствовал небольшое угрызение совести за нее, но оно было действительно маленькое. Иногда я все еще видел ту маленькую девочку, которая хотела кого-то, кто хотел бы ее так сильно. В те моменты я сочувствовал ей. Потом я вспоминал какой сукой она стала и делал вывод, что она это заслужила.

— Когда делаешь дерьмо, то получаешь его обратно. Так всегда говорил мой дедушка. Может, кто-то должен научить этому и тебя. Так что избавь нас от своих чертовых проблем.

Нан указала на Пейдж.

— Уходи. Сейчас же.

Я схватил Пейдж за руку.

— Не обращай на нее внимание.

Пейдж переводила взгляд с меня на нее, а потом покачала головой.

— Вы оба облажались. Думаю, я пойду домой и немного отдохну. Моя голова не в состоянии воспринимать это. — Она начала вставать, а потом потянулась и поцеловала меня в щеку, прежде чем голой вылезти из постели.

Я восхищался ее попкой, пока она одевалась, но только из-за Нан, а не потому что действительно хотел этого. Я слишком устал, чтобы думать о голых женщинах.

Пейдж помахала, прощаясь со мной, а потом поспешила к двери, неся обувь в руке. Я понятия не имел, где находиться ее машина, но прямо сейчас это не имело никакого значения. Она жила на два этажа выше в том же квартирном комплексе, что и я. Еще одна причина — она была под рукой.

Нан подошла к кровати и села.

— Слезь с моей кровати, Нан. Клянусь Богом, я расскажу каждую деталь того, чем мы с Пейдж занимались на этих простынях прошлой ночью, если ты не уберешь свою задницу с моей кровати, — предупредил я. На самом деле, я не мог вспомнить, что именно мы делали прошлой ночью. Но Нан не нужно этого знать.

— Ты омерзителен, — прокричала она, вставая и смотря на меня с яростью.

— Да, так же, как и ты. По крайней мере я знаю Пейдж. Она не какая-то девушка, которую я только что подцепил на чертовой улице, чтобы трахнуть.

Она дала волю своей ярости. Я говорил о ее дерьме. Она хотела оттолкнуть меня и ей это удалось. Я видел достаточно. И не был заинтересован в большем.

— Ты говорил, что любил меня, — напомнила она мне.

— Я думал, что могу любить тебя, Нан. Но потом я очнулся и понял, что горячий секс и хорошая киска — это не любовь. Это просто действительно хороший секс.

Боль в ее глазах должна была заставить меня чувствовать себя виноватым, но этого не случилось. Я перепутал потребность и желание любить. Я не знал, какого это, любить кого-то. Так, как Раш любил Блэр. Я никогда не чувствовал этого. Теперь я понял это. Не было чертовой нити между мной и кем-то еще и я был чертовски уверен, что никогда не будет.

— Отлично. Хочешь сделать мне больно, так давай. Я заслуживаю этого, — выплюнула Нан, вставая и направляясь к двери. — Но это не конец, Грант. Я могу признать, что все испортила. А тебе нужно признать, что у тебя все еще есть чувства ко мне.

Были ли они? Я не был уверен. Я злился на нее за ее слова, но я не был уверен на счет того, ушли ли чувства к ней.

— Я работаю над некоторыми вещами. Было бы неплохо, если бы кто-то отбросил свое дерьмо и понял это.

Я не позволю ей сделать меня виноватым. Я не просил этого дерьма. Просто пытался заставить это работать. Она всегда отказывалась быть больше, чем друзьями с привилегиями. Я же хотел большего, но она дала понять, что меня легко заменить.

— Думаю, я не тот, кто может тебе помочь, Нан. Проблема в том, что я знаю, какой была твоя жизнь и знаю, почему ты стала вести себя как сука. Но в отличии от Раша, мне не нужны оправдания. Тебе пора прекратить оправдываться и измениться. Ты всех отталкиваешь. Ты хочешь, в конечном итоге, быть такой же, как твоя мать?

Она напряглась и я знал, что это удар ниже пояса. Не говоря ни слова, она развернулась и вышла из моей квартиры, хлопнув дверью. Скатертью дорога.

Теперь я мог немного поспать.

Глава 44

Блэр

Бети ждала меня в клубе, чтобы выпить по коктейлю. Я покормила Нейта и оставила его с Рашем, так что у меня было немного времени, чтобы побыть в компании девочек. Кроме того, она хотела, официально представить мне Деллу. Проходя кухню, я махнула Джимми и поспешила в обеденный зал.

Делла и Бети сидели у выходящих на залив окон. Делла обернулась и улыбнулась мне, когда заметила, что я направляюсь к ним. Я не была уверена, что именно тогда случилось с полицией, а только знала, что это было очень плохое недоразумение. Ходили слухи, будто Вудс угрожал офицеру, который арестовал ее. Грант говорил, что он впечатал его в стену. Это напомнило мне о том, что сделал бы Раш.

— По поводу того, когда ты приехала. Я пью уже вторую мимозу без тебя, — сказала Бети весело.

— Извини, мне нужно было покормить Нейта, прежде чем уходить. Он был еще больше голоден, чем обычно. Но ты знаешь, что мне нельзя мимозу. Я кормящая мама. Так что я буду большой стакан апельсинового сока.

— «Кормящая мама» не для всех звучит весело. Не считая твоих удивительных сисек, я не вижу причин, чтобы ты продолжала его кормить, — ответила Бети.

Я решила не обращать на нее внимание. Она не поймет. Вместо этого я посмотрела на Деллу.

— Я рада, что мы наконец-то можем поговорить, — сказала я ей.

— Я тоже. Извини за прошлую нашу встречу. Не могу представить, что ты думаешь обо мне после…, — она остановилась и замолчала.

— Думаю, что это была ужасная ошибка, так что пока я рожала, я сказала Рашу, чтобы он связался с Вудсом и дал ему знать, что здесь была чрезвычайная ситуация, — заверила я ее.

Делла вздохнула.

— Да, это был безумный день. Но спасибо тебе. Я только позже узнала, что ты родила в тот день.

Бети заказала еще по одной мимозе для себя и для Деллы. Я сказала новой официантке, что хочу только апельсиновый сок.

— Я слышала, что ты больше не работаешь на Вудса, — сказала Бети Делле.

Она нахмурилась и покачала головой.

— Нет. Он не позволяет мне. Ему нравится, когда я с ним большую часть времени. Мы имеем дело с некоторыми вещами… — она снова замолчала. Она не хотела говорить о ее личной жизни и я не могла винить ее за это. Мы только познакомились.

— Я не могу задержать вас, сучки, на кухне. Что я должен делать, если все мои хорошие помощницы продолжают цеплять богатых мужчин в этом клубе и покидать меня? — сказал Джимми, когда вытянул четвертый стул за столом и сел на него.

— Я все еще здесь работаю, — напомнила ему Бети.

— Ты не работаешь на кухне, так что ты мне не помощница. Я почти боюсь, что Вудс продолжит нанимать привлекательных женщин. Мне нужен кто-то, кто будет помогать мне, кто-то, кто не будет ловить сексуально озабоченных мужчин с чувственными глазами, — прошипел Джимми, а потом подмигнул нам.

Я посмотрела на сидящих за столом и улыбнулась. Год назад я была потеряна. У меня никого не было. Приход в дом Раша Финли той ночью все изменил. Я сидела и слушала, как Джимми рассказывал нам о неудачном свидании вчера вечером и как он хотел забраться в штаны Марко. Очевидно, Марко — это новый шеф-повар. Бети согласилась, что у Марко отличные штаны. Я посмотрела через стол на то, как улыбалась Делла, пока слушала их разговор, и поняла этот взгляд. Думаю, она тоже нашла свой дом.

— Так, Блэр, как там секс после замужества и рождения ребенка? Мы должны знать, девочка. Раш Финли так же горяч, как и раньше?- спросил Джимми, его глаза мерцали в предвкушении. Он был серьезно увлечен моим мужем.

— Это не твое дело, Джимми. Тебе следует прекратить восхищаться моим мужчиной. Теперь слишком поздно. Он мой, — ответила я.

— Черт, ты не веселая. Я просто хочу подробностей. Действительно описанных деталей. Что на счет тебя, Делла? Хочешь рассказать мне, какого это, трахаться с Вудсом? Он всегда властный засранец?

Лицо Деллы стало ярко-красным и она засмеялась.

— Я не буду говорить об этом с тобой или кем-то другим, Джимми, — ответила она.

Джимми встал, выпятив нижнюю губу.

— А я всегда думал, что женские сплетни неприличные и веселые. С вами до слез скучно. — Он драматично махнул нам рукой, прежде чем развернуться и направиться обратно на кухню.

— Теперь, когда он ушел, я хотела бы узнать, какой секс с Рашем и Вудсом, — сказала Бети с ухмылкой.

Я покачала головой и посмотрела на дверь, когда в зал в одиночестве вошел Грант. Он выглядел так, как будто был в глубокой задумчивости. В последнее время его не было рядом, потому что он снова уезжал из города. Похоже, его что-то беспокоило. Он поднял взгляд и его глаза встретились с моими.

Маленькая улыбка коснулась его губ и он подмигнул, после чего пошел и сел за стол в одиночестве.

— Грант вернулся в город на лето. Хотя он кажется другим, — сказала Бети, видимо, думая о том же, что и я.

— Да, кажется, он в прострации, — согласилась я.

— Не играй с огнем — обожжешься. Нан облажалась. Она уже пропилила ему все мозги. Хотя я все еще не могу поверить, что они были вместе, — прошептала Бети.

— Нан приходила на днях, — сказала я, посмотрев на Бети, а потом на Деллу. — Она все еще ненавидит меня.

Бети фыркнула.

— Кого это волнует? Сучка.

Глаза Деллы расширились и я поняла, что мы разговаривали о людях, которых она не знала. Это было невежливо.

— Итак, Делла, я уезжала и все пропустила. Расскажи, как именно ты познакомилась с Вудсом? Работая здесь?

Делла покачала головой и ухмыльнулась.

— Не совсем так. Мы встретились еще в сентябре… и это… это был секс на одну ночь, — сказала она и ее щеки стали ярко-розовыми.

Это было еще лучше, чем я думала.

— О, это звучит весело, — ответила я и наклонилась вперед, чтобы услышать остальное.

***

Нейт уже принимал бутылочку. Тетя Бети и мой старый босс Дарла согласилась посидеть с ребенком, чтобы мы могли сходить сегодня вечером в клуб на костер. Праздновалось начало летнего сезона и это событие было только для членов клуба. Раш не хотел идти, но Бети позвонила и попросила. Я чувствовала себя виноватой, что провожу с ней мало времени, поэтому и уговорила его.

Завтра у меня был прием у врача и у Раша уже заканчивалось терпение. Я думала, что он пойдет со мной, но он остался на парковке. Я бы не стала жаловаться, но я не собиралась давать ему какие-то идеи.

Грант звонил, чтобы узнать, идем ли мы, так же, как и Вудс. Он хотел узнать, составлю ли я компанию Делле в том случае, если он будет чем-нибудь занят во время костра. Бети тоже должна была держаться ближе к ней. Они стали друзьями, что только подтвердило мои слова, что она будет хорошим другом. Ведь Бети была разборчива.

Огонь был больше, чем любые другие костры на пляже, потому что город не мог контролировать, что происходит в частном клубе так, как они контролировали общественный пляж. Бети говорила, что это вечеринка «не пропусти начало сезона». Что звучало хорошо для меня. Нам с Рашем нужно было куда-нибудь выбраться.

— Уверена, что не хочешь пойти куда-нибудь еще, пока мы не вышли из машины? — спросил Раш, глядя на меня.

Нахмурившись, я посмотрела на мой новый наряд .Я купила его на прошлой неделе. Это была белая льняная юбка, достигающая середины бедра, и бледно-желтая блузка с поясом, длиной до талии. Можно будет увидеть кожу, но только если я подниму руки.

— Ты говорил это дома. Тебе не нравится? — Может, мне еще рано было носить такие вещи, как эти.

Раш схватил мой подбородок и встретился со мной взглядом.

— Ты аппетитная, Блэр. Единственное, что мне не нравится, так это знать, что другие мужчины смотрят на тебя.

Ох. Ну, в таком случае…

— Уверена, что не хочу идти в другое место. И мне нравится, когда ты такой собственник. Это меня заводит, — сказала я ему, подмигнув, и открыла дверь.

— Ты убиваешь меня, женщина, — сказал он, хлопнув дверью.

Раш потянулся и взял мою руку в свою, пока мы спускались к пляжу. Солнце уже село, но костер освещал тропинку, как только мы прошли половину пути. Бети помахала нам, прыгая вверх-вниз, как только мы ступили в круг света.

— У меня есть предположение, что она хочет, чтобы мы подошли туда, — сказал Раш весело.

— Хорошее предположение, — ответила я.

Когда мы добрались к ним, Бети была уже вдрызг пьяная. Джейс только закатил глаза, когда она шатаясь, обняла меня. От нее пахло текилой.

— Эй, вы, вы опоздали!

— Нет, они не опоздали. Просто ты начала пить крепкие напитки и теперь ты слишком пьяна, чтобы знать, как долго мы здесь, — сказал Джейс со своего места. Он выглядел немного раздраженным рядом с ней.

Я оглянулась, ища Деллу, но не увидела ее.

— Где Делла и Вудс? — спросила я Бети, которая улыбалась мне, как будто у нее не было ни малейшего понятия, о ком я говорю.

— Я видел их несколько минут назад, но Вудсу нужно было разобраться с некоторыми сотрудниками по поводу курения марихуаны. Не уверен, где сейчас Делла, — сказал Джейс.

Дерьмо. Мы должны были не упускать Деллу из вида.

— Наверное, мне стоит пойти поискать ее, — прошептала я Рашу.

— Я с тобой. Не хочу, чтобы ты прогуливалась здесь одна, — сказал он.

— Нет. Сядь и поговори с Джейсом. Выпей. Я сделаю один большой круг и вернусь. Тебе не нужно идти со мной.

Раш нахмурился и я подтолкнула его к свободному стулу возле Джейса.

— Иди, — приказала я и снова посмотрела на Бети. — А я пойду поищу Деллу, — сказала я.

— Я тоже! Я тоже хочу пойти! — сказала Бети, подняв руку, как будто она была в школе.

— Нет. Твоя пьяная задница останется здесь, — ответил Джейс.

Бети выпятила нижнюю губу и плюхнулась на колени Джейса.

— Ты не веселый, — прохныкала она.

Я не стала ждать, чтобы переспросить. Развернувшись, я направилась вниз к огню. Я видела несколько знакомых лиц. Обняла Джимми и познакомилась с парнем, с которым у него было сегодня свидание, но я все еще не видела Деллу. Сделав круг, я направилась в противоположную от костра сторону, чтобы посмотреть, вдруг она пряталась в темноте. И никого не нашла.

Я уже разворачивалась, чтобы направиться к Рашу, когда услышала пронзительный крик. Этот голос не был испуганный, а скорее чем-то расстроенный. Я сделала шаг в сторону парковки и услышала другой голос, женский и определенно южный. Она пыталась успокоить обладателя другого голоса. Я оглянулась на Раша, но он не смотрел на меня.

Идя на звук голосов, я направилась на парковку. Чем ближе я подходила, тем больше слов могла разобрать. На парковке никого не оказалось, так где же они были? Я подошла туда, где мы припарковали наш автомобиль и остановилась.

— Нет, пожалуйста. Просто поговори с Вудсом. Я ничего не делала. Клянусь. О Боже, я не делала этого. — Более мягкий голос был напуган.

— Я уже говорила с Вудсом. Ты забрала то, что было моим. Он выбрал тебя. Отлично. Пусть забирает твою уродливую сумасшедшую задницу. Но сначала ты заплатишь, что забрала то, что было моим. — За ее словами последовали громкий удар и крик боли. — Больно, не так ли, сучка? Ты психопатка. Я понятия не имею, почему Вудс думает, что ты можешь сделать его счастливым. Но он узнает. Он чертовски узнает, как со мной трахаться, — снова сказала сердитая женщина и еще один крик боли вырвался из той, в ком я узнала Деллу. У меня не было никакого понятия, кем была другая женщина, но она делала Делле больно. Я подумала пойти позвать Раша, но к тому времени она могла серьезно ей навредить.

Мне не нужен был Раш. Я не была уверенна, кто из них психопатка, но я могла разобраться с ней. Я полезла в мою сумочку и, вытащив ключ, тихо открыла дверь. Скользнув рукой под сиденье, я достала мой пистолет и убедившись, что обойма пуста, я проверила предохранитель.

Я не собиралась ни в кого стрелять. В этом не было необходимости. Мне просто нужно было отпугнуть хулиганку, а потом позвонить Вудсу. Надеюсь, она не нанесла Делле серьезные травмы. Еще один крик Деллы заставил меня двигаться быстрее. Я начала обходить здание, направляясь на звук голосов.

Сначала я увидела другую женщину. Она держала Деллу за волосы и снова называла ее сумасшедшей. Она на самом деле зациклилась на том, что, как она думала, Делла была сумасшедшей. Эта сучка взбесила меня.

Я перехватила пистолет и направила его на женщину, прежде чем дать ей знать, что у нее была компания.

— Отпусти ее, — сказала я и женщина обернулась, все еще держа Делу за волосы… Делла еще раз всхлипнула.

— Что за черт? — спросила женщина и посмотрела на меня так, как будто я была единственной, кто здесь сумасшедшая.

— Отпусти ее волосы и отойди от нее, — сказала я громко и четко, чтобы она поняла.

Она засмеялась.

— Это не может быть на самом деле. Я не идиотка. Не лезь не в свое дело и прекрати играть в Ангелов Чарли.

Я сняла с предохранителя и подняла пистолет.

— Слушай, сука. Если я захочу, то смогу продырявить оба твои уха отсюда, не задев твои гребаные волосы. Можем проверить, если хочешь. — Продолжила я ровным и равнодушным голосом. Я хотела, чтобы она поверила мне, потому что у меня не было никакого желания стрелять в нее, доказывая, что я говорю серьезно.

Ее глаза расширились и она отпустила волосы Деллы. Уголком глаза я заметила, что Делла быстро отошла.

— Ты хоть знаешь, кто я? Я могу уничтожить тебя. Твоя задница сядет в тюрьму на очень долгий срок за это, — прорычала она, хотя я слышала страх в ее голосе.

— Здесь темно и нас только трое. Ты не решишься на это. Кровотечение, синяки Деллы, а также наши слова против твоих. Мне все равно, кто ты. Это не выглядит хорошо для тебя.

Она еще немного отошла от меня, продолжая смотреть на мой пистолет.

— Мой папа узнает об этом. Он поверит мне, — сказала она дрожащим голосом.

— Хорошо. Мой муж тоже узнает об этом и поверь, он будет чертовски уверен во мне.

Женщина испустила жесткий сердитый смешок и покачала головой.

— Мой папа может купить этот город. Ты связалась не с той женщиной.

— Действительно? Ну так докажи это, потому что прямо сейчас ты смотришь на женщину с заряженным пистолетом, которая может попасть в движущуюся цель. Так что пожалуйста… докажи это.

Делла свернулась в калачик, обхватив колени, в то время как сидела и молча наблюдала за нами.

— Кто ты? — спросила женщина, впервые принимая меня всерьез.

— Блэр Финли, — ответила я.

— Дерьмо. Раш Финли женился на деревенщине с пистолетом. В это трудно поверить, — выплюнула она.

— Я бы поверил. Она держит чертов пистолет, — сказал Раш позади меня.

Глаза женщины расширились.

— Ты что, шутишь? В этом городе одни ненормальные. Все вы.

— Ты в темноте избивала невинную женщину из-за мужчины, — напомнила я ей. — Так что ты единственная ненормальная здесь.

Женщина подняла руки вверх.

— Отлично. С меня хватит. Хватит, — выкрикнула она и пошла в сторону стоянки. Я опустила пистолет и поставила его обратно на предохранитель перед тем, как передать его Рашу, а затем подбежала к Делле. Ее большие голубые глаза расширились в недоверии.

— Ты на самом деле только что наставила на нее пушку? — спросила она, в ее голосе слышался страх.

— Она избивала тебя и тягала за волосы, — напомнила я ей. Она закрыла лицо ладонями и испустила краткий смешок.

— Обожемой. Она сумасшедшая. Клянусь, я начала думать, что она будет избивать меня до тех пор, пока я не потеряю сознание. Я продолжала думать, что скоро вырублюсь, и тогда она сделает мне действительно очень больно. — Она взглянула на меня. — Спасибо.

Я протянула к ней руку.

— Ты можешь встать? Или ты хочешь посидеть здесь, пока я позвоню Вудсу? — она положила ладонь в мою.

— Я хочу встать. Мне нужно встать, — сказала она.

Я подняла ее.

— У тебя есть телефон?

Она кивнула и вытащила его из сумочки. Я ждала, пока она набирала Вудса.

— Эй.

— Вообще-то, не совсем. Я столкнулась с Анджелиной.

— Нет… нет… она ушла. Ах, появилась Блэр и… э, напугала ее.

— Блэр все еще здесь, также, как и ее муж.

— За автостоянкой.

— Хорошо. И я тебя люблю.

Она отключилась и посмотрела на меня через густые ресницы.

— Он уже едет.

— Хорошо. Мы подождем его с тобой. — Я открыла сумочку и вытащила влажные салфетки. Теперь я была мамочкой, так что всегда носила их с собой. — Хочешь вытереть кровь с губы до того, как он приедет сюда и направится за Анджелиной?

Делла кивнула и взяла у меня салфетку.

— Спасибо.

Я обернулась, чтобы взглянуть на Раша, который пристально наблюдал за мной, но не проронил ни слова.

Две фары появились на дороге и машина ударила по тормозам прямо возле того места, где мы стояли. Вудс выпрыгнул из грузовика и подбежал туда, где вместе со мной стояла Делла.

— Проклятье! — прорычал он, заключая ее в объятия. — Боже, детка, мне так жаль. Она за это заплатит, — заверил он ее, пока его руки пробежались по ней, проверяя, в порядке ли она.

— Все нормально. Думаю, Блэр спугнула ее, — сказала Делла, прижавшись к его груди. Вудс посмотрел на меня и нахмурился.

— Что сделала Блэр? — спросил Вудс.

— Она наставила на нее пистолет и угрожала продырявить ее уши, — сказала Делла.

Вудс выгнул бровь.

— Значит, Алабама опять достала свою пушку? Спасибо, Блэр, — сказал он перед тем, как поцеловать макушку Деллы и прошептал ей в волосы слова, предназначенные только для нее.

— Я рада, что нашла их. Тебе нужно сделать что-нибудь с той бабой; она чокнутая сучка, — сказала я, прежде чем вернуться к Рашу. Он приобнял меня за талию и удерживал рядом с собой.

— Спасибо тебе, — выкрикнула Делла.

— Пожалуйста, — ответила я, а затем мы вместе с Рашем пошли на наше парковочное место.

— Я не смогу ждать до завтра. Ты все испортила, когда стояла там, как настоящая засранка, с пушкой, нацеленной на Анджелину. Я подумал, что кончу в чертовы джинсы, когда ты сказала ей, что можешь продырявить ей уши. Так что сегодня ночью я поимею киску этой милой маленькой засранки.

Я попыталась укусить себя за губу, чтобы не засмеяться, но не удержалась.

Раш усмехнулся.

— Рад, что ты согласна, что нам не за чем больше ждать. Я готов потеряться опять в своем кусочке Рая.

Я остановилась и встала на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку.

— Я люблю тебя, Раш Финли.

— Хорошо, потому что я не отпущу твою сексуальную задницу слишком далеко от меня когда-либо опять.

— И когда же наступит это «когда-либо»?

— Очень не скоро. Я хочу, чтобы ты была со мной рядом… навечно.

Дополнительная глава от лица Раша

«Первый раз»

— Эта комната — основная причина, почему я попросил маму купить этот дом. Даже в десять лет я знал, что эта комната особенная, — сказал я Блэр, обнимая ее за талию. Я не собирался говорить ей что-то настолько личное. Особенно о маме. Мне нужно было быть осторожным.

— Она неимоверна, — ответила она шепотом. Мне нравилось, как звучит ее голос. Вечно бы слушал ее. Я никогда не делился этим с другими, потому что знал, что они не поймут. Но Блэр понимала.

— В тот день я позвонил моему папе и сказал, что нашел дом, в котором хочу жить. Он перевел маме деньги и она купила его. Ей понравилось расположение, так что в этом доме мы проводили каждое лето. У нее есть собственный дом в Атланте, но ей больше нравиться здесь.

Желание, чтобы она узнала больше обо мне, было настолько сильным, что это было рискованно. Неправильно, что она была здесь. Но я не мог больше держаться от нее на расстоянии. Я пытался. Но у меня ничего не получалось.

— Я бы никогда не захотела уехать отсюда, — ответила она.

Я не мог продолжать разговаривать с ней об этом. Чем больше я позволял ей, тем больше рыл себе могилу. Это может быть только на физическом уровне. Я не мог доверять себе, учитывая, что сходил с ума от одной ее улыбки. Но мне так хотелось взять ее в другие мои места и показать, почему я люблю их. Я наклонил голову и поцеловал мягкую кожу у ее уха.

— Ах, но ты не видела мой коттедж в Вейле или квартиру на Манхэттене, — прошептал я, заставляя ее дрожать.

Вот как должно все быть. Мы оба чувствовали желание и мы действовали. Я развернул ее, чтобы она оказалась перед кроватью.

— А это моя кровать, — сказал я ей, подводя ее к кровати, при этом направляя ее бедра. Ее тело было напряжено под моими руками. Мне не нравилось это. Я не хотел, чтобы она боялась меня. Я нуждался в маленькой доверительной улыбке. Сегодня ночью все должно быть по обоюдному согласию.

— Блэр, даже если все, что мы будем делать, так это целоваться или просто лежать и разговаривать, то все хорошо. Я просто хочу, чтобы ты была здесь. Возле меня, — и чертовски сводя меня с ума.

Блэр повернулась и посмотрела на меня.

— Ты не имеешь это в виду. Я видела Раша Финли в действии. Ты не приводишь девушек в свою комнату, рассчитывая на простой разговор. — Теплота в ее голосе не соответствовала тому, что отражалось в ее глазах. Я мог сказать, что это беспокоило ее.

— Я вообще не привожу сюда девушек, Блэр.

Она смущенно сдвинула брови и уголки ее губ дернулись, что было очень заманчиво. Я хотел поцеловать их.

— В вечер, когда я приехала сюда, ты сказал, что твоя кровать была занята, — медленно сказала она, как будто не была уверена, стоит ли упоминать ту ночь. Я был так груб с ней тогда. Если бы только она понимала почему.

— Да, потому что в ней спал я. Я не привожу девушек в мою спальню. Не хочу портить это место бессмысленным сексом. Мне здесь нравится.

— На следующее утро девушка все еще была здесь. Ты оставил ее в постели и она пошла искать тебя в одном нижнем белье.

Она ничего не забыла. Я не смог сдержать улыбку.

— Первая комната справа принадлежала Гранту, пока наши родители не развелись. Теперь я использую ее как холостяцкую комнату. Вот куда я водил девушек. Не сюда. Сюда — никогда. Ты первая. Ну, я разрешаю Генриетте приходить сюда раз в неделю для уборки, но уверяю тебя, между нами ничего нет.

Напряжение, казалось, покинуло ее тело, когда я начал выводить пальцем маленькие круги на ее спине. Мне нравилась шелковистость ее кожи. Я бы многое сделал, чтобы она позволила мне прикоснуться к другим местам и узнать, были ли они так же нежны.

— Поцелуй меня, пожалуйста, — тихо попросила Блэр, а потом прижалась своими губами к моим. Это было то, в чем я нуждался.

Я подтолкнул ее назад, пока она не упала на кровать, а потом накрыл ее тело своим. Ее рот был таким сладким и горячим. Я не мог точно определить, какая на вкус была Блэр. Я провел руками вниз по ее телу, пока не нашел колени, а потом потянул их, раскрывая так, чтобы я мог разместиться между ними. Вот где мне нужно было быть. Крепко спрятавшись в ее тепле.

Руки Блэр стали неистово тянуть мою рубашку, зажимая в ее маленьких руках и дергая. Я знал чего она хотела и был более чем счастлив помочь ей в этом. Откинувшись назад, я стянул рубашку и отбросил ее в сторону. Ее руки тут же оказались на мне. У меня на руках, она пробежалась по моей груди, а потом потерлась пальцами о мои соски, вызывая у меня легкое головокружение. Я не мог дышать достаточно глубоко, чтобы успокоиться. Я хотел, чтобы она была голой и я хотел быть внутри нее. Сейчас.

Мои руки дрожали от желания, пока я пытался расстегнуть ее рубашку. Я собирался сорвать ее. Блэр начала помогать мне. Если бы я не был так чертовски тверд, то смутился бы от того, что, был так настойчив.

Как только рубашка расстегнулась, я раздвинул ее и потянул вниз ее бюстгальтер, пока самая красивая пара сисек не выскочила на свободу. Ее соски напоминали маленькие красные леденцы. Я хотел попробовать каждого из них и провести время, наслаждаясь ощущением их в моем рту. Но я не думаю, что мог успокоиться настолько, чтобы пойти таким медленным путем.

Я сильно потянул за сосок, желая запомнить, как сладок он на вкус, когда она, задрожав, вскрикнула.

Выпустив ее сосок, я двинулся вниз, к ее юбке. Я не был уверен, что она не положит этому конец. И если она так и сделает, то мне будет нужен холодный душ, хотя я сомневаюсь, что он мне поможет. Не отрывая взгляда от ее глаз, я стянул ее юбку и трусики. Я искал любой признак страха или неуверенности. Было бы чертовски невозможно остановиться, но я бы нашел способ.

Она приподняла бедра, помогая мне. Это было многообещающе. Я откинулся назад и поманил пальцем, чтобы она приподнялась. Я хотел избавиться от ее рубашки и бюстгальтера. Не задавая никаких вопросов, она выпрямилась. Я снял рубашку и бюстгальтер, а потом бросил их в сторону. С трудом сглотнув, я снова почувствовал себя подростком, который впервые занимается сексом.

— Ты, голая в моей постели, и это еще более невероятно красиво, чем я думал… и поверь мне, я думал об этом. Много.

Я подвинулся обратно к ней и, дразня мой пульсирующий член, прижался к ее теплу. Это было слишком хорошо.

— Да! Пожалуйста! — выкрикнула она, царапая меня. Так невероятно горячо. Я сделал глубокий вдох и попытался напомнить себе, что мне стоит действовать немного медленнее.

Если я собираюсь похоронить себя глубоко внутри нее сегодня ночью, то ей нужно быть готовой. Я ничего не мог сделать с болью, но я мог заставить ее чувствовать себя действительно чертовски хорошо в ее первый раз. Я двинулся вниз по ее телу, целуя внутреннюю часть ее голого бедра, а затем поднял глаза и увидел удивление на ее лице, когда высунул язык и пробежался по ее опухшему клитору.

— РАШ! — выкрикнула она, когда ее руки дико схватили простыни. Услышав, что она простонала в удовольствии мое имя, сердце в моей груди забилось сильнее.

— Боже, ты такая сладкая, — сказал я ей, прежде чем попробовать еще. Я не лгал ей. Она действительно была вкуснее всего, что я когда-либо пробовал. Невинность была в новинку для меня. И это чертовски опьяняло.

— Раш, пожалуйста, — прохныкала она.

Слыша, как она умоляет меня, я захотел сохранить этот момент в памяти до конца своих дней.

— Пожалуйста что, детка? Скажи мне, что именно ты хочешь.

Она покачала головой, умоляя без слов. Отчаяние в ее глазах почти заставило меня отпустить ее, но я хотел услышать, как она скажет это.

— Я хочу услышать это от тебя, Блэр, — сказал я ей, желая снова ее попробовать.

— Пожалуйста, вылижи меня снова, — попросила она. Чудо, что я не кончил в штаны.

— Проклятье, — простонал я, прежде чем запустить язык внутрь нуждающейся маленькой киски, которая очаровала меня. Я хотел, чтобы она кончила. Я нежно посасывал ее клитор и она затихла, а потом задрожала против моего рта, выкрикивая мое имя снова и снова.

Мое терпение истекло. Сдернув штаны, я одел презерватив, пока она не отошла от оргазма. Когда она открыла глаза, я пододвинулся к ней.

— Мне нужно быть внутри. Я одел презерватив, — прошептал я ей на ухо, пока разводил в стороны ее колени, и прижался к ее входу.

— Черт, ты такая влажная. Будет трудно промахнуться. Я постараюсь войти медленно. Обещаю. — Я использовал каждую каплю силы воли в моем теле, чтобы не войти в нее одним сильным толчком. Ей не нужно этого. Ее ноги еще приоткрылись и она подняла бедра так, чтобы я мог скользнуть дальше в нее.

— Не двигайся. Пожалуйста, детка, не двигайся, — попросил я, разрушая сопротивление и нажимая, пока не почувствовал останавливающий меня барьер. — Вот. Я сделаю это быстро, но остановлюсь, как только окажусь внутри, чтобы ты привыкла ко мне.

Все мое тело дрожало, пока я готовил себя к тому, что сделаю ей больно и, в то же время, отправлю себя на небеса. Закрыв глаза, я сильно толкнулся и Блэр закричала, прижимаясь ко мне. Я замер. Я хотел двигаться в ней, как ненормальный, но я беспокоился, что ей было больно. Черт, я беспокоился.

— Хорошо. Я в порядке, — заверила она меня.

Заставив глаза открыться, я посмотрел на нее сверху.

— Ты уверена? Потому что детка, я хочу двигаться так чертовски быстро.

Она кивнула и я не стал переспрашивать. Мне нужно было двигаться. Отстранившись, я снова погрузился, ожидая, что Блэр закричит или будет просить, чтобы я остановился.

— Больно? — спросил я не двигаясь.

— Нет. Мне нравится, — сказала она, переместившись подо мной.

Со следующим толчком она застонала и шире раздвинула ноги.

— Нравится? — спросил я, не в состоянии оторвать своих глаз от ее. Она была прекрасна. Она погубит меня. Всецело.

— Да. Так хорошо ощущается.

Выбросив все из головы, я работал в направлении моего освобождения. Она так хорошо ощущалась. Так туго. Так горячо. Я не мог насытиться.

— Да. Боже, ты невероятна. Так туго. Блэр, ты чертовски тугая, — мысли лились из моих уст, пока приближалось освобождение.

Она подтянула колени и прижала их к моим бедрам, от чего мои проникновения стали еще глубже. Я собирался кончить.

— Ты близко, детка? — Боже, пожалуйста, пусть она вот-вот кончит.

— Думаю, да, — сказала она тихо и я знал, что я почти у цели. Протянув руку, я потер большим пальцем ее клитор. Ей нужно было кончить.

— АХ! Да, тут, — выкрикнула она, цепляясь за мои руки. Перед глазами все расплылось и я взорвался. Из моей груди вырвался рык и в тот момент я знал, что хочу еще. И еще.

Дополнительная глава от лица Раша

«История бутерброда с арахисовым маслом»

— Можешь не быть таким хорошим, ради одного поцелуя? Пожалуйста? — от этих слов я не спал всю чертову ночь. Я не имел никакого понятия, как, черт возьми, я ушел из той маленькой комнаты. Это не было похоже на то, что я отказал девушке. Особенно той, которую я хотел, а я хотел Блэр до такой степени, что это причиняло боль. Она была в каждой моей мысли. Мне нужно прекратить это. Я больше не могу позволять ей этого. Она не знала правды. Я должен был защитить себя и ее. Мои чувства к ней и так уже были слишком опасны.

Насколько сильно я хотел рассказать ей о Нан, настолько я не мог сделать это. Она возненавидит меня, ведь сейчас я был слишком далек для нее. Я не мог жить с ненавидящей меня Блэр. Я оглянулся на закрытую дверь кладовой. Прощальный комментарий Блэр прошлой ночью о том, что она нежеланный гость, взбесил меня. Я собирался изменить это. Может, я еще не готов переселить ее наверх, но я могу поесть вместе с ней. Я не был уверен, что она ест по утрам, но пока она спала сегодняшним поздним утром, у меня было время, чтобы приготовить ей завтрак.

Позади меня открылась дверь в кладовую и я снова оглянулся, чтобы увидеть, как Блэр с удивлением смотрит на меня. Вчера вечером все закончилось не очень хорошо. И этим утром я собирался исправить это.

— Доброе утро. Должно быть, у тебя сегодня выходной.

Не двигаясь, она натянуто улыбнулась.

— Хорошо пахнет, — ответила она.

— Достань две тарелки. А я пока сниму бекон, — я собирался смягчить ее. Я знал, что она все еще сходит с ума от того, что я оставил ее вчера вечером, но я проклинал не ее за это. А себя.

— Спасибо, но я уже поела, — ответила она, а потом закусила нижнюю губу, когда посмотрела на бекон. Что, черт возьми, это значит? И когда бы она поела? Я был здесь уже два часа и за это время она не выходила из своей комнаты.

Я положил лопатку, которой пользовался до этого, и переключил свое внимание с бекона на нее.

— Как ты уже поела? Ты же только что проснулась. — спросил я, внимательно наблюдая за ней на тот случай, если она решила не говорить мне всей правды. Если она не хотела есть со мной или из-за каких-то нелепых девичьих проблем, то она могла бы соврать мне.

— У меня в комнате есть арахисовое масло и хлеб. Я съела бутерброд, прежде чем выйти.

Что, черт возьми, она только что сказала?

— Почему ты хранишь арахисовое масло и хлеб в своей комнате? — спросил я.

Мгновение она нервно покусывала губу, а потом вздохнула.

— Это не моя кухня. Так что я храню все мои вещи в моей комнате.

Она хранила все вещи у себя в комнате? Подождите… что?!

— То есть, ты хочешь сказать, что все то время, пока ты здесь, ты ела только хлеб с арахисовым маслом? И все? Ты покупаешь их, хранишь в своей комнате и это вся твоя еда? — у меня в животе образовался болезненный узел, которого я не чувствовал с тех пор, как был ребенком. Если она скажет мне, что все, что она ест, это бутерброды с арахисовым маслом, то я взорвусь. Неужели я заставил ее думать, что она не может есть мою еду? ЧЕРТ!

Она медленно кивнула. Сейчас ее большие глаза были еще больше. Я мудак. Нет… я хуже, чем мудак.

Ударив ладонями по столешнице, я сосредоточился на беконе, пока пытался, черт возьми, взять себя в руки. Это моя вина. Черт, это я во всем виноват. Она никогда не жаловалась, в то время как любая другая женщина на планете делала бы именно это. И она каждый день ела чертовы бутерброды с арахисовым маслом. Моя грудь болела. Я не мог больше так поступать. Я пытался. Пытался держать ее на расстоянии.

— Иди, собери свои вещи и перебирайся наверх. Выбери любую комнату слева по коридору, какую ты захочешь. И выброси это чертово арахисовое масло и ешь все, что тебе нравится в этот кухне. — сообщил ей я.

Она не сдвинулась с места. Почему она не слушает меня?

— Блэр, если ты хочешь остаться здесь, то двигай свою задницу вверх по лестнице. А потом спускайся и съешь что-то из этого гребаного холодильника, чтобы я видел. — Прорычал я и она застыла от моей реакции. Мне нужно успокоиться. Я не хотел пугать ее, я просто хотел, чтобы она перебралась наверх, черт возьми. И съела немного бекона!

— Почему ты хочешь, чтобы я перебралась наверх? — спросила она тихо.

Прежде чем снова посмотреть на нее, я положил последний кусок бекона на бумажное полотенце. Мне было физически больно смотреть на нее. Знание, что я относился к ней так плохо и она принимала это, делало мое дыхание чертовски трудным.

— Потому что я хочу этого для тебя. Я не хочу ложиться в кровать по ночам и думать, что ты спишь под лестницей. Теперь я знаю, что там ты в одиночестве ешь эти чертовы бутерброды с арахисовым маслом и это немного больше, чем то, с чем я могу справиться. — сказал я.

На этот раз она не стала спорить. А повернулась и пошла в кладовую. Я стоял и ждал, пока она не вернулась, неся в одной руке свой чемодан, а в другой банку арахисового масла и буханку хлеба. Не глядя на меня, она оставила банку и хлеб на столешнице, а потом направилась в сторону коридора.

Я уцепился за край столешницы, чтобы не схватить банку арахисового масла и не запустить ее в стену. Мне хотелось что-то разбить. Внутри снова поселилась боль и мне нужно было что-то повредить, чтобы облегчить гнев. Гнев, который был полностью направлен на меня, потому что я полное ничтожество.

— Я не должна перебираться наверх. Мне нравится эта комната, — тихий голос Блэр ворвался в мои мысли и мне пришлось еще крепче вцепиться в край столешницы. Она ни в чем не виновата, а я так плохо с ней обращался. Никогда не прощу себе этого.

— Тебе принадлежит одна из комнат наверху. А не та, что под лестницей. Она никогда не должна была тебе принадлежать, — ответил я, не смотря на нее.

— По крайней мере, скажи мне, какую комнату взять? Я чувствую, что неправильно, если я буду выбирать. Это не мой дом.

Я напугал ее. Еще одна вещь, которую она не заслужила. Я отпустил столешницу и посмотрел на нее. Казалось, она была готова в любую минуту сбежать обратно в кладовую.

— Все комнаты слева — это комнаты для гостей. Их три. Думаю, в последней тебе понравится вид из окна. Она выходит на океан. Средняя комната вся белая с бледно-розовыми акцентами. Она напоминает мне тебя. Так что иди и выбирай. Какую захочешь. Займи ее, а потом спускайся сюда и поешь.

— Но я не голодна. Я только что поела…

— Если ты снова скажешь, что ты ела то чертово арахисовое масло, то я швырну его в стену. — Гребаная мысль об этом взбесила меня. Я глубоко вдохнул и сосредоточился на том, чтобы говорить спокойно. — Блэр, пожалуйста. Приди и поешь что-то, ради меня.

Она кивнула и поднялась по лестнице. Мне стоило бы взять ее чемодан, но я знал, что прямо сейчас она не хотела, чтобы я был рядом. Ей нужно было сделать это в одиночестве. Я просто вел себя как сумасшедший. Я вымыл сковороду, на которой готовил бекон. Как только все было убрано, но Блэр еще не спустилась, выбрав себе комнату, я достал из шкафчика большую тарелку и положил в нее яичницу с беконом, а потом сел за стол. Она могла есть с моей тарелки.

Блэр вошла в комнату и подняв голову, я увидел, что она смотрела на меня.

— Ты выбрала комнату? — спросил я.

Она кивнула и подошла, встав по другую сторону стола.

— Да. Думаю, да. Ты сказал, что одна из них с великолепным видом, она … сине-зеленая?

— Да, это она. — я не смог сдержать улыбку. Мне понравилось, что она выбрала именно ту комнату, о которой я думал. Даже если эта комната ближе всех к моей.

— И все в порядке, если я останусь в этой комнате? Она действительно красивая. Я бы хотела жить в этой комнате, если бы это был мой дом. — Она все еще не была уверена, что я не передумаю и не отправлю ее обратно под лестницу.

Я ободряюще улыбнулся.

— Ты еще не видела мою комнату. — Я сказал «еще». Я не уступал. — Моя занимает весь верхний этаж. — Объяснил я.

— Ты имеешь в виду все те окна? Это все одна большая комната? — Было трудно не заметить благоговение в ее голосе. Я покажу ей ее, прежде чем все закончится. Я был слабее, чем думал.

— Да, — был мой ответ.

Я съел кусок бекона, пока пытался исправить мои, сбившиеся с пути, мысли о Блэр в моей комнате. Это никогда не было бы хорошей идеей.

— Ты уже разложила свои вещи? — спросил я, пытаясь думать о чем-то другом. О чем угодно кроме этого.

— Нет, я хотела удостовериться, что поняла тебя правильно, прежде чем распаковываться. Вероятно, я должна просто хранить все в чемодане. К концу следующей недели я буду готова съехать. У меня хорошие чаевые в клубе и я сохранила большую часть.

Нет. Она не могла жить одна. Это не безопасно. Она думала, что ей нужно уехать из-за меня. Ее жалкий отец даже не позвонил, чтобы проверить ее. У нее никого не было и она была так чертовски ранима. Кто-то должен был защищать ее. Она не уедет из этого дома. Я не мог перестать думать, что кто-то причинит ей боль. Я смотрел на пляж за окном, надеясь успокоиться, но паника поселилась во мне от одной мысли, что все закончится и она будет жить одна.

— Блэр, ты можешь оставаться столько, сколько хочешь, — заверил ее я. Мне нужно было, чтобы она была здесь.

Она не ответила. Я вытащил стул возле меня.

— Присаживайся рядом и съешь немного бекона.- Она медленно села и я подтолкнул тарелку к ней. — Ешь, — сказал я ей.

Она подцепила кусок бекона и откусила. Ее глаза трепетали, заставляя ее ресницы раздуваться над ее скулами. Черт, это было так сексуально. Я снова пододвинул к ней тарелку.

— Съешь еще.

Она улыбнулась мне, как будто нашла в этом что-то забавное, и боль внутри меня ослабилась. Я мог задержать ее здесь. Я бы сделал так, чтобы она никогда не захотела уезжать.

— Какие у тебя планы на сегодня? — спросил я ее.

— Пока не знаю. Я подумала, что, возможно, могу подыскать себе квартиру.

Боль внутри снова усилилась. Черт, она не будет искать себе квартиру.

— Перестань говорить о переезде, хорошо? Я не хочу, чтобы ты уезжала, пока наши родители не вернутся. Тебе нужно поговорить с твоим отцом, прежде чем ты съедешь и начнешь жить одна. Это не совсем безопасно. Ты слишком молода.

Она рассмеялась. Мягкий музыкальный звук, что я слышал, был слишком коротким.

— Я не маленькая. Что с тобой и моим возрастом? Мне девятнадцать. Я большая девочка. Я могу жить в безопасности и одна. Кроме того, я могу попасть в движущуюся цель лучше, чем большинство полицейских. Мои навыки в оружии довольно внушительны. Так что прекращай говорить об опасности и молодости.

Мысль о Блэр с пистолетом в одно и то же время и возбудила, и испугала меня. Насколько сексуально это звучало, настолько я беспокоился, что она может причинить себе вред.

— Так что, у тебя действительно есть пистолет?

Она улыбнулась и кивнула.

— Я думал, что Грант просто смеется. У него иногда такое отстойное чувство юмора.

— Нет. В мой первый вечер здесь, он испугал меня и я направила его на него.

Теперь я посмеялся над этим.

— Я бы с удовольствием посмотрел на это.

Она только улыбнулась и опустила голову. Она не смотрела на меня и я знал, что воспоминания о ее первом вечере здесь не были приятными.

— Я не хочу, чтобы ты оставалась здесь только потому, что ты еще молода. Я понимаю, что ты вполне можешь позаботиться о себе, или по крайней мере, ты думаешь, что можешь. Я хочу, чтобы ты осталась здесь, потому что … Мне нравиться, когда ты здесь. Не уходи. Подожди, пока не вернется твой отец. Кажется, вам двоим необходимо встретиться и поговорить. А потом решишь, что тебе делать дальше. А сейчас, как на счет того, чтобы подняться наверх и распаковать вещи? Подумай, сколько денег ты можешь сэкономить, пока будешь здесь жить. Когда ты решишь съехать, у тебя уже будет вполне приличный банковский счет. — Я только что сказал больше, чем хотел. Но мне нужно было, чтобы она осталась.

— Хорошо. Если ты действительно так считаешь, то спасибо.

Меня начали дразнить мысли о ней, голой и в моей кровати. Я не мог позволить этому случиться. Я должен помнить о Нан. И о том, что все это значило для Блэр. В конце концов она возненавидит меня.

— Я так считаю. А также то, что наша дружба все еще в силе, — сказал я ей.

— Согласна, — ответила она. Я не хотел, чтобы она соглашалась. Я бы хотел, чтобы она умоляла меня, точно так же, как вчера вечером. Потому что в этот момент я был слаб, чтобы отказать. Я выбросил из головы все эротические мысли о Блэр. Я сойду с ума, если буду думать об этом.

— Кроме того, пока ты здесь, ты будешь есть еду в этом доме.

Она покачала головой.

— Блэр, я не буду с тобой спорить. Я имею в виду именно это. Ешь мою чертову еду.

Она встала и окинула меня решительным взглядом.

— Нет. Я буду есть то, что куплю. Я не… я не похожа на моего отца.

Черт. И опять это все моя чертова вина. Встав, я посмотрел прямо ей в глаза.

— Думаешь, теперь я этого не знаю? Ты спала в чертовом чулане для метел и не жаловалась. Ты убирала после меня. Ты не питаешься должным образом. Я знаю, что ты ничем не похожа на своего отца. Но ты гость в моем доме и я хочу, чтобы ты ела на моей кухне и воспринимала его как свой.

Блэр немного расслабила свои напряженные плечи.

— Я буду класть мои продукты в твоей кухне и есть их здесь. Так лучше?

НЕТ. Не лучше. Я хотел, чтобы она ела мою еду!

— Если ты собираешься покупать только арахисовое масло и хлеб, то нет. Я хочу, чтобы ты питалась должным образом.

Она начала качать головой и, потянувшись, я схватил ее за руку.

— Блэр, я буду счастлив, если буду знать, что ты ешь. Раз в неделю Генриетта покупает столько продуктов, чтобы их хватило на все мои вечеринки. А это более чем достаточно. Пожалуйста. Ешь. Мою. Еду.

Она закусила нижнюю губу, но уже после того, как захихикала. Черт, это так мило.

— Ты смеешься надо мной? — спросил я, улыбаясь про себя.

— Да. Немного, — ответила она.

— Означает ли это, что ты будешь есть мою еду?

Все еще улыбаясь, она тяжело вздохнула.

— Только если ты позволишь мне платить тебе каждую неделю.

Я отрицательно покачал головой, и, высвободив руку, она начала уходить. Чертова упрямая женщина!

— Куда ты идешь? — спросил я ее.

— Мне надоело с тобой спорить. Я буду есть твою еду, только в том случае, если буду платить за нее. Это единственное, на что я соглашусь. Так что либо соглашайся, либо нет.

Я зарычал, но согласился.

— Ладно, хорошо. Заплатишь мне.

Она взглянула на меня.

— Я собираюсь пойти распаковать вещи. Потом я приму ту большую ванну, а потом я не знаю. У меня нет планов до вечера.

До вечера?

— С кем? — спросил я, не уверенный, что хочу услышать ответ.

— С Бети, — ответила она.

— С Бети? Это девушка на гольф-каре, с которой путается Джейс? — мне действительно не понравился этот ответ. Бети ни о чем не беспокоилась. Она напьется и забудет о Блэр. Мужчины могут причинить ей боль… нет. Она не пойдет без меня. Кто-то должен защитить ее сексуальную задницу.

— Поправочка. Девушка на гольф-каре, с которой раньше путался Джейс. Она поумнела и двигается дальше. Сегодня вечером мы собираемся в дешевый бар, чтобы подцепить себе трудолюбивых парней, которые зарабатывают себе на жизнь физическим трудом. — Ответила она, а потом развернулась и поспешила вверх по лестнице.

Этот разговор еще не закончился.